Прокуроры насели на судостроителей

Генпрокуратура обвинила Объединенную судостроительную компанию в нецелевом использовании средств

Глеб Климентьев, Андрей Ковалевский 28.10.2010, 22:23
ИТАР-ТАСС

Генпрокуратура обвинила руководство главной судостроительной компании страны ОСК в нецелевом использовании средств. Это бич практически любой государственной корпорации, говорят эксперты, полагая, что атака на ОСК связана с конфликтом главного куратора компании Игоря Сечина с Минобороны по поводу вертолетоносцев.

Генпрокуратура выступила с резкими обвинениями в адрес Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). Бюджетные 4 млрд рублей, выделенные ОСК в 2008―2009 годах на реализацию лизинговой программы судостроения, длительное время не использовались по назначению, а размещались под проценты в коммерческих банках. В результате остались нереализованными приоритетные проекты по достройке и передаче в лизинг траулеров для рыболовных компаний и прочих нужд, пишет ведомство.

В ряде случаев корпорация заключала сделки при наличии личной заинтересованности ее руководства. Так, корпорация купила на 650 тыс. рублей оргтехнику без письменной формы и по завышенным ценам: анализ показал, что стоимость купленных системных блоков завышена на 5 тыс. рублей, ноутбуков – на 14 тыс. рублей. И более того,

впоследствии эти деньги были направлены в компанию, где одним из учредителей является мать Романа Троценко, президента компании. «Всего в 2010 году корпорацией у коммерческой структуры приобретена оргтехника на сумму, превышающую 1 млн рублей», ― подсчитали в Генпрокуратуре.

Также правоохранительные органы выявили случай оплаты невыполненных подрядчиком ремонтных работ на сумму более 187 тыс. рублей. Да и это еще не все. На пиар-услуги израсходовано 12 млн рублей, тогда как в финансовом плане корпорации об этом не было сказано ни слова.

При этом финансовый план компании на 2009 и 2010 годы вообще не утверждался советом директоров, добавляет Генпрокуратура. Не было и ежеквартальных отчетов президента компании Романа Троценко по исполнению бюджета.

«С нарушением антимонопольного законодательства корпорация провела отбор электронных торговых площадок. При проведении открытых конкурсов по выбору аудиторской организации не соблюдались требования законов о размещении заказов на поставки, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Также корпорацией допускались нарушения законодательства о ценных бумагах», ― множит обвинения Генпрокуратура.

Акцент работы корпорации «необоснованно сместился в сторону извлечения прибыли от сделок, зачастую не связанных с судостроением, а порой ущемляющих интересы подведомственных судостроительных предприятий», делает вывод Генпрокуратура.

С целью устранения выявленных нарушений ведомство внесло в адрес президента ОСК Романа Троценко, а также руководителя Росимущества Юрия Петрова представления.

Но, несмотря на громкие слова, суть обвинений весьма невелика, обращают внимание эксперты. В сравнении с теми суммами, которыми оперирует компания, предъявленные обвинения выглядят смехотворно, говорит замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко и добавляет, что при желании подобные нарушения можно увидеть во многих госкомпаниях.

По мнению экспертов, речь идет о борьбе за сферы влияния в судостроительном бизнесе. По словам источника в судостроительной отрасли, пожелавшего остаться неназванным, за атакой на ОСК может стоять сенатор Сергей Пугачев: «Главе ОСК хочется взять два лучших кораблестроительных актива, принадлежащих Пугачеву, по хорошей цене». Речь идет о Балтийском заводе и Северной верфи, принадлежащих банковским структурам Пугачева и находящимся в состоянии банкротства. Объединенная промышленная корпорации Сергея Пугачева еще до банкротства Межпромбанка вела переговоры о продаже судостроительных активов ОСК, но стороны не сходились в цене: продавец оценивал их в 84 млрд рублей, а покупатель ― в 23 млрд.

Эксперт центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов называет другую версию. «С большой долей вероятности удар по ОСК может быть ударом не конкретно по Троценко, а по вице-премьеру Игорю Сечину, который, возглавляя совет директоров, по сути, контролирует корпорацию», ― говорит он. По его мнению,

конфликт могло вызвать желание ОСК совместно с южнокорейской Daewoo поучаствовать в тендере на поставку Минобороны дорогостоящих вертолетоносцев. «Минобороны же настаивает на том, что вертолетоносцы надо покупать во Франции.

Мол, доверять заказ ОСК нельзя ― примером тому авианесущий крейсер «Адмирал Горшков», который бесконечно долго модернизируется для индийских ВМС. С большой вероятностью это попытка ослабить позиции ОСК в борьбе за этот контракт», ― говорит Абзалов.

Роль здесь могли сыграть и личные взаимоотношения генпрокурора Юрия Чайки и Игоря Сечина, добавляет президент Института национальной стратегии Станислав Белковский. «Чайка и стал генпрокурором на волне кампании против Сечина и бывшего генпрокурора Владимира Устинова в 2006 году», ― напоминает он.