Газета.Ru в Telegram

Идеология победы: какой будет война XXI века

Война идеологий: технологии принятия решений

В условиях, когда гегемония США в мире ослабевает, а Россия и Китай наращивают влияние на мировые процессы, изменяется и характер ведения современных войн. Каковы особенности ведения когнитивных, кибернетических и конвенциональных войн в XXI веке и какую тактику следует избрать России не только для победы в них, но и для устойчивого развития, «Газете.Ru» рассказали члены Совета по внешней оборонной политике.

Войны нашего времени

Карл фон Клаузевиц в своей книге «О войне» писал: «Цель любой войны — это мир, комфортный для победителя». Очевидно, что ядерный мир в случае конфликта ни для кого комфортным не будет. Пожалуй, сегодня ядерное сдерживание — главный фактор обеспечения глобальной стабильности.

Почетный представитель Совета по внешней оборонной политике Сергей Караганов отмечает: «Мир объективно живет, и еще долго будет жить в предвоенном состоянии. В этой ситуации опора на ядерное сдерживание оказывается спасением.

Стоит сказать себе и миру правду: мы не выживем без ядерного оружия, сколь бы опасным оно ни было…»

В такое предвоенное состояние вводят мир США, теряющие свою гегемонию. Россия и Китай наращивают влияние на мировые процессы, поднимаются остальные государства БРИКС. Европа из союзника становится конкурентом США. Чтобы сохранить гегемонию и возможность для американских корпораций получать прибыли, США необходимо сдерживать развитие всех остальных стран — в том числе с помощью силы, оказывая экономическое и военно-политическое давление, а также провоцируя конфликты.

Тем более, у США уже есть такой опыт. После 1991 года американское управление мировыми процессами шло через мощную идеологию неолиберализма и неоконсерватизма, подкрепленную экономическим и политическим могуществом гегемона.

Следует ожидать смены стратегии противостояния. Новая война будет долго и тщательно готовиться для обеспечения быстрой победы. Об этом откровенно говорится в «Концепции быстрого глобального удара» и в Стратегии национальной обороны США.

Западные державы стремятся избежать прямой военной конфронтации, поскольку Россия в состоянии нанести неприемлемый для них ущерб, а потому вероятность ядерного конфликта низкая — война будет иной.

Война XXI века — это война трех К: Когнитивная, Кибернетическая, Кинетическая (конвенциональная).

Сначала разрушить волю к сопротивлению, затем взять под контроль все критические сферы государства и экономики, объекты и инфраструктуру, после чего точечными ударами уничтожить «опасные объекты», возможно, ядерным оружием ограниченной мощности (о чем указывается в новой доктрине ядерных сил США). И порога для развязывания у такой «Войны ККК» нет. Идет поиск уязвимостей, а затем последуют атаки на уязвимости. Кибер-атаки, скорее всего, произойдут на следующем этапе противостояния, поскольку сейчас они будут парироваться и только разозлят ядерных противников Запада.

Сейчас началась когнитивная война и атаки на сознание людей, на духовные ценности и символические области.

Цель такой войны в том, чтобы повлиять на моральный дух населения и сплоченность нации, подорвать политическую стабильность, уменьшить волю к сопротивлению и, в конечном счете, вынудить элиты снова капитулировать перед Западом.

Фактический демонтаж российского государства, превращение его в fail-state наподобие Украины, деморализация общества и поражение в нас в новой холодной войне гарантирует Западу отсутствие ядерного ответа со стороны России.

Идеология победы

Противоположность уязвимости — это «живучесть системы» — важное понятие военной науки. Базовое ядро должно сохранить способность функционировать при любом воздействии и в случае повреждений оперативно восстанавливать возможности выполнения задач и жизнедеятельность всей системы.

Ядром, сердцем каждой нации являются ее культура, история, язык, традиции, ценности и цели.

А еще — совокупность взглядов, отражающих интересы всех слоев общества, то есть идеология. Чтобы подорвать живучесть и разрушить нацию, не вступая с нею в прямое военное противодействие надо разрушить ее нравственное и идеологическое ядро, определяющее политику и целеполагание.

Эрнест Ренан писал: «Нация — это ежедневный плебисцит». А Ортега-и-Гассет продолжал: «Да, плебисцит, но по какому вопросу плебисцит? Это плебисцит по вопросу о будущем».

Нацию создает образ ее будущего. Не абстрактное будущее, которое когда-нибудь нас настигнет с фатальной неизбежностью, а будущее как достижимая цель, как проект или национальная идея. Имеющиеся технологии и вооружения, способные нас защитить — сегодняшний день. Образование даст нам увидеть завтрашний день России. Наука — послезавтрашний.

Тысячелетний исторический опыт человеческой цивилизации показывает, что экономика и естественные потребности людей далеко не всегда первичны для наций и государств. В основе политических и идеологических доктрин, миропонимания и системы знаний, ценностей и взаимоотношений лежит дух нации — особая философия существования нации, которая как раз и создает цели, идеалы и нормы. Если образа будущего у нации нет, то у вас не будет ни нации, ни государства. Если у нации есть идеология и целеполагание, поддерживаемое культурой, наукой и системой ценностей — у нации есть будущее.

Прорыв в будущее

В обороне войну — в том числе когнитивную — не выиграть. Нужно концентрироваться и идти в контратаку. Президент Путин поставил задачу технологического прорыва: «Если мы не сделаем этот прорыв, мы тогда безнадежно отстанем».

Но как собрать силы на прорыв в будущее в момент, когда патриотический подъем от возвращения Крыма, спортивных достижений, акций Бессмертного полка, побед в Сирии накрывает волна пессимизма из-за экономического кризиса, роста налогов, шоковой пенсионной реформы и плохо оформленных политических решений?

Очевидно, в условиях агрессивного внешнего окружения, попыток изолировать и уничтожить Россию прорыв может быть осуществлен лишь в опоре на образ будущего и при поддержке всего общества. Необходимо идеологическое обеспечение технологического прорыва и экономического роста — переосмысление коллективной идентичности, выбор пути из вчера в завтра, чтобы, изменяясь, оставаться самими собой.

Уклониться от информационной войны мы не можем, тем более что Запад подкрепляет ее экономической санкционной войной, осуществляя управление бизнес-элитами через негативные ожидания и санкции.

Соответственно, сейчас начинает приобретать все большее значение — как для самой России, так и для США — контроль над российской промышленностью и финансовой сферой, рынками и движением капитала, а для России становится первоочередной задачей защита основных человеческих, материальных и научных ресурсов. И очевидно, что государство обязано контролировать одновременно и экономическое и информационное пространство как внутри себя, так и в своем окружении, выстраивая систему экономических и политических отношений с другими государствами на основе взаимовыгодного сотрудничества.

Патриотизм — идеология принятия решений

Информационную войну необходимо выигрывать. Для этого необходимо завладеть инициативой и формировать собственную повестку. Идеологии в Конституции РФ не установлено, но на самом деле идеология существует. Это — патриотизм. «У нас нет, и не может быть никакой объединяющей идеи кроме патриотизма», — говорил президент РФ Владимир Путин. К сожалению, большинство чиновников восприняли это как декларацию.

Между тем, патриотизм — это не только идеология служения, это еще и ключ к технологии принятия решений, которые должны пронизывать все действия и функции государства.

Нужна новая предельно ясная наступательная политика обеспечения информационной безопасности, основанная на патриотизме и ценностях служения Отечеству, всему обществу, всем людям, в том числе и будущим поколениям наших граждан. Главная цель политики — формирование собственной позитивной и понятной всем повестки, заполнение информационного пространства своим контентом. Ее тактика — работа на упреждение, создание смыслов, как на внешнем, так и на внутреннем контуре.

Необходимо дать понять Западу, что победа над Россией в информационной войне — это химера, которая не обеспечит им комфортного мира. Удар по христианской цивилизации, закрепление в сознании российских граждан стойкого образа Запада как врага, выталкивание России в орбиту Китая обернется для Запада негативными последствиями.

У России есть исторический шанс победить в информационно-идеологической войне, так как ключевые проблемы будущего мира — это проблемы обеспечения большей справедливости для всего мира и всех стран. А понятие справедливости ближе к нашей многополюсной ценностной глобальной платформе, чем гегемонистской американской.

Наши базовые ценности традиционны: духовность (семья, нравственность, религия), державность (сильное государство с великим будущим) и суверенитет (независимость во внешних делах и верховенство государственной власти в внутри страны).

Очень мало стран имеют реальный суверенитет. Суверенитет США — это суверенитет гегемона, желающего всегда быть № 1 в мире. Трамповское Make America Great Again (англ. — «Вернем Америке былое величие») — здесь все просто и понятно. Суверенитет Китая — это суверенитет развития с масштабом на столетие.

Суверенитет России — это пока охранительный суверенитет. Это хорошо для текущего момента, но недостаточно для будущего. В нем пока нет ясно и просто сформулированного масштабного и привлекательного проекта «городу и миру». Это сдерживает развитие нации, тормозит рост экономики и снижает привлекательность сотрудничества с Россией для других стран. Отсутствие цели и образа будущего затрудняет наш прорыв, несмотря на определенные достижения.

У России очень мало времени, чтобы сформировать собственный образ будущего, чтобы прекратить быть источником сырья и рынком сбыта для иностранных производителей, а превратиться в интеллектуально-технологический центр мирового уровня в новом технологическом укладе. Государственная программа вооружения до 2027 года имеет десятилетний масштаб. Она обеспечит безопасность страны и наше технологическое лидерство в военной сфере примерно до 2035 года.

Для прорыва в будущее необходимо уже сейчас создавать стратегию идеологического перевооружения, ценностную политику, основанную на высвобождении внутренней энергии общества. Без стратегии, без активной идеологической политики войну сегодняшнего дня — войну идеологий — не выиграть.

Авторы:

Ильницкий Андрей Михайлович — член Совета по внешней оборонной политике (СВОП)
Лосев Александр Вячеславович — член Президиума СВОП

Новости и материалы
МО РФ показало кадры с мест самых ожесточенных боев за Авдеевку
Олимпийский чемпион Большунов не будет выступать без флага и гимна
Mercedes-Benz обошел Tesla и стал самым дорогим автомобильным брендом
Bloomberg: на фоне неудач на поле боя заметно ухудшилось настроение украинских властей
Пентагон сокращает программу перевооружения
ИИ научился завоевывать доверие человека
Назван лучший футболист «Спартака» за всю историю клуба
Россиянам дали советы, какие продукты подходят для подготовки кожи к весне
Премьер Ирака переговорил с Алекперовым о деятельности российских компаний
Папа Римский выступил с новой инициативой по урегулированию на Украине
Глава МИД Турции и госсекретарь США обсудили шаги по прекращению огня в секторе Газе
Экс-тренер «Спартака» может возглавить «Баварию»
Шахта при обрушении погребла 15 человек в Венесуэле
В США создали систему управления войсками на основе ИИ
«КамАЗ» к осени сконструирует еще 12 беспилотных фур
Apple защитит сообщения в iMessage от квантового взлома
В зоне СВО в марте испытают дрон-тейлситтер «Чайка»
Биологи назвали Черное море неблагоприятной средой для объявленного к награде хищника
Все новости