Россия не откажет Ирану в заправке

Россия дала понять, что не намерена идти на поводу у США и готова поставлять свои нефтепродукты в Иран

Алексей Топалов 14.07.2010, 18:33
Reuters

Россия дала понять, что не намерена идти на поводу у США и готова поставлять свои нефтепродукты в Иран. Санкции Совбеза ООН в отношении Ирана, поддержанные Россией, не касаются нефтегазовой сферы. Но помогать своему основному конкуренту на газовом рынке все равно неразумно, говорят эксперты.

«Российские компании готовы осуществлять поставки нефтепродуктов в Иран — возможность поставки нефтепродуктов в Иран, при наличии коммерческого интереса, существует», — заявил в среду глава Минэнерго Сергей Шматко по итогам переговоров с иранским министром нефти Сейедом Масудом Мирказеми в Москве.

Стороны подписали совместное заявление о сотрудничестве в нефтегазовой сфере — «дорожную карту» — согласно которому будет рассматриваться возможность учреждения совместного банка по финансированию нефтегазовых и нефтехимических проектов, а также будет изучена возможность создания совместного предприятия, которое будет работать в этих направлениях.

Шматко отметил, что сотрудничество двух стран в нефтегазовой сфере практически ничем не ограничено. «Более того, мы договорились, что аналогичная «дорожная карта» будет разработана в сфере электроэнергетики и атомной энергетики, — добавил замминистра.

— Рассчитываем, что сотрудничеству в этих сферах никакие санкции также мешать не будут».

Речь идет о санкциях в отношении Ирана, одобренных 10 июня Совбезом ООН. Действительно, нефтегазовую сферу они никак не затрагивают. Резолюция, соавторами которой выступили делегации США, Франции, Германии и Великобритании, лишь требует от стран — членов ООН «проявлять бдительность» в отношении иранских банков, чтобы не позволить тем финансировать иранскую ядерную программу. Также в ней говорится о создании международного механизма мониторинга, который позволит контролировать и досматривать суда, если есть подозрение, что там есть грузы, имеющие отношение к иранской ядерной и ракетной программам, а также предусматривается усиление ограничений на продажу Ирану вооружений.

Россия поддержала эти санкции, однако сразу после заседания МИД России выступил с предупреждением. «Не можем оставить без внимания доходящие до нас сигналы о намерении некоторых партнеров чуть ли не сразу после решения в Нью-Йорке перейти к рассмотрению дополнительных, более жестких, нежели предусмотренные резолюцией СБ ООН, мер воздействия на Иран».

МИД заявил, что категорически отвергает национальные решения, касающиеся введения «экстерриториальных санкций», т. е. касающихся физических и юридических лиц третьих стран.

Опасения подтвердились. В начале июля Барак Обама подписал закон, согласно которому поставлять в Иран нефтепродукты запрещается и компании-нарушители будут наказаны. Это стало продолжением санкций, наложенных США еще в 1979 году, согласно которым американским гражданам и компаниям запрещено вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями, в том числе в нефтегазовой отрасли.

После июльских решений Обамы Россия еще раз предупредила, что не приемлет такого подхода. «В конечном счете под эти санкции могут попасть другие государства, а... мы об этом не договаривались, когда планировали совместную резолюцию и когда принимали ее в Совете Безопасности ООН», — отметил президент Дмитрий Медведев.

Действительно,

еще до усиления санкций мировые нефтяные компании под давлением США сворачивали свое сотрудничество с Ираном.

Так, поставки нефтепродуктов в страну прекратили такие крупнейшие компании, как Royal Dutch Shell и Total. В апреле из иранского проекта «Анаран» вышел и российский «ЛУКойл», заявив, что из-за обесценивания инвестиций понес убыток в $63 млн. Инвестиции же обесценились именно из-за экономических санкций. Также «ЛУКойл» прекратил и поставки нефтепродуктов в Иран.

Эти меры весьма болезненны для Ирана, так как он сильно зависит от зарубежных поставок нефтепродуктов: нефтеперерабатывающих мощностей в этой стране не хватает, несмотря на высокий уровень добычи.

Российские компании по поводу заявления Шматко высказываются осторожно. «Надо смотреть по экономике», — сказал пресс-секретарь «Роснефти» Николай Манвелов. А в «ЛУКойле» «Газете.Ru» заявили, что компания вполне может возобновить поставки в Иран, но при условии, что они не будут подпадать под действие санкций и будут экономически целесообразны.

Эксперты между тем полагают, что России следовало бы крайне осторожно сотрудничать с Ираном. «Нашей стране экономические санкции в отношении Ирана как раз выгодны, — поясняет гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Пока поток инвестиций в Иран сокращается — эта страна не может основательно взяться за собственные газовые проекты, а это в интересах России».

Иран не только является основным кандидатом на роль поставщика в газопровод Nabucco, конкурирующий с российским «Южным потоком», но и уже сделал заявление о строительстве собственной газовой трубы до Турции. Кроме того, Иран является единственной в мире страной, чьи запасы газа более или менее сопоставимы с российскими

(Россия – 47 трлн кубометров, Иран – 26 трлн кубов, в совокупности это более 50% всех мировых запасов).

«Зачем России такой сильный конкурент в европейских поставках? — рассуждает Симонов. – Для нас было бы лучше, если бы иранские газовые проекты были перенесены».