Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Играть – не строить

Фото: ИТАР-ТАСС
Минкульт обнародовал цифры, отпущенные на празднование 250-летия российского театра. Очевидно, театральная жизнь все больше смещается в сторону строительства и реконструкций.

Сегодня состоялось заседание коллегии Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. Самые культурные люди страны обсуждали, что надо поправить в законах, кого из деятелей культуры наградить, про архивы вспомнили и, самое главное, обсуждали подготовку к празднованию 250-летия основания российского государственного театра.

Почему это самое главное? Так ведь у нас театр давно уже является важнейшим из искусств. Для реализации пятилетней программы «Культура России» (2006–2010 годы) министерство просит из федерального бюджета 56,5 млрд рублей, из них 37 млрд рублей — на капитальные вложения в сфере культуры. А из этих капитальных вложений лишь два по-настоящему капитальны — 23 млрд, то есть 62%, предполагается пустить всего на два объекта – это Большой театр в Москве и Мариинский театр в Петербурге.

Эти два мегапроекта, конечно, способны поразить любое воображение.

Реконструкция Большого театра должны обойтись налогоплательщикам почти в миллиард долларов, строительство новой сцены Маринки – в 220 млн евро (просили 250, для ровного счета, но тридцать срезали). Но если вы решили, что весь остаток пойдет библиотекам, музеям и кино, то вы ошибаетесь. Две пламенные страсти сжигают министерство – театр и строительство. Ведь театры можно не только ремонтировать, но и строить.

В Москве сегодня настоящий бум строительства театральных зданий. В ноябре Et Cetera открывает сезон в новом здании в Бобровом переулке, оснащенном по последнему слову техники. Вводится в эксплуатацию реконструированная после пожара Малая сцена Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Начинается строительство зданий для «Мастерской Петра Фоменко», «Табакерки» и театра «На Юго-Западе», до 2007 года планируется завершить реконструкцию «Геликон-оперы». По некоторым оценкам, почти 40% капиталовложений в культуру расходуется на строительство театров.

Страсть к театрам в какой-то степени объяснима – многолетний министр культуры и нынешний глава федерального агентства Роскультуры (которое реально занимается распределением денег) Михаил Швыдкой начинал свой трудовой путь как театральный критик.

Подвигов на ниве строительства в его биографии не прослеживается. Но, тем не менее, возможности что-нибудь построить он не упускает никогда.

Сегодня на коллегии он докладывал о ходе подготовки плановых мероприятий, посвященных 250-летию основания российского государственного театра. Угадайте, о чем шла речь? О театральном фестивале, об издательских или выставочных проектах, научных конференциях? Нет, основное внимание – «решению ряда проблем, связанных с состоянием материально-технической базы старейших театров – РГАТД (Александринского) и Государственного академического Малого театра России, которая нуждается в укреплении и требует значительных инвестиций.

Проще говоря – реконструкции. На капитальный ремонт и реконструкцию Александринки в этом году выделили 317 млн рублей, в следующем дадут 768 млн. Малому театру на эти цели в этом году пожадничали – дали только 45 млн рублей, но наверстают – на 2006 год запланировано уже 467 млн. Бедный министр культуры Соколов на вопрос журналистов «Какую часть денег, выделенных на празднование, пустят на реконструкцию?» так и не смог дать вразумительного ответа.

Не очень понятно, кстати, и чем вызвана такая срочная необходимость опять капитально перестраивать тот же Малый театр, если его масштабная реконструкция была завершена чуть больше десяти лет назад.

Впрочем, о возможных причинах страсти культурных чиновников к строительству как-то обмолвился и сам президент Путин. Когда в марте Владимира Владимировича водили осматривать Большой театр, а потом по горячим следам попросили 25 млрд рубелей, он отреагировал весьма показательной репликой. «Говорят, что у денег нет совести, а сам факт того, что заявленная сумма постоянно увеличивается, говорит, что все исполнители хотят на этом заработать, – сказал он. – Ничего удивительного здесь нет, но главное, чтобы наши затраты и их доходы были в рамках существующих в мире норм».