Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мосул поделят после штурма

В Ираке возобновилось наступление на Мосул

Михаил Ходаренок, Максим Солопов 20.10.2016, 14:49
Боец элитных антитеррористических подразделений Ирака в Мосуле, 20 октября 2016 года Khalid Mohammed/AP
Боец элитных антитеррористических подразделений Ирака в Мосуле, 20 октября 2016 года

Иракские военные и курдские ополченцы возобновили наступление на крупнейший город ИГ. В четверг они при поддержке коалиции во главе с США попытаются взять несколько населенных пунктов в окрестностях города. Бывший американский посол в Ираке рассказал о проблемах самой крупной операции против ИГ.

В четверг иракский спецназ и курдские ополченцы возобновили приостановленное наступление на Мосул — крупнейший город под контролем запрещенной в России организации «Исламское государство» (ИГ). Сейчас при воздушной поддержке западной коалиции и артиллерийской поддержке США они пытаются выбить боевиков еще из нескольких деревень в 20 км к северу и востоку от двухмиллионного города, сообщает Reuters.

«Мы штурмуем его каждую минуту»

«Цель заключается в том, чтобы очистить ряд близлежащих деревень и сохранить контроль над стратегическими направлениями для дальнейшего окружения ИГИЛ», — цитирует агентство представителя курдского военного командования, заявившего о новом витке операции в четверг.

Десятки черных джипов элитной контртеррористической службы с установленными на них пулеметами движутся в направлении небольшого городка Барталла — главной цели атаки на восточном направлении, передал также репортер Reuters. По его словам, над населенными пунктами вокруг Мосула по-прежнему висят облака черного дыма, вызванные поджогами нефти. Эту тактику боевики используют, чтобы скрыться от средств воздушной разведки.

На севере курдские пешмерга сбили автоматным огнем несколько беспилотников, которые прилетели со стороны подконтрольных ИГ территорий к селению Наваран. Неясно, несли ли дроны, размером от 1 до 2 м, взрывчатку или просто вели разведку, объяснили Reuters курдские военные. По их словам, были случаи, когда исламисты использовали беспилотники со взрывчаткой.

О начале наступления на Мосул иракское правительство объявило в понедельник. Власти страны уверяют, что операция развивается быстрее, чем ожидалось.

9-я бронетанковая дивизия вооруженных сил Ирака ведет бои в районе Хамдании и осадила христианский город Каракош, приблизительно в 16 км к юго-востоку от предместий Мосула. «Мы штурмуем его каждую минуту», — цитирует Washington Post слова командира дивизии генерал-лейтенанта Кассима аль-Малики.

Борьба за Мосул является самой большой и самой сложной операцией против «Исламского государства», утверждает американское издание. Вооруженные формирования ИГ в настоящее время окапываются в городе, строят баррикады, минируют все возможные подходы к узлам сопротивления.

Несмотря на уже имеющиеся и вновь возникающие проблемы, иракские и американские официальные лица считают, что в операции по взятию Мосула уже обозначились первые успехи. Они заявили, что бойцы курдских формирований и вооруженных сил Ирака достигли первоначальных целей. Сам штурм Мосула, по их мнению, представляет собой редкий случай сотрудничества между двумя, зачастую враждующими, правительствами в Багдаде и Эрбиле, столице полуавтономного курдского региона.

Куда уйдет ИГ и как быстро

Успешный штурм Мосула может стать важной вехой в процессе дальнейшего мирного урегулирования в Ираке, но даже победа в этом городе в конечном счете может обернуться новой фазой гражданской войны в этой стране, пишет в американском военно-аналитическом издании The National Interest Залмай Халилзад, работавший послом США в Ираке и в Афганистане.

По его словам, сейчас до конца неясно, укрепляется ли ИГ в Мосуле для длительной обороны или же, наоборот, намерено уйти, чтобы сократить свои потери и вести результативную вооруженную борьбу в дальнейшем. Вместо того чтобы сделать Мосул своим последним бастионом в Ираке, формирования ИГ могут передислоцироваться в Сирию или, что более вероятно, рассеяться в обширной пустыне Хасеера между городами Мосул и Анбар, где для этого есть все условия.

В руководстве ИГ понимают, что штурм Мосула может привести не только к многочисленным жертвам среди мирного населения, но и к весьма чувствительному поражению ИГ. Это будет означать для халифата сильный удар по репутации. Передислокация отрядов исламистов в Сирию добавит проблем для Башара Асада, а рассредоточение их сил в пустынных районах Ирака будет означать, что борьба с ИГ в этой стране продолжится еще долгое время.

Для успеха коалиции важна быстрота, с которой будет достигнута эта победа, пишет Халилзад. Именно скорость операции окажет решающее влияние на последующее развитие событий. Если наступление превратится в длительные и изнурительные позиционные бои и перемалывание с обеих сторон живой силы, то главные действующие лица на этой сцене, включая Иран, Турцию, курдские формирования и шиитское народное ополчение, вероятно, попытаются использовать события вокруг Мосула прежде всего ради своей личной выгоды.

Война всех против ИГ или всех против всех

Премьер-министр Ирака Хайде аль-Абади долго колебался по вопросу об участии шиитского народного ополчения в штурме Мосула. В первый день операции он обещал, что иракская армия и государственная полиция будут единственными силами, которые войдут в Мосул. Иракский премьер планировал, что курдские пешмерга войдут только в курдские части Мосула, а поддерживаемое Ираном шиитское ополчение будет действовать на ограниченных участках. Ему поручено в том числе обеспечивать безопасность путей доставки материальных средств для передовой.

Ополченцы уже были замечены в преступлениях против суннитов после освобождения Эль-Фаллуджи. Однако шииты могут и обойти налагаемые ограничения, предупреждает Халилзад. В случае входа в Мосул шиитского ополчения возможно обострение ситуации в еще более широком масштабе. Суннитско-шиитский конфликт в Мосуле может с быстротой пожара распространиться по всему Ираку и способствовать дальнейшему росту экстремизма и терроризма.

Еще один важный фактор — напряженные отношения между Анкарой и Багдадом по вопросу присутствия турецких войск под Мосулом, которые продолжают расти. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган полон решимости определить более существенную роль для Турции в будущем Мосула и при имеющихся разногласиях с Багдадом может в определенный момент вмешаться в штурм этого города.

У Турции есть интерес к защите туркоманов-суннитов от шиитского ополчения. Турецкий лидер озабочен вопросом, чтобы его суннитские союзники не были отстранены от управления Ираком после разгрома ИГ. Анкара также опасается присутствия пешмерга и Рабочей партии Курдистана в регионе Синджар между Мосулом и сирийской границей. Турецкое вмешательство по любой из этих причин может обострить ситуацию до предела, привести к обратной реакции шиитского ополчения и осложнить любые возможные меры по стабилизации обстановки в регионе.

С другой стороны, напряжение сохраняется и в отношениях между Багдадом и курдами. Хотя курды и иракское правительство сотрудничают в борьбе против ИГ в Мосуле, последующий конфликт между этими двумя сторонами не может быть до конца исключен. Иракские курды пока воздержались от объявления независимости только из-за того, что сейчас для них стала приоритетной задача вооруженной борьбы с ИГ. У них есть существенные разногласия с Багдадом по статусу Киркука и других территорий, находящихся под курдским контролем. После штурма Мосула курдский лидер Масуд Барзани, вероятно, будет стремиться установить новые отношения с иракским правительством. Речь может пойти о независимости или конфедерации Курдистана. Отсутствие договоренностей между Багдадом и Эрбилем в этой сфере усилит их борьбу за поддержку суннитов.

Власть и гуманитарный кризис

Есть еще разногласия по вопросам того, как должно быть организовано управление Мосулом после штурма, объясняет бывший посол США. В Багдаде есть мнение, что губернатором Мосула должен стать Науфаль Султан аль-Акуб и совет, который возглавит всю провинцию Найнаву. Не исключается, что ему окажут помощь представители центрального правительства Ирака и курдского регионального руководства. Большой вопрос, будет ли эта формула принята и поддержана населением провинции Найнава. Есть проблема и в том, будут ли курдские или другие национальные меньшинства Найнавы стремиться стать автономными областями и дадут ли им свободу выбора между присоединением к курдскому региону или пребыванием в качестве автономии внутри провинции.
.
Похоже, нет никакого серьезного плана относительно восстановления Мосула после его освобождения, пишет Халилзад. Администрация Обамы скоординировала с международными организациями определенные действия, чтобы обеспечить хотя бы возврат беженцев в Мосул после боев, но нужно быть готовыми и к переселению перемещенных гражданских лиц, которые не захотят возвратиться в город после штурма. Подобные факты уже имели место в других населенных пунктах, отбитых у ИГ. Кроме того, напоминает дипломат, учитывая весьма напряженное состояние финансов Ирака из-за низкой цены на нефть, для США очень важно помочь Багдаду выработать план по восстановлению города.

Первопричины гражданской войны в Ираке коренятся в «сектантской» политике предыдущих иракских правительств и в отсутствии комплекса мер по разделению власти в стране. Если Ирак не решит эти проблемы, то преемники ИГ могут возникнуть повторно, даже если сама группировка будет разогнана окончательно. Само ИГ возникло на останках «Аль-Каиды в Ираке», которая была разгромлена в 2006–2009 годах, благодаря провалам в управлении страной. В основном это произошло в течение второго срока бывшего премьер-министра Нури аль-Малики.

Многие в регионе полагают, что администрация Барака Обамы рассматривает освобождение Мосула как флажок, который президент США хочет поставить на карту перед ноябрьскими выборами в США. Арабы-сунниты в особенности боятся, что нетерпение администрации Обамы и ее желание быстрой победы отвлекут внимание от более фундаментальных проблем разделения власти в Ираке ради совместного проживания представителей разных конфессий в одной стране.

А сделать это будет нелегко, поскольку потребуется заключить множество тщательно продуманных соглашений по разделению власти в центре, федерализации, конфедерации или децентрализации среди местных сообществ. В отсутствие таких соглашений конфликт в Ираке не только сохранится, но и усилится, считает бывший посол США в Багдаде.