Пенсионный советник

«Мы играем по правилам, именно поэтому сталкиваемся с проблемами»

Зальцбургер «Газете.Ru» о планах Lee и Wrangler в России

Екатерина Брызгалова 24.10.2011, 11:37
Карл Хайнц Зальцбургер, президент VF International vfc.com
Карл Хайнц Зальцбургер, президент VF International

Карл Хайнц Зальцбургер, президент VF International, рассказал «Газете.Ru» о трудностях с российской таможней, попытках обмануть фальсификаторов и о том, почему он хотел бы видеть Россию в составе ВТО.

— Какие у вас ориентиры по развитию бизнеса в России?

— Наша задача заключается в том, чтобы достичь 10-процентного роста за год, чтобы к 2015-му увеличить оборот до $12,7 млрд. Пока нам это удается. На сегодняшний день продажи на американском рынке составляют 70% и 30% приходится на остальные рынки.

Мы собираемся изменить эту ситуацию и рассчитываем, что к 2015 году это соотношение составит 60% к 40%, так как ожидаем более бурного роста продаж за пределами США. Да, самым быстрорастущим рынком на данный момент является Китай, в котором мы тоже планируем увеличить свои продажи. Но Россия может для нас стать самым крупным рынком в Европе, учитывая растущие доходы россиян.

В ближайшие несколько лет мы собираемся запустить много торговых проектов в России, принести новые бренды на рынок.

— Но пока собственных магазинов нет?

— Мы в России присутствуем уже давно. Lee и Wrangler — это два бренда, которые вышли на российский рынок самыми первыми. Я не помню, сколько магазинов у нас было открыто, но во время кризиса 2008 года нам пришлось их закрыть. И мы изменили нашу стратегию работы в России, начали выстраивать полностью партнерские отношения. Поэтому у нас сейчас нет собственных магазинов здесь, но в будущем мы планируем открыть несколько.

— У вас есть в планах открытие производства?

— Нет. У нас единственная фабрика по производству одежды в США, также уже много лет работает фабрика в Турции. Что касается остальных брендов, то мы разрабатываем новые модели, а затем передаем их на условиях аутсорсинга другим компаниям.

— Чем отличается менталитет российских потребителей от потребителей в других странах?

— Очень трудный вопрос. Сейчас потребители по всему миру похожи друг на друга. Это связано с влиянием интернета. Каждый желающий может зайти на сайт любой компании, изучить внимательно модели бренда, стоимость и выбрать то, что ему больше всего подходит. Конечно, в странах, где мы присутствуем, есть различия. Это зависит от того, каким образом мы продаем продукцию и через какие каналы сбыта. В основном это магазины розничной торговли, но в некоторых странах предпочитают оптовую торговлю. Очень важно, где находится страна. В Центральной и Северной Европе большим спросом пользуется одежда более консервативных оттенков, в других странах люди предпочитают другие модели, другие цвета. В некоторых странах потребители внимательно следят за модой, а где-то не очень.

— Работать в Европе легче?

— Я считаю, что Россия – это часть Европы. Да, мы более длительное время работаем на рынках Европы, и, конечно, у нас больше опыта работы в таких европейских странах, как Германия, Италия и Франция. Да, сейчас сложные времена, но в долгосрочном периоде Россия должна стать самым большим потребительским рынком в Европе.

— Возникают специфические трудности?

— Мы столкнулись с проблемой логистики, сейчас ситуация улучшается, но тем не менее... Также появляются сложности на таможне.

Наша компания играет всегда по правилам — мы все всегда стараемся правильно оформлять, именно поэтому сталкиваемся с определенными проблемами.

Но я надеюсь, что со временем ситуация нормализуется: мы уже видим некоторые улучшения в России. И впоследствии ситуация станет такой же, как на рынках в Европе.

— С какими конкретными проблемами приходилось сталкиваться на таможне?

— Я не специалист по этому вопросу, мне сказал об этом мой коллега. Возможно, там возникли какие-то проблемы с документооборотом.

— Как отличаются цены в России от цен в Европе и США?

— Обычно мы стараемся придерживаться одинаковых цен во всех странах. Потребители прекрасно знают о том, что происходит на рынке, и мы пытаемся сделать так, чтобы цены в Европе, Азии и США особенно не колебались. Да, иногда приходится изменять цены, но это зависит от курсов валют, либо разными могут быть налоги и таможенные пошлины. И поэтому не во всех странах одежда стоит одинаково, хотя мы стараемся минимизировать различия в цене. Это касается не только разницы в ценах в между Европой и Россией, но и разницы в ценах между Европой и США.

— В России часто подделывают ваши бренды?

— Большая часть подделок приходится на джинсовую одежду. Бренды нашей корпорации представлены на российском рынке с 1970-х годов (1975 – Wrangler, 1980 – LeeJeans), наши марки известны здесь, и именно их больше всего подделывают. На других рынках мы сталкиваемся с этой проблемой, хотя больше всего поддельной продукции все же в Китае. Чем популярнее бренд, тем больше подделок, но постепенно сами потребители начинают видеть разницу между оригинальным брендом и подделками. И выбор всегда за тем, кто покупает.

— Пытаетесь бороться?

— В основном мы прибегаем к юридическим мерам, это постоянный процесс. Что касается джинсов, то у нас есть специальная технология их стирки: мы используем мембрану, которую очень трудно подделать. Поэтому покупатель, который знает о качественном бренде, всегда сможет отличить его от подделки.

— А что вы можете сказать об инвестиционном климате в России: он меняется?

— Мы ведем здесь бизнес уже много лет. И я хотел бы отметить, что в России наблюдается некий голод в отношении брендов. Молодые люди очень любят бренды. По всей Европе сейчас настали очень трудные времена из-за финансового кризиса. Учитывая тот факт, что Россия является частью глобальной финансовой системы, она тоже испытывает подобные трудности.

— Глобальные инвесторы оценили политическую рокировку в высшем руководстве страны?

— Я не комментирую политическую ситуацию, это касается не только России, но и других стран. Я бизнесмен, а не политик.

— Станет ли вам легче работать в России, если Россия вступит в ВТО?

— Думаю, что да. Вступление в ВТО предполагает, что России придется следовать определенным стандартам и правилам, что значительно упростит нам ведение дел здесь.

— Будете менять позиционирование бренда Timberland?

— Мы приобрели компанию Timberland недавно. Это очень интересная для нас компания, потому что 80% ее производства приходится на обувь, а 20% на джинсы. А мы продаем сотни миллионов джинсов, поэтому мы можем помочь им развить это направление. Конечно, мы собираемся приобретать новые бренды, потому что это часть нашей стратегии. Но необходимо, чтобы это было оправданным приобретением как для наших акционеров, потому что мы являемся открытой компанией, так и для наших марок, потому что мы должны поддерживать уровень.

У Timberland есть соглашение о каналах сбыта в России, и мы будем придерживаться этого соглашения. Что касается четырех основных брендов, то эти бренды мы будем напрямую поставлять в Россию. Конечно, мы будем помогать Timberland развиваться в России, но, например, сегодня мы представили далеко не все бренды, которыми мы занимаемся в России. Например, у бренда 7 for all Mankind есть собственная сеть сбыта в России. Вот и получается, что мы не со всеми брендами работаем напрямую.

— Какие у вас планы по созданию новых рабочих мест — и в США, учитывая сложную обстановку, и в России?

— У нас штаб-квартира находится в городе Лугано, мы открыли её в 2005 году. Раньше там работали 100 человек, а сейчас работают около 440 человек. Многие компании мы перевели в Америку, только за последний год мы создали сто рабочих мест. Мы нанимаем людей. В России мы открыли новый офис, и недавно здесь работали всего несколько человек, сейчас работает 35 человек, и мы надеемся, что к концу года будет работать около 50 человек. Пока наблюдается рост, мы будем увеличивать число рабочих мест.

--Носите ли вы одежду своих марок?

— Конечно ношу. Но я стараюсь носить одежду всех наших брендов, потому что, если я буду носить только один бренд, все остальные будут завидовать.

— Как вы делите время между работой и личной жизнью?

— Каждая работа имеет свою цену, и за каждую работу приходится платить. Мне приходится очень много путешествовать, и где-то раз в месяц я езжу в штаб-квартиру в США. Например, вчера вечером я прилетел в Москву, а уже завтра я уезжаю в Нью-Йорк. Но я всегда стараюсь освободить время на выходных, чтобы можно было его провести вместе с моей семьей.

— Вам понравилось в России?

— Понравилось, но уж очень много у вас пробок. Я в России уже в десятый раз, но, к сожалению, я не говорю по-русски, поэтому мне не удается общаться с людьми на их родном языке — только на английском. Я знаю, что у России очень интересная и богатая история, и думаю, что Россию ждет хорошее будущее, потому что здесь много природных ресурсов, отличное образование и очень много молодежи.