Ворованный мобильник должен молчать

Подержанные мобильники объявят вне закона

Павел Лебедев 19.11.2008, 20:44
ИТАР-ТАСС

Для борьбы с кражами сотовых трубок ГУВД хочет ограничить или даже запретить торговлю подержанными телефонами. Для достижения результата властям и сотовым операторам необходимо создать единую базу данных украденных аппаратов. Но это невозможно без изменения законодательства.

Представители московского ГУВД выступили с инициативой запретить или хотя бы ограничить торговлю бывшими в употреблении мобильными телефонами. Об этом на пресс-конференции, посвященной преступлениям, совершаемым несовершеннолетними, заявил начальник главного следственного управления при столичном ГУВД Иван Глухов. «Кражи и отбор телефонов сотовой связи в настоящее время приобрели настолько массовый характер, что мы намереваемся выйти с предложением к законодателям с тем, чтобы запретить вообще вторичную продажу мобильных телефонов или осуществлять ее только с техническими паспортами телефонов», — приводятся слова Глухова на сайте московского ГУВД.

В 2007 году МВД зарегистрировало в России около 350 тысяч случаев похищения сотовых телефонов. Но реальная цифра гораздо выше, так как далеко не каждая кража регистрируется. По словам ведущего аналитика Mobile Research Group (MRG) Эльдара Муртазина,

в 2007 году вторичный рынок мобильных телефонов составил 3 млн трубок, из них около половины были крадеными.

Таким образом, реальное число похищенных телефонов доходит до 1,5 млн. Учитывая, что всего в 2007 году было продано 32,5 млн сотовых аппаратов (данные MRG), оказывается, что каждая двадцатая реализованная трубка была похищена у предыдущего владельца.

Для введения новых правил торговли нужно будет изменить законодательство. Ирина Майсак, юрист компании Magisters, полагает, что наиболее целесообразным будет внесение изменений в «Правила продажи отдельных видов товаров», которые обяжут продавать подержанные сотовые телефоны с необходимыми документами. В этом случае купля-продажа сотового телефона без документов будет оставаться действительной сделкой, но будет влечь административную ответственность для продавца, рассказала «Газете.Ru» Майсак.

Эксперты рынка полагают, что для эффективной борьбы с кражей трубок государственные органы должны действовать совместно с операторами. На Западе для блокировки похищенных аппаратов сотовые компании используют международный идентификационный номер телефона IMEI — он уникален для каждой трубки и состоит из 15 цифр. При регистрации в сети оператора телефон посылает свой IMEI на базовую станцию, рассказал «Газете.Ru» ведущий аналитик iKS-Consulting Максим Савватин. Теоретически оператор может вычислить украденный телефон по IMEI и занести его в общий для всех операторов «черный список».

Однако в реальности этот механизм работает не всегда. Например, Муртазин из MRG отмечает, что полностью справиться с кражами мобильных телефонов не удалось и на Западе, но комплексные меры помогли снизить число преступлений. По мнению Савватина,

российские операторы не спешат создавать «черные списки», так как не хотят терять клиентов, разговаривающих по краденым «симкам».

Пресс-секретарь «Вымпелкома» Екатерина Осадчая одобряет инициативу правоохранительных органов, но считает, что успех будет зависеть от конкретных действий МВД по реализации запрета на торговлю подержанными телефонами. Создание «черных списков» на основе IMEI-номеров невозможно, поделилась Осадчая. Во-первых, для этого необходимо выпустить закон, который будет регламентировать действия операторов и милиции с «черными списками». Во-вторых, в России много «серых» телефонов, у которых IMEI-номера совпадают с IMEI-номерами легальных трубок, рассказала пресс-секретарь «Вымпелкома». Правда, Муртазин считает, что трубок с совпадающими идентификационными номерами нет. Но он согласен с Осадчей в том, что для борьбы с кражами телефонов необходим закон, который до сих пор отсутствует. А в «Евросети» вообще сомневаются, что озвученные Глуховым меры будут полезными для рынка.

По словам председателя совета директоров «Евросети» Евгения Чичваркина, вторичный рынок станет подпольным, а проблемы начнутся у честных ритейлеров: «Правоохранительные органы придут к нам в салоны, где мы, в частности, продаем б/у телефоны. И при этом вряд ли кто-то будет разбираться, что у нас за телефоны и откуда они у нас взялись».