ExxonMobil вместо BP

ЕxxonMobil станет партнером «Роснефти» в арктическом проекте стоимостью в $500 млрд

Алексей Топалов 30.08.2011, 19:10
Владимир Путин и глава компании «ЕxxonMobil» Рекс Тиллерсон РИА «Новости»
Владимир Путин и глава компании «ЕxxonMobil» Рекс Тиллерсон

Россия нашла нового партнера для освоения Арктики. Вместо ВР соглашение с «Роснефтью» о стратегическом партнерстве заключила ExxonMobil. Эксперты говорят, что ВР была предпочтительней, так как сделка с ней предполагала также обмен акциями. Но зато теперь для «Роснефти» открываются перспективы на американском рынке.

Партнерство на $500 млрд

Американская ExxonMobil заменит ВР в сделке с «Роснефтью» по Арктике. Об этом заявил во вторник российский премьер-министр Владимир Путин в ходе переговоров с руководством ExxonMobil. В переговорах приняли участие президент американской компании Рекс Тиллерсон, президент российского подразделения ExxonMobil Нил Даффин, российский вице-премьер Игорь Сечин, председатель совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов и президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов.

Стоимость совместного арктического проекта может достичь полутриллиона долларов. «Масштабы инвестиций очень большие. Прямые инвестиции, как я посмотрел по справкам, могут составить от 200 до 300 млрд», — отметил Путин. А если говорить об инфраструктуре, строительстве необходимых сооружений, обустройстве территории, то инвестиции могут дойти до $500 млрд, добавил он. При этом для «Роснефти» открываются хорошие перспективы на американском рынке, подчеркнул российский премьер, обращаясь к Тиллерсону и Даффину :

«Достигнута договоренность о том, что «Роснефть» получит возможность работать на ваших участках, в том числе в США — в Мексиканском заливе и в Техасе».

Exxon принял решение допустить Россию к реализации как минимум шести проектов в США, уточнил позднее Сечин. Конкретный их перечень мы определим совместно, сказал вице-премьер: «Роснефть» «должна сама определиться, в каких проектах ей интересно участвовать, в каких — не очень».

Доля, которую получит «Роснефть» в проектах Exxon на территории США, будет пропорциональна той, которую получит Exxon, работая в российских проектах, добавил Сечин.

Кроме того, соглашение предусматривает создание совместного Арктического центра исследований в Петербурге, подготовку кадров, работу с финансовыми институтами, отметил Путин:

«Это в полном смысле слова стратегическое партнерство». Российское правительство будет всячески содействовать «успешной работе» двух компаний, заверил премьер.

Теперь «начинается новый этап изучения и разработки запасов континентального шельфа РФ», прокомментировал сделку Тиллерсон.

Инвестиции в проект на первом этапе составят $3,2 млрд. Эти деньги пойдут на геологоразведку и освоение трех лицензионных участков «Роснефти» в Карском море и Туапсинского лицензионного участка в Черном море. Этот участок ExxonMobil квалифицировала как «один из наиболее многообещающих и наименее изученных участков мирового шельфа с высоким потенциалом жидких углеводородов и газа».

Участие «Роснефти» в проектах по освоению участков в Карском море и в Черном море составит 66,7%, ExxonMobil — 33,3 %.

«Соглашение о масштабном партнерстве — это стратегический шаг для обеих компаний», — заявили в Exxon.

Вместо ВР

Раньше планировалось, что арктический шельф вместе с «Роснефтью» будет разрабатывать британская ВР.

В середине января компании заключили соглашение, предполагающее обмен акциями (ВР должна была передать «Роснефти» 5% акций, получив взамен 9,5% акций российской компании, пакеты оценивались в $7,8 млрд) и создание совместного предприятия для освоения трех участков в Карском море общими запасами в 5 млрд тонн нефти и 10 трлн кубометров газа.

Первоначальные инвестиции в проект оценивались от $1,4 млрд до $2 млрд. «Сделка года» была предложена вице-премьером Игорем Сечиным, курирующим ТЭК и была одобрена премьер-министром Владимиром Путиным. Но российские акционеры ТНК-ВР — консорциум AAR (Alfa group, Access Industries, Renova – Михаил Фридман, Леонард Блаватник и Виктор Вексельберг) — выступили против, заявив, что альянс BP и «Роснефти» нарушает акционерные соглашения ТНК-ВР. Согласно им, ВР должна вести всю свою деятельность в России исключительно через ТНК-ВР. Стокгольмский арбитраж в мае постановил: обмен акциями между BP и «Роснефтью» возможен, только если ТНК-BP войдет в арктический проект. После этого «Роснефть» расторгла сделку.

«Сделка с ВР была предпочтительнее в связи с тем, что предполагала обмен акциями, это позволило бы «Роснефти» обменять свои казначейские бумаги на долю в ВР, — говорит Борисов. – В случае с Exxon об этом пока речи не идет, но сам факт того, что крупнейшие иностранные компании сохраняют интерес к российскому арктическому шельфу, является сильным позитивом как для России в целом, так и для «Роснефти» в частности».

По оценке Института нефти и газа Северного федерального университета, запасы арктического шельфа составляют около 100 млрд тонн условного топлива (для сравнения, запасы России на суше составляют 7–8 млрд тонн).

«В одиночку «Роснефть» не справилась бы с освоением Арктики, — говорит один из миноритарных акционеров госкомпании. – Для разделения финансовых рисков и рисков по проектам был необходим мировой мейджор, и компания его получила».

За российскими недрами

В начале 2000-х Exxon намеревалась приобрести долю в объединенной компании «ЮКОС-Сибнефть», о чем вела переговоры с менеджментом ЮКОСа. Но объединение не состоялось из-за возбуждения уголовного дела в отношении руководства российской компании.

Сотрудничество с «Роснефтью», которой перешли основные активы ЮКОСа, оказалось совсем иным. Exxon вместе с «Роснефтью» работают на Сахалине в рамках проекта «Сахалин-1» ((Exxon и японской Sodeco принадлежит по 30% проекта, «Роснефти» и индийской ONGC — по 20%). Запасы «Сахалина-1» оцениваются примерно в 300 млн тонн нефти и около 500 млрд кубометров газа. Exxon является оператором этого проекта, работая на Сахалине на условиях соглашения о разделе продукции.

ExxonMobil также сотрудничает с «Роснефтью» по черноморскому проекту Туапсинский прогиб (по предварительным оценкам, ресурсы участка составляют около 1 млрд тонн нефти) — в январе было подписано соглашение, согласно которому Exxon берет на себя геологоразведку. Эксперты ранее говорили, что эти разведочные работы потребуют около $1 млрд инвестиций, причем никаких гарантий окупаемости нет.

Ранее ExxonMobil рассматривалась «Роснефтью» как наиболее привлекательный партнер по еще одному проекту в Черном море – Валу Шатского (запасы около 1 млрд тонн, предположительный объем инвестиций — $32 млрд ).

В отличие от несостоявшейся сделки с «ЮКОС-Сибнефтью», в которой ExxonMobil могла получить долю в компании, ведущей работы на обустроенных месторождениях, во всех действующих проектах с «Роснефтью» ExxonMobil начинает работы с нуля, отмечают эксперты. То же касается и освоения Арктики. «Реальная добыча на арктическом шельфе начнется лет через двадцать, — говорит ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. –

Еще на протяжении долгих лет арктический проект будет лишь тратой денег без отдачи. Однако Арктика – это будущее».

«Порядок суммы инвестиций, требующихся на разработку арктического шельфа, примерно таков – несколько сот миллиардов долларов, — говорит аналитик Банка Москвы Денис Борисов. – Однако более точно сумму можно будет определить лишь после проведения сейсморазведки». О реальных размерах инвестиций говорить пока рано, соглашается Валерий Нестеров из «Тройки Диалог»:

«500 млрд долларов — это чисто умозрительная сумма, скорее даже некий пиар, призванный продемонстрировать масштабы проекта. Для сравнения, стоимость всех мировых нефтегазовых активов, бумаги которых торгуются на рынке, составляет около $3,2 трлн».

Пока определенно можно говорить лишь об инвестициях в геологоразведку, причем финансировать исследования будет ExxonMobil, добавляет эксперт: «Это традиционная мировая практика, затраты иностранного инвестора возмещаются после обнаружения запасов».

Тень ЮКОСа

Готовность мировых лидеров отрасли сотрудничать с «Роснефтью» говорит о том, что они воспринимают «Роснефть» именно как национальную компанию. «Рискам ЮКОСа» западные инвесторы значения явно не придают», — говорит миноритарий «Роснефти».

Компания Yukos Capital, представляющая интересы топ-менеджмента обанкроченного ЮКОСа, летом прошлого года отсудила у «Роснефти» 12,9 млрд рублей. Эта сумма сложилась из нескольких займов, которые Yukos Capital S.a.r.l в 2004 году выдала «Юганскнефтегазу», который в то время также принадлежал ЮКОСу. Впоследствии «Юганскнефтегаз» перешел под контроль «Роснефти», а госкомпания долг возвращать не стала. YC выиграла дело в нескольких международных судебных инстанциях, но «Роснефть» решение судов не выполнила. В результате Yukos Capital обратилась в суды США и Великобритании, которые наложили арест на зарубежные активы «Роснефти» на указанную сумму. В США у «Роснефти» активов не оказалось, так что было арестовано имущество компании на территориях, принадлежащих Великобритании (в частности, на острове Джерси). В связи с этим в августе 2010 года «Роснефть» была вынуждена заплатить.

Юристы полагают, что если «Роснефть» придет в Америку, то появится риск преследования ее активов в этой стране. «Но реальная угроза осуществления этого риска крайне мала, — полагает партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин. –

Если есть экономическая уверенность в успешной работе на рынке Штатов, то будет найден и юридический механизм, гарантирующий, что структуры «Роснефти» не будут отвечать за действия материнской компании».

На торгах в Лондоне к 18.20 мск акции «Роснефти» выросли на 9,2%, цена одной акции поднялась до $7,77. Бумаги ExxonMobile на открытии торговой сессии в США упали на 1,47%, до $73,03 за акцию.