Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Обстрелы и патрулирование: что происходит в Идлибе

Эксперт рассказал о соблюдении перемирия в Идлибе

В соответствии с российско-турецкими договоренностями с 0.01 6 марта 2020 года на территории Идлибской зоны деэскалации введен режим прекращения огня. Как он соблюдается и что происходит в сирийской провинции, разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Благодаря достигнутым договоренностям, количество обстрелов в Идлибе регулярно снижается. К примеру, 5 марта в течение суток было зарегистрировано 35 обстрелов, в следующие сутки — уже 19. С 0.00 9 марта за сутки было отмечено всего три обстрела, а за ночь на 10 марта — ни одного.

Все обстрелы были произведены со стороны вооруженных формирований террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России). Подразделения вооруженных сил Турции и подконтрольные им формирования джихадистов не сделали ни одного выстрела.

В то же время ни один самолет Воздушно-космических сил России с авиабазы Хмеймим, ни один бомбардировщик ВВС Сирии не поднимались в воздух для выполнения боевых задач. Молчала и артиллерия армии Башара Асада.

С разрешения командования группировки вооруженных сил России в Сирии над территории провинции Идлиб осуществляются полеты беспилотных летательных аппаратов вооруженных сил Турции, но без вооружения.

Турецкая армия отводит свое вооружение и военную технику к северу от установленного коридора безопасности. Треть своего тяжелого оружия турки уже отвели. Причем на этот раз они просто выводят технику, без инженерного оборудования каких-либо опорных пунктов и оборонительных рубежей и не готовятся к возможному боевому применению артиллерии и танковых подразделений.

В настоящее время между Россией и Турцией установлены очень тесные контакты между Центром по примирению враждующих сторон и Координационным центром вооруженных сил в провинции Идлиб. Российская военная полиция осуществляет проводку турецких колонн снабжения с материальными средствами в сирийскую зону ответственности, которые предназначены для обеспечения функционирования турецких наблюдательных постов в зоне деэскалации.

Параметры функционирования коридора безопасности (по шесть километров к северу и к югу от трассы М-4) в настоящее время еще устанавливаются в ходе российско-турецких консультаций и переговоров. Но наиболее целесообразным представляется тот режим, при котором в созданном коридоре вообще не должно быть никаких войск, только российские и турецкие наблюдательные посты на трассе М-4, причем расположенные зеркально. Все формирования боевиков при этом должны быть отведены к северу от коридора безопасности, в глубину провинции Идлиб. Во всяком случае, такой режим функционирования коридора безопасности представляется логичным и целесообразным.

Вместе с тем формирования «Хайят Тахрир аш-Шам» неустановленной численности пока остаются к юго-западу от коридора безопасности, южнее Эз-Зиара и Лежжа. Они должны быть под контролем Турции выведены к северу от коридора безопасности. К слову, эти группировки московского меморандума не признают.

К юго-востоку от населенных пунктов Фиркая и Батих в настоящее время дислоцируются подразделения вооруженных сил Турции. Они также должны быть выведены из этого района в ближайшее время.

С 15 марта планируется приступить к совместному российско-турецкому патрулированию на маршруте от Трумба до Ан-Эль-Хафа. Нельзя исключать, что патрули будут прикрываться действиями армейской авиации, но до конца этот вопрос еще не решен.

В ходе недавних боевых действий территория зоны деэскалации Идлиб сократилась почти в два раза. И события в Идлибе в текущей обстановке можно без всякого преувеличения расценить как серьезный успех Генерального штаба ВС РФ и Верховного главного командования.

Перед московской встречей Путина и Эрдогана многие сомневались — не придется ли в качестве возможного компромисса отступить на 6-8 км от нынешней линии боевого соприкосновения. Однако в результате так ни одного километра территории и не отдали.

Более того, в ходе боев повторно отбили у джихадистов необычайно важный населенный пункт провинции Идлиб — Серакаб. Это успех в основном связывается с умелым руководством боевыми действиями со стороны российских военных советников. Повторное взятие Серакаба многих в Идлибе и отрезвило, и остудило.

Угроза обстрела российской авиабазы Хмеймим боевиками с помощью реактивных систем залпового огня в настоящее время практически ликвидирована, поскольку зона, контролируемая подразделениями джихадистов, теперь находится на удалении 55-60 км от российской базы. Имеющимися в их распоряжении РСЗО до Хмеймима теперь не достать. Не до конца еще ликвидирована угроза ударов БЛА террористов, но российские военные научились с ними вполне успешно бороться.

Встреча Владимира Путина и Тайипа Реджепа Эрдогана в Москве остановила кровопролитие в Идлибе. Надо прямо сказать, что турецкий лидер, несмотря на опасения наблюдателей, проявил здравый смысл, готовность к компромиссам и договороспособность. Теперь остается только на практике закрепить достигнутые успехи.

Что касается формирований боевиков, то их концентрация в оставшейся зоне деэскалации Идлиб возросла. И что с ними делать дальше — не совсем понятно. На территории Турции они никому не нужны и там они нежеланные гости.

Что касается гуманитарной помощи, оказываемой населению провинции Идлиб по линии ООН, то чаще всего она оказывается в руках боевиков и служит им, без преувеличения, в качестве продовольственной службы. Без этой гуманитарной помощи большая часть боевиков уже давно попросту бы разошлась по домам.

Что характерно, доставляются гуманитарные грузы в Идлиб через Турцию, с большими трудностями, по горным дорогам, преодолевая многочисленные хребты. Казалось бы, чего проще — через морские ворота Сирии — порт Тартус, далее по автотрассам М-4 и М-5 прямиком до Идлиба. Причем доставлять гуманитарную помощь таким способом можно практически без ограничений по тоннажу. Однако такой простой и результативный путь в ООН устраивает далеко не всех.

В качестве предварительного итога можно отметить, что сегодня уже 9/10 территории Сирии контролируется законным правительством, и представить подобное в сентябре 2015 года было достаточно трудно, когда чуть ли не за воротами авиабазы Хмеймим уже хозяйничали отряды террористов.

Четыре года назад никто и не мечтал о том, что формирования боевиков останутся только на небольшой части провинции Идлиб.