За веру, фюрера и отечество

Фото из архива Газеты.Ru
28 августа инициативная группа начинает сбор подписей за снос памятника «Вождям Белого движения и Казачьим атаманам».

Памятник этот является частью мемориала «Примирение народов России, Германии и др. стран, воевавших в двух Мировых и Гражданской войнах». Расположен у Храма Всех Святых у метро «Сокол», на территории Всехсвятского приходского кладбища. Монумент был установлен еще в 1994 году инициативной группой «по благословению Священноначалия Русской Православной Церкви Московского Патриархата, при содействии группы германских ветеранов Второй Мировой войны и русских белоэмигрантов». Ежегодно в начале июня возле него проводятся пышные торжественные службы. Вот, например, приглашение этого года: «У Храма Всех Святых, что у метро «Сокол», 4 июня 2005 г. (в субботу) в 12.00 состоится церковное поминовение Православных казачьих священнослужителей, Казачьих атаманов и всех Казаков 30-тысячного Казачьего Стана и членов их семей, насильственно выданных англичанами в 1945 г. из Казачьего лагеря под Лиенцем (Австрия) на уничтожение сталинскому богоборческому режиму в СССР».

Службы проводятся торжественно, пышно, и их организаторы если на что и жалуются, так только на невнимание прессы: «К сожалению, наши постсоветские средства массовой информации побоялись широко осветить данное мероприятие по телевидению и в прессе».

Впрочем – нет. Есть и еще одна проблема – памятнику периодически приходится туго. К примеру, в ноябре 2003 года неизвестные вандалы «осквернили единственный в России православный мемориал участникам I мировой войны и белого движения» — повалили его. Это было уже третье осквернение — 7 октября 1995 года кто-то залил памятник водостойким клеем, а второй акт вандализма произошел 24 мая 2000 года, когда неизвестные разбили две мраморные плиты этого мемориала. Создан даже общественный комитет по защите и сохранению мемориала.

Вроде все понятно – неуемные единомышленники «комиссаров в пыльных шлемах» никак не могут закончить гражданскую войну и гадят в меру сил и возможностей.

Однако вчитаемся повнимательнее в перечень фамилий этих «участников I мировой войны и белого движения». Вот надпись на памятнике, дословно: «Атаманы: Краснов, Шкуро, Доманов, Султан-Гирей Клыч, Павлов, фон Паннвиц, Кононов, Зборовский. Генералы: Кутепов, Миллер, Михайлов, Каульбарс, Туркул, Хольмстон-Смысловский, Скородумов, Штейфон. Воинам Российского общевоинского союза, Русского корпуса, Казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество».

Даже людям, шапочно знакомым с историей гражданской войны, видно, что в списке этих «участников белого движения» отсутствуют многие хрестоматийные фамилии, вроде Деникина или Врангеля. Меж тем смеем заверить — фамилии и организации набраны вовсе не абы как, принцип отбора там присутствует, и выдержан он очень четко.

Лукавят организаторы – это вовсе не памятник белому движению, это памятник коллаборационистам, и странно, почему к изображенному кресту на памятнике кресту не пририсована свастика.

Все перечисленные на памятнике люди в годы второй мировой войны служили в армии вермахта. То есть там только те из белоэмигрантов, кто пошел на службу к Гитлеру и воевал на стороне фашистов с оружием в руках. Исключения только два – генералы Кутепов и Миллер, также сотрудничавшие с немцами, были уничтожены советской разведкой еще до войны. А название упомянутого на памятнике кавалерийского корпуса «скромно» сократили. Полностью его название звучит так: «15-й казачий кавалерийский корпус войск СС», и прославился он разве что карательными операциями и резней мирных жителей в Италии и Югославии, где «казачки» убивали партизан Тито и вешали поддерживающее их население. Более того — они успели повоевать и непосредственно против Красной Амии: 25 декабря 1944 года 15-й корпус воевал с советскими частями (133 стрелковая дивизия) на реке Драве.

Какое белое движение, если на памятнике «фон Паннвиц». Если вы вдруг не в курсе, Гельмут Вильгельм фон Панвиц не имеет никакого отношения не только к белым, но и к России вообще. Он кадровый офицер вермахта, родившийся и выросший в Германии и воевавший против России еще в первую мировую войну. Во время Великой Отечественной сперва командовал ударным отрядом 45-й пехотной дивизии, которая воевала в Белоруссии, и дошел от Брест-Литовска до Курска, а потом, в декабре 1944 года, по личному приказу своего шефа, рейхсфюрера СС Гиммлера, начал формировать кавалерийский корпус СС из российскихэмигрантов и советских военнопленных, перешедших на сторону фашистов. После войны был передан британским командованием советской стороне и по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР был в 1947 году повешен за военные преступления. Вместе со своими боевыми соратниками - Красновым, Шкуро, Султан-Гиреем, Власовым и другими.

Довольно странно выглядят наши шумные протесты против реабилитации фашистов в странах Прибалтики, если у нас самих в столице памятник эсэсовцам стоит уже десять лет.

Можно, конечно, завести привычную песню про «они воевали не с Россией, а с коммунистами, они просто продолжали свое белое движение», но давайте отдавать себе отчет – «белые» генералы Шкуро, Краснов и пр. закончились тогда, когда они пошли на службу фашистам. После этого мы имеем уже «коричневых» генералов. Казачество, меж тем, отнюдь не исчерпывалось теми, кто воевал против своей страны. Были и другие казаки – те, кто прошли всю войну, завершив ее парадом Победы на Красной площади. Эти ежегодные «поминовения казаков», которые не освещает пресса, выглядят довольно странно, особенно если вспомнить казачьи корпуса Доватора и Кириченко, окруженный корпус Белова, погибших на берегах Аксакай-Есаульской и в тысяче других мест.

А памятник белоэмигрантам… Памятник, конечно, нужен. Памятник русским эмигрантам, которые дрались с фашистами в приютивших их странах, тем же русским в Югославии, которые ушли в партизанские отряды, а таких были сотни. Воевавшим во французском Сопротивлении, погибшей княгине Вике Оболенской, которую сейчас уже никто не помнит. Наконец, просто отказавшимся сотрудничать с врагами России и так или иначе поддерживающими свою утраченную Родину, — и генералу Деникину, и князю Феликсу Юсупову, и либералу Милюкову, и писателю Бунину, и композитору Рахманинову, и великому князю Дмитрию Павловичу.

Всем, кто повторил вслед за Антоном Деникиным: «Нет теперь армии красной, нет теперь армии белой, а есть только одна армия — русская, и она победит».