Пенсионный советник

Кто воюет за Идлиб

Какие силы сражаются за сирийскую провинцию, в которой произошла химатака

Огонь на месте авиаудара в сирийском городе Эриха, контролируемом повстанцами, февраль 2017 года Ammar Abdullah/Reuters
Огонь на месте авиаудара в сирийском городе Эриха, контролируемом повстанцами, февраль 2017 года

Сирийская провинция Идлиб, где на прошлой неделе от отравления при химической атаке погибли десятки людей, сейчас остается единственной провинцией в стране, которая практически полностью находится под контролем повстанцев. На территории Идлиба действуют более десятка вооруженных оппозиционных группировок, в том числе аффилированных с «Аль-Каидой», которые сражаются между собой за влияние в провинции.

Провинция Идлиб на севере Сирии сейчас остается единственным регионом в арабской республике, который практически полностью контролируется повстанцами. Именно в Идлиб под контролем представителей Турции и Центра по примирению сторон Минобороны России вывозили боевиков вместе с их семьями из Алеппо, который был полностью занят правительственными силами в конце декабря 2016 года. Тогда сирийское руководство ставило перед собой цель сосредоточить все оппозиционные силы в Идлибе, чтобы впоследствии окружить его.

Эта провинция (мухафаза) находится у границы с Турцией между мухафазами Латакия, Хама и Алеппо, значительная часть которых контролируется правительственными силами. Повстанцы в Идлибе оказались фактически окружены войсками президента Сирии Башара Асада и прижаты к турецкой границе.

Город Хан-Шейхун на шоссе между Идлибом и Хамой, где на прошлой неделе десятки людей погибли от отравления химическим оружием, был захвачен боевиками запрещенной в России группировки «Джебхат ан-Нусра» еще в 2014 году.

«Джебхат ан-Нусра» считалась сирийским подразделением «Аль-Каиды», другой запрещенной в России организации, пока не открестилась от нее в июле прошлого года.

Тогда же группировка сменила название на «Джебхат Фатх аш-Шам» (Jabhat Fateh al-sham, JFS). 28 января 2017 года она объявила о том, что объединяется с четырьмя более мелкими вооруженными формированиями для создания нового альянса «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTS). После этого упоминания JFS исчезли из пропаганды группировки.

В марте 2017 года арабское издание Al-Masdar со ссылкой на заявление посольства США в Сирии сообщило о признании Вашингтоном HTS продолжением «Джебхат ан-Нусры» и организацией, связанной с «Аль-Каидой». При этом журналисты называли HTS самой многочисленной оппозиционной группировкой в Сирии.

В конце марта в социальных сетях распространилась фотография, свидетельствующая о том, что в руки боевиков группировки попал один из новейших российских танков Т-90, которые Москва поставила сирийской правительственной армии. То, что на фото изображен именно Т-90, «Газете.Ru» подтвердили военные эксперты.

Лидером HTS стал Хашим аш-Шейх, также известный как Абу Джабир. 9 февраля он выпустил заявление о том, что новая группировка является независимым формированием, а не продолжением прежних организаций. Как предполагает «Би-би-си», это заявление является попыткой дистанцироваться от «Аль-Каиды», от которой группировка уже открещивалась до смены названия.

Аффилированность «Джебхата ан-Нусры» с «Аль-Каидой» осложняло положение группировки в Сирии, так как создавала серьезные юридические препятствия для тех, кто ее поддерживает. Сам Абу Джабер рассказывал Al Jazeera, что связи с «Аль-Каидой» привлекали к группе нежелательное внимание, которое мешало ее революционным действиям, направленным против режима Асада.

В своем заявлении Абу Джабир рассказал, что в состав HTS, помимо JFS, вошли также группировки «Нур ад-Дин аз-Зенки» (одна из крупных радикальных группировок в провинции Алеппо, ставшая известной после публикации видео казни пленного подростка), «Фронт Ансар ад-Дин», базирующаяся преимущественно в Хомсе «Джейш ас-Сунна», а также «Лива аль-Хаг», которая действует в Идлибе, Алеппо и Хаме.

Сам Абу Джабир до HTS возглавлял группировку «Ахрар аш-Шам», одно из наиболее крупных оппозиционных объединений в Идлибе, которое не вошло в новый альянс. Абу Джабир стал ее лидером в 2014 году, когда все руководство группировки погибло в результате взрыва. В июне 2015 года группировка установила контроль практически над всей территорией Идлиба: представитель «Ахрар аш-Шам» тогда заявил, что она контролирует 99% провинции.

По данным «Би-би-си», Абу Джабир родился в 1968 году на севере провинции Алеппо. Во время войны в Ираке он предположительно воевал на стороне «Аль-Каиды» и помогал попасть в страну сирийским джихадистам. Позже он был арестован в Сирии и стал одним из многих исламистов, которые были освобождены по амнистии в 2011 году.

В конце января между группировками HTS и «Ахрар аш-Шам», которые с самого начала вместе выступали против сирийского правительства, произошел конфликт на фоне переговоров по Сирии в Астане. В ходе первого раунда астанинских встреч впервые за один стол переговоров сели представители Дамаска и оппозиции, хотя прямого контакта без посредников не получилось: на встрече также присутствовали представители стран – гарантов перемирия (России, Турции и Ирана).

Турция, которая поддерживает «Ахрар аш-Шам», смогла убедить большинство умеренных повстанческих группировок, которые она также поддерживает, принять участие в переговорах в Астане. Вместе с тем представители «Ахрар аш-Шам» на встречу не приехали: они неоднократно отказывались участвовать в переговорах в основном из-за внутренних разногласий.

После переговоров в Астане в конце января HTS, на которую не распространяется режим прекращения огня, начала наступление на позиции повстанческой группировки «Джейш аль-Муджахидин» к северу от Алеппо. Из-за этого в провинции Идлиб началось противостояние между радикальными исламистами из HTS с одной стороны и «Ахрар аш-Шам» и более мелкими группировками, поддерживаемыми Западом, с другой. Сирийский аналитик Сэм Хеллер предположил в разговоре с Al Jazeera, что наступление боевиков HTS было попыткой ликвидировать группировки, участвовавшие в переговорах, и убедить их вступить в HTS.

«Ахрар аш-Шам», которая хоть и не присутствовала на переговорах в Астане, признается умеренной, в том числе и Россией, а также получает помощь со стороны Турции.

В Идлибе группировка стоит перед серьезным выбором: согласившись участвовать в последующих международных переговорах, она усугубит свой конфликт c HTS, что еще сильнее расколет оппозицию на севере Сирии.

Ранее представители HTS ожидали, что наиболее радикальные члены «Ахрар аш-Шам», такие как Абу Джабир, убедят остальных участников группировки примкнуть к их альянсу. Однако бывший лидер «Ахрар аш-Шам» вместо этого предпочел выйти из группировки, рассказал Al Jazeera сотрудник Арабского центра политических исследований Хамзех аль-Мустафа. По его словам, ранее сторонники жесткой линии, из-за которых происходили идеологические расколы внутри группировки, уже покинули «Ахрар аш-Шам», и более умеренные члены организации стали сильнее влиять на ее повестку.

«Умеренные [члены «Ахрар аш-Шам»] продвигают идеи, более приближенные сирийскому народу, а сторонники жесткой линии хотят присоединиться к HTS», — пояснил он.

Кроме того, присоединившись к HTS, другие группировки ставят себя под авиаудары не только сирийских правительственных сил и России, но и международной коалиции, возглавляемой США.

Вступление в HTS поможет повстанцам избежать войны друг с другом в Идлибе, однако будет стоить им поддержки одного из их основных спонсоров — Турции, говорит сирийский аналитик Сэм Хеллер. «Турки ясно дали понять этим группировкам, в том числе и «Ахрар аш-Шам», что если они присоединятся к HTS или аффилированным с «Аль-Каидой» структурам, то им конец», — сказал он.

Иранское правительственное агентство Fars в середине февраля обвинило в поддержке HTS Катар и Саудовскую Аравию. По его данным, Доха и Эр-Рияд возобновили оказание помощи группировке в этом году. Усиление поддержки бывшей «Джебхат ан-Нусры» направлено на то, чтобы усилить ее позиции перед группировкой «Ахрар аш-Шам», которую поддерживает Турция. Официально руководство Катара и Саудовской Аравии факт оказания помощи террористам не подтверждало.

В результате отравления химическим оружием в провинции Идлиб на прошлой неделе погибли более 70 человек. По утверждению США, правительственные силы нанесли по городу Хан-Шейхун авиаудар, в ходе которого применили химическое оружие. Дамаск факт применения химического оружия отрицает. Российская сторона признает факт нанесения авиаудара, однако настаивает на том, что в результате него одна из бомб попала в склад, находящий под контролем повстанцев, в результате чего произошла утечка смертельного газа. Президент России Владимир Путин назвал обвинения сирийского правительства в применении химоружия провокацией.

7 апреля США выпустили 59 крылатых ракет «Томагавк» по военному аэродрому Шайрат, с которого, по утверждению Вашингтона, вылетели сирийские самолеты, применившие химическое оружие. Это стало первым прямым нападением США на сирийские правительственные силы за шесть лет войны. Ракетную атаку одобрили большинство стран, в том числе Турция, Саудовская Аравия, Франция и Великобритания. Представитель Кремля Дмитрий Песков сообщил, что Путин расценивает удары «как акт агрессии против суверенного государства», нарушающей нормы международного права под надуманным предлогом. Позицию Москвы на всем Ближнем Востоке поддержал только Иран.