Слушать новости
Слушать новости

Металлурги сплавляются с государством

Чтобы спастись от долгов, российские металлурги готовят слияние в холдинг с госучастием

Чтобы спастись от долгов, российские металлурги готовят слияние в холдинг с госучастием. Государство тоже может оказаться в плюсе: именно оно будет принимать решение об оценке активов и долгов, определяя свою долю в холдинге. Но эффективность металлургического монстра вызывает вопросы.

Во вторник на совещании у вице-премьера Игоря Сечина будет рассмотрен вариант объединения металлургических компаний, подготовленный «Интерросом» Владимира Потанина. В «Интерросе» «Газете.Ru» пояснили, что их проект призван решить «вопрос задолженности предприятий металлургической отрасли перед госбанками путем создания объединенной компании с государственным участием».

По словам источника, близкого к компании, речь идет об объединении ГМК «Норникель», в котором «Интеррос» имеет около 30%, «Металлоинвеста», владеющего 5% ГМК, а также «Евраза» и «Мечела». Кроме того, в объединенный холдинг может войти «Уралкалий» и металлургические активы «Ростехнологий».

Блокирующим акционером холдинга должно стать государство, которое конвертирует долги компаний и их акционеров в бумаги металлургического консорциума.

В итоге государственный блокпакет должен соответствовать общему долгу компаний и их акционеров перед госбанками и 60% акций «ВСМПО-Ависмы», которые могли бы внести в объединенную компании «Ростехнологии». Еще один владелец мажоритарного пакета ГМК — «Русал» — пока в данной сделке не участвует из-за большого объема задолженности, превышающей $15 млрд.

Набор возможных участников слияния превзошел ожидания аналитиков. «Такого рода объединение похоже на попытку свалить все металлургические активы «в одну кучу»,

— иронизирует эксперт «Уралсиба» Николай Сосновский. К примеру, ему непонятна синергия между железнорудными активами «Металлоинвеста» и никелевыми «Норникеля» или их обоих с бизнесом «Уралкалия». «Объединение «Металлоинвеста», «Евраза» и «Мечела» позволило бы говорить о создании единой технологической цепочки, слияние ГМК и компании Алишера Усманова — об образовании диверсифицированного холдинга типа BHP Billiton», — соглашается с коллегой Игорь Нуждин из банка «Зенит», но и он не видит эффекта от объединения всех компаний в одну. Та же BHP Billiton, кстати, создавалась постепенно, а рентабельность ее проектов и выгода от синергии просчитывалась едва ли не на 10 лет вперед, отмечают эксперты.

Еще один потенциальный положительный эффект от слияния — возможность крупного холдинга привлечь больше кредитов за рубежом — сейчас неактуален: долговой рынок из-за финансового кризиса находится в состоянии глубокой стагнации. Кроме того,

металлургические компании сильно отличаются, в том числе по уровню долговой нагрузки: в самом плачевном положении находится алюминиевый гигант, что и мешает ему участвовать в слиянии.

«Евраз» также набрал много долгов, покупая активы, а «Мечелу» нужны были деньги для освоения приобретенных им якутских угольных месторождений. У ГМК ситуация несколько лучше, но акционер компании Владимир Потанин заложил около 17% своих бумаг никелевой компании в ВТБ, взяв у банка в кредит $3,2 млрд. «Металлоинвест» находится в наиболее благоприятном положении: переговоры компании об объединении эксперты объясняют принципиальной позицией ее главного акционера Алишера Усманова, являющегося активным и последовательным приверженцем идей консолидации в металлургической отрасли.

Усманов понимает, что эффективность подобного объединения под вопросом, и первый этап объединения видит в создании горнодобывающей компании на базе «Норникеля» и «Металлоинвеста» (примерно в соотношении 2:1) с последующим присоединением «Русала» после рекапитализации его долгов.

«Мы не против создания более широких альянсов, — подтвердил Усманов «Газете.Ru», — но расширение состава участников переговоров сегодня сокращает шансы на скорейшее завершение сделки». Усманов отмечает, что холдинг «Металлоинвест» готов развиваться самостоятельно, и уже предложил правительству совместные проекты с «Ростехнологиями».

Ко всему прочему, капитализацию металлургических предприятий сложно оценить: если «Норникель», «Евраз» и «Мечел» — открытые, торгуемые компании, то «Металлоинвест» и тем более активы «Ростехнологий» до сих пор не выходили на биржу. В выигрышном положении здесь оказывается государство: именно оно будет принимать решение об оценке активов и долгов, в случае если слияние состоится. «В условиях кризиса такая оценка может оказаться невысокой. Одно дело конвертировать двухмиллиардный долг госбанкам «Евраза» или «Мечела» в акции объединенной компании, когда их капитализация на бирже $30–40 млрд, совсем другое — сделать это сейчас, когда рыночная стоимость бумаг металлургов упала в разы», — говорит Сосновский. Кроме того,

государству проще получить блок-пакет в объединенной компании и управлять им, чем делать это отдельно в каждом из металлургических предприятий.

Но антикризисной такая мера не станет: объединенная компания будет работать куда менее эффективно, чем сейчас ее отдельные составляющие, полагает Нуждин. Больше всех в таком случае пострадают миноритарные акционеры металлургических компаний — их доля будет размыта. Также эксперты отмечают, что

при реализации схемы объединения, предложенной Потаниным, средства, выделенные государством металлургическим компаниям, будут потрачены на выплату долгов. Разумнее была бы схема, при которой эти деньги остались работать в экономике.

Впрочем, переговоры о возможной консолидации в отрасли ведутся уже не первый месяц, и пока никаких шагов в этом направлении сделано не было. Решение должно быть принято на политическом уровне, власти еще только определяются с будущим отечественной металлургии, констатирует Сосновский.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть