Стартовал выговор

Рогозин и глава «Роскосмоса» получили выговоры после запуска «Союза»

Первый пуск ракеты с нового российского космодрома Восточный состоялся со второй попытки, вице-премьер Дмитрий Рогозин и руководитель «Роскосмоса» Игорь Комаров получили по выговору от Владимира Путина, а гендиректор НПО автоматики Леонид Шалимов — постановление о неполном служебном соответствии. Корреспондент «Газеты.Ru» вместе с «Роскосмосом» и строителями провожала «Союз-2.1а» со старта в небо.

Спустя 55 лет и 16 дней с первого полета человека в космос свершилось новое знаменательное для российской космонавтики событие — 28 апреля 2016 года впервые, хоть и со второй попытки, осуществлен запуск ракеты-носителя со спутниками с первого чисто российского гражданского космодрома Восточный. Корреспондент «Газеты.Ru» была в числе счастливчиков, кому лично удалось понаблюдать за историческим запуском.

__is_photorep_included8201957: 1

Запланированный на 27 апреля пуск ракеты «Союз-2.1а» с нового космодрома Восточный не состоялся, даже несмотря на присутствие на космодроме в знаменательный день президента России. В течение дня и ночи государственная комиссия разбиралась в происшествии, выясняла, из-за чего автоматика отменила первый пуск с Восточного, а также докладывала Владимиру Путину о ситуации. Путин же пригрозил «отправить на нары» тех, кто замешан в хищении средств со стройки космодрома.

Рано утром 28 апреля по местному для космодрома Восточный времени госкомиссия после, очевидно, бессонной ночи приняла-таки решение провести попытку номер два. По приезде на космодром взобравшиеся на наблюдательный пункт журналисты отметили, что «ракета стоит, за ночь не разобрали».

Время 9.57 по местному (3.57 мск). «Готовность к пуску один час. Пятый?» — звучит знакомый голос из рупора. А в ответ тишина, только ветер сильно шумит порывами — вчера такого не было. Часть гостей и журналистов после неудачной первой попытки улетела, поэтому всех присутствующих на этот раз разместили на одной части крыши смотровой площадки.

Китайское телевидение везде ищет символизм — рассуждают о «символических трех единицах 11.01» — местное амурское время запуска (5.01 мск). Говорят, что эти цифры отражают важность события — первый пуск с первого гражданского космодрома России. Хотя непонятно, что символизирует третья единица — перспективу третьей попытки? Записав свою находку, журналисты смеются, что вчера это чуть не выдали в эфир. Нельзя тут в связи с этим обойти вниманием так называемую драму от Арама — произошедший накануне казус, когда LifeNews в вечной погоне за сенсацией и «ориентацией на срочные новости» запустил-таки ракету своей стандартной заготовкой, выпущенной на сайт. Говорят, корреспондента, отправившего сообщение, могут уволить.

«Союз-2» с первого раза не запускается», — продолжают теорию символов присутствующие,

напоминая про шутку о местном шамане, который был против запуска. Религиозная тема вообще популярна — ходит версия, что священника, освящавшего ракету за день до первой попытки пуска, отчитали за то, что «плохо окропил».

Время 10.22 (4.22 мск). «Внимание, готовность к пуску тридцать минут. Готовность к пуску тридцать минут. Пятый?» — настойчиво повторил голос. Ему в ответ: «Внимание, принята готовность к пуску тридцать минут. Пятый».

Спустя пять минут другой участник конференции вступил в обмен информацией. «Первый, конфигурация стартового комплекса и ракеты-носителя приведены в готовность к запуску. Персонал со стартового комплекса эвакуирован. Принята готовность тридцать минут. Передаю управление пуском. Первый?» — нарезал он знакомые со вчерашнего «запуска» отчеты. Ему нечленораздельно пробубнили ответ.

Ровно в 10.30 (4.30 мск) послышался гул от приближающегося вертолета. «Это Путин что ли?» — послышалось из толпы. «А он сегодня присутствует?» «А вон снайпер», — не то пошутил кто-то из журналистов, не то оказался сильно зорким.

Вертолет приземлился на площадке, подняв клуб пыли и песка. Камеры ринулись их снимать. И вот появился еще один вертолет. Всего на площадке с крутящимися лопастями теперь стояли четыре винтокрылые машины: три белые с триколорами и одна серая, а рядом группа людей в черных куртках.

Напряжения среди присутствовавших на наблюдательном пункте журналистов не ощущалось.

Кто-то жевал с одноразовых тарелочек бесплатные бутерброды с икрой, предоставленные организаторами зрелища.

«Прямо по курсу» дорога к стартовому комплексу, на ней три туристического вида автобуса, несколько машин и желтого цвета автотранспорт наподобие пазика. А на пригорке возле них большая группа людей в строительной спецодежде — наверное, работники «Спецстроя» выстроились посмотреть. Накануне им давали выходной и собирались награждать, но не случилось.

«Внимание на стартовом комплексе: готовность пятнадцать минут. Первый?» — «Готовность принял. Прием».

«Главное, чтоб улетела», — не выдержал один из операторов.

«Готовность к пуску десять минут. Первый?» — «Готовность принял. Первый», — продолжается конференция, кажется, что теперь даже те, кто никогда не слышал этих традиционных предстартовых переговоров, навсегда выучат стандартные «космические» формулировки.

Журналисты шутят, мол, во время старта начнут звонить с вопросами: «Ну че, ты снял? — Да нет, ты ж звонишь!»

«Готовность к пуску пять минут. Первый?» Первый доклад принял. «Готовность к пуску одна минута. Первый». И вот тот самый момент, когда начинаешь волноваться и очень чутко вслушиваться, чтобы ни звука не упустить. Доклад о минутной готовности принят. Ветер начинает дуть еще сильнее. Щелкают створы фотокамер, операторы с корреспондентами информационных агентств устраивают традиционную разборку из-за того, что «агенты» слишком громко комментируют происходящее по телефону для оперативного выпуска заранее заготовленных молний о запуске.

«Продувка». «Дренаж». «Наддув». «Земля – борт». «Мачта». «Доклады принял».

«Пуск», — говорит диктор. Репортеры начинают кричать в микрофоны, что этот момент войдет в историю. «Контакт подъема. Двигатели...» — отчитывается комментатор, но его уже не слышно — «Союз-2.1а» стартовал и с грохотом прорывается сквозь чистое голубое небо, оставляя желто-красный хвост.

Ракета летела, люди хлопали, диктор сообщал, что тангаж и давление в норме.

«60 секунд — полет нормальный», а наблюдательный пункт взрывается радостными криками. «80 секунд — стабилизация изделия устойчивая». «Еще 400 секунд!» — перекрикивает визг и аплодисменты представитель «Роскосмоса», но это мало кого волнует. На наблюдательном пункте каждый уже занимается своим делом. А двигатели обеих ступеней ракеты работают нормально. «Тангаж, рысканье, вращение в норме!» — доносится из рупора. «Рысканье» — это смещение ракеты влево-вправо. Двигатели боковых блоков отключились, элементы отделились. Дальше все шло стабильно и штатно.

Диктор сообщил: «Точное время старта — 5 часов 1 минута 21 секунда 314 миллисекунд декретного московского времени».

После чего последовал отчет о работе двигателей и параметрах конструкции ракеты-носителя, сброса створок головного обтекателя, под которым спрятаны спутники, отделения разгонного блока «Волга» номер 006 от ракеты и так далее. Но это уже для специалистов. А зрителям важно, что ракета «пошла», первый пуск состоялся.

Через десять минут после окончания вещания рупор снова заговорил — сообщил, чтобы расчеты построились. Вот теперь, очевидно, будут награждать. «Роскосмос» для участников первого пуска с Восточного заказал более тысячи медалей с улыбкой Юрия Гагарина с одной стороны и ракетой «Союз-2.1» и мобильной башней обслуживания стартового комплекса Восточного — с другой.

Общаясь с работниками космодрома по итогам пуска, президент Путин подчеркивал важность того, что все работает.

«Хочу вас поздравить. Есть чем гордиться. Вчера техника немного перестаралась. В принципе, можно было вчера пускать, но техника перестаралась и остановила пуск. Это нормальное явление», — сказал Путин.

Глава «Роскосмоса» Игорь Комаров, накануне выглядевший хмурым и печальным, заметно повеселел.

«Сегодняшний день можно назвать днем начала работы космодрома. Я хотел бы поздравить всех, кто болел и переживал. Работников ракетно-космической промышленности и строителей.

Сегодня мы будем радоваться, праздновать. Очень хорошее у всех настроение, много звонков и SMS», — поделился с журналистами Комаров.

От вопроса, удалось ли ему выспаться, он с ухмылкой увернулся. «Вы еще про вчерашнюю ночь спросите», — сказал он.

Стартовый комплекс запуск выдержал: кабина обслуживания ракеты (нижняя часть огневого кольца, куда упирались двигатели носителя перед и во время стартов) цела и невредима, в ней работают специалисты в касках.

А вот одному из небольших «домиков» возле старта буквально снесло крышу — она погнулась.

По словам Комарова, вся инфраструктура отработала штатно, но космодрому предстоит более 20 доработок в связи с замечаниями и пожеланиями.

«Мы это сделали», — поставил точку в этом историческом событии главный куратор стройки Восточного вице-премьер Дмитрий Рогозин. Для него сегодняшний успешный пуск многое значит.

После запуска Владимир Путин сделал выговор вице-премьеру Дмитрию Рогозину, строгий выговор — руководителю «Роскосмоса» Игорю Комарову и постановление о неполном служебном соответствии — гендиректору НПО автоматики Леониду Шалимову.

Спустя полчаса после события космического масштаба над стартом собрались пушистые облака, ветер стих и все вокруг успокоилось... Теперь Восточному предстоит годовой «пусковой отпуск», но с ним и большие трудовые будни для строителей и испытательные мероприятия для специалистов ракетно-космической отрасли. По оценкам «Роскосмоса», к 2018 году космодром выйдет на 8–10 запусков год. После 2023 года ждут первой отправки на орбиту космонавтов.

«Еще второй этап предстоит, под тяжелую ракету… Работы еще много, она большая, впереди еще целый комплекс наземной инфраструктуры. Не исключаю, что еще одна инфраструктура будет создана здесь под сверхтяжелую ракету, пилотируемый комплекс. Здесь есть чем заниматься», — заключил Путин и улетел в своем вертолете.