Ответ Москвы на Ил-20: Россия поставит в Сирию С-300

Минобороны после крушения Ил-20 поставит Сирии комплекс С-300

17 сентября израильские истребители F-16, прекрасно зная воздушную обстановку, по версии Минбороны РФ, прикрылись российским самолетом-разведчиком, что привело к его поражению и гибели 15 наших военнослужащих. Поражение российского самолета вынудило Россию к принятию ответных мер, направленных на повышение безопасности российских военнослужащих в Сирии. Среди них — поставка Дамаску комплекса С-300.

«В соответствии с поручением Президента Российской Федерации Министерство обороны примет следующие меры по наращиванию боевых возможностей сирийской системы противовоздушной обороны», — заявил глава военного ведомства страны Сергей Шойгу, после чего озвучил несколько пунктов, которые Москва воплотит в жизнь в самое ближайшее время.

Первое. Сирийским вооруженным силам Россия в течение двух недель передаст сирийским вооруженным силам современный зенитный ракетный комплекс С-300.

Он способен перехватывать средства воздушного нападения на дальности более 250 км и одновременно поражать несколько воздушных целей. Обладая высокой помехозащищенностью и скорострельностью, комплекс существенно укрепит боевые возможности сирийской ПВО.

«Подчеркну, в 2013 году по просьбе израильской стороны мы приостановили поставку в Сирию комплекса С-300, который был подготовлен к отправке, а сирийские военнослужащие прошли соответствующую подготовку. Сегодня ситуация изменилась. И не по нашей вине», — заявил Сергей Шойгу.

Второе. Командные пункты сирийских соединений и воинских частей противовоздушной обороны будут оснащены автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские Вооруженные силы.

По словам министра обороны России, это обеспечит централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии, ведение мониторинга воздушной обстановки и оперативную выдачу целеуказаний. «Главное, будет гарантирована идентификация всех российских воздушных судов сирийскими средствами ПВО», — особо подчеркнул министр обороны Сергей Шойгу.

Третье. В прилегающих к Сирии районах над акваторией Средиземного моря будет осуществляться радиоэлектронное подавление спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи боевой авиации, атакующей объекты на сирийской территории.

«Убеждены, что реализация данных мер охладит «горячие головы» и удержит от необдуманных поступков, несущих угрозу нашим военнослужащим», — особо отметил Сергей Шойгу. — В противном случае вынуждены будем реагировать в соответствии со складывающейся обстановкой».

О чем говорят эксперты



Транспортно-заряжающая машина ЗРС С-200ВЭ

Транспортно-заряжающая машина ЗРС С-200ВЭ

Михаил Ходаренок/«Газета.Ru»

Необходимо отметить, что в связи с поражением российского самолета-разведчика Ил-20 зенитной управляемой ракетой 5В28Н ЗРС С-200ВЭ «Вега», в стране появилось немало специалистов по боевому применению этой системы, знатоков Правил стрельбы и Наставления по боевой работе. Подчас некоторыми представителями экспертного сообщества озвучиваются тезисы, не имеющие никакого отношения к действительности. Остановимся хотя бы на некоторых из них.

К примеру, утверждалось, что сирийский боевой расчет «не включил сигнал на самоликвидацию ракеты». Однако дело в том, что особенность самоликвидации ракет ЗРС С-200 5В28 заключается в том, что они подрываются при отсутствии отраженного сигнала от цели в приемном тракте головки самонаведения. В этом случае на рули ракеты выдается команда «максимально вверх». Изделие уходит в верхние слои атмосферы, чтобы не поразить наземные объекты, и только там осуществляется подрыв боевой части.

Один эксперт, отрекомендовавшись инженером — разработчиком РЛС, сказал: «Несмотря на громадные размеры ЗУР (длина 11 м, масса 7 т), она не оснащена собственным передатчиком помех, а наводится на отраженный от цели сигнал».

Тут следует заметить, что ЗУР С-200 никогда не комплектовались передатчиками помех.

Еще один знаток особенностей построения ЗРС С-200 выразился так: «Радиолокатор подсвета цели ЗРС С-200 может сопровождать цель в одном из двух режимов:

— импульсный режим, при котором измеряются углы целей, попавших в луч, и их дальностей. Скорость в этом режиме практически не измеряется;

— режим непрерывного синусоидального излучения, при котором измеряются углы и скорость цели, а дальность практически не измеряется. ЗУР наводится на цель только в непрерывном режиме».



Кабина К-9М ЗРС С-200ВЭ - командный пункт группы зрдн

Кабина К-9М ЗРС С-200ВЭ - командный пункт группы зрдн

Михаил Ходаренок/«Газета.Ru»

Тем не менее, утверждения этого специалиста не имеют никакого отношения к действительности.

На самом деле в «Веге» применяется непрерывный способ излучения зондирующего радиосигнала и поэтому существуют два основных режима работы радиолокатора подсвета цели — МХИ (монохроматического излучения) и ФКМ (фазокодовой манипуляции).

В случае применения режима МХИ сопровождение воздушного объекта радиолокатором подсвета цели осуществляется по трем координатам (угол места — он же аппроксимированная высота цели, азимут, скорость), а ФКМ — по четырем (к перечисленным координатам добавляется дальность).

В режиме МХИ на экранах индикаторов в кабине управления ЗРК С-200 отметки от целей выглядят как светящиеся полосы от верхнего до нижнего края экрана и, что самое существенное, дальность до цели в этом режиме не определяется.

При переходе на режим ФКМ оператором захвата осуществляется так называемая выборка неоднозначности по дальности (что требует значительных временных затрат), сигнал на экранах приобретает «нормальную» форму «свернутого сигнала» и появляется возможность точного определения дальности до цели. Эта операция обычно занимает до 30 секунд и при стрельбе на небольшие расстояния не применяется, поскольку выбор неоднозначности по дальности и время пребывания цели в зоне пуска составляют сопоставимые величины.

Фоторепортаж: Зоны поражения ЗРК С-200В

__is_photorep_included11994157: 1

Другой специалист заявил, что на ракете сирийской системы ПВО С-200, сбившей российский самолет-разведчик Ил-20, не было российской системы опознавания «свой-чужой». Для справки — на зенитных управляемых ракетах никогда не ставилась система государственного опознавания. Ей комплектуется только радиолокационные станции обнаружения и наведения.

Еще один крупный специалист выразил мнение, что система государственного опознавания «свой-чужой» является строго индивидуальной для каждого государства.

Однако на самом деле только два государства в мире имеют системы государственного радиолокационного опознавания: Россия (в единой системе «Пароль» с государствами — участниками СНГ) и США (в единой системе МК-12 со странами НАТО). Наличие системы такого рода и поддержание ее в работоспособном состоянии — задача по меньшей мере государственная.

По существу, наличие (наравне с США) уникальной единой системы государственного радиолокационного опознавания воздушных, надводных и наземных объектов говорит о престиже нашего государства.

Озвучивалась точка зрения, что даже на экспортируемые из России в рамках ВТС образцы вооружения и военной техники никогда не устанавливается система государственного опознавания. На практике чаще всего происходит обратное — система госопознавания устанавливается по требованию заказчика. И «Пароль» ставят (за исключением имитостойких режимов), и даже Мк12 НАТО в режиме номер 4.

Утверждается, что сирийские ПВО вели «беспорядочный огонь». Однако «Газета.Ru» ранее писала (https://www.gazeta.ru/army/2018/09/18/11973019.shtml), как производится пуск зенитных управляемых ракет ЗРС С-200ВЭ. В самом обобщенном виде — радиолокатором подсвета цели осуществляется поиск и захват цели на сопровождение. Офицер пуска с помощью вычислительной машины «Пламя-КВ» оценивает, находится ли в зоне поражения цель. Расчет стартовой батареи осуществляет цикл подготовки ракет и при захвате головкой самонаведения ракеты цели дает разрешение пуска. После этого офицер пуска в кабине К-2 нажимает кнопки «блокировка пуска», а затем «пуск». Осуществляется старт ЗУР.

«Огромное количество разного рода псевдоэкспертных заявлений и заключений, как правило, не имеющего никакого отношения к этому тяжелому происшествию, только вредит делу», — считает экс-заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко.

Кроме того, полагает собеседник издания, это серьезно подрывает и престиж российского экспертного сообщества в целом. Поэтому, считает военачальник, если у того или иного специалиста нет опыта службы и боевого применения конкретной системы, лучше воздержаться от поспешных оценок, выводов и заключений.

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).