Слушать новости

И кино, и домино перед драмою…

На подведении итогов «Золотой маски» Илзе Лиепа чувствовала себя Дюймовочкой, Мариинка победила Большой, а режиссеру «Аиды» предложили что-нибудь оторвать.

В билете на церемонию закрытия «Золотой маски» было красным зачеркнуто слово «церемония» и допечатано: «ЗАМЕНА! Спортивно-оздоровительное мероприятие!». Приходить полагалось в спортивной одежде. Входящим в Театр имени Моссовета вручали красно-синий шарф баскетбольного клуба ЦСКА и каталоги тренажеров. По всем театральным фойе были расставлены эти самые тренажеры, и красивые девушки в спортивных костюмах крутили на них педали. Леденцово-разноцветная церемония, поставленная Ниной Чусовой, тоже была бодрой и спортивной: танцевали гимнастки, демонстрировали масляные тела мастера фитнеса, выжимал вес штангист, акробаты зависали в воздухе в опасных позах, пыхтели борцы сумо, скакали по ступеням зала велосипедисты. Все значились в программке чемпионами России и мира.

Вручать «Маски» актрисы выходили в сопровождении спортсменов, и занятно было смотреть, как высоченная Илзе Лиепа, объявлявшая балетных победителей, запрокидывала голову, чтобы обратиться к своему напарнику — баскетболисту Алексею Саврасенко и кокетничала, что всегда хотела чувствовать себя Дюймовочкой.

А немыслимые мужчины из основного состава баскетбольного клуба ЦСКА, словно на детском утреннике, читали по очереди стишки о театре. Из боковой ложи группа поддержки, размахивая флагами с изображением золотой маски, кричала оригинальные речевки вроде: «И кино, и домино перед драмою — …(дальше неразборчиво)». Ведущие церемонии спортивный комментатор Василий Уткин и актриса Инга Оболдина тоже несли написанную для них ахинею очень бойко и с огоньком.

«Вручантам» вместо классических конвертов давали футбольные мячи, открывавшиеся как шкатулки, в них и лежали бумажки с заветными именами. Разглагольствования не приветствовались, и на сцене никто не задерживался надолго, хотя на некоторых хотелось бы посмотреть еще. Из лучших были вручавшие премию за поддержку театрального искусства Ирина Роднина и Лев Додин, который неожиданно для всеобщего веселья сказал, что поддержка — дело хорошее и что, мол, напрасно театральное сообщество так хило отреагировало на наезд на Большой театр, поскольку без поддержки каждый рискует быть стертым в порошок. Пандан ему художник Сергей Бархин, получая приз за спектакль «Скрипка Ротшильда», сказал, что ему лично очень помогает работать его собака и он протестует против санкций мэрии по отношению к дворовым псам. Но главного жару всем задал актер-патриарх – 82-летний Николай Пастухов, получавший премию за честь и достоинство. На ходу сочиняя благодарность и по-актерски заводя себя все больше и больше, Пастухов продемонстрировал такой бешеный темперамент и горящие глаза, какого мы не видели на сценах во все время фестиваля.

Что касается самих премий, то в этом году по поводу лауреатов обычно самого трудного и «интриганского» вида театра – драмы — споров почти не было.

Как все и предполагали, основные призы достались москвичам, причем тем, кому и ожидалось. Лучшими спектаклями были названы гинкасовская «Скрипка Ротшильда» в большой форме и «Когда я умирала» Карбаускиса в малой; чудес не было и в частных номинациях. «Куклы» (лучший спектакль – «Всадник Cuprum») и «Новация» (лучший – «Апокалипсис») тоже выглядели вполне предсказуемо. Все интриги нынешнего года происходили на территории музыкального театра.

Сначала про то, что казалось менее важным. В традиционно слабовато представленной у нас категории «Лучший мюзикл / оперетта» даже решили не вручать премии за режиссуру и лучшую женскую роль. А за лучший спектакль отдали не заводным французским «Ромео и Джульетте» из Москвы, а вялой «В джазе только девушки» из Новосибирска. Особенного скандала в этом не было, но некоторый жест со стороны жюри, отказывающегося поддерживать даже хорошо сделанную сотую копию чужой постановки, все же был продемонстрирован.

Действительно скандальным было только одно решение музыкального жюри: премию за лучший современный танец отдали не нежному, абсурдистскому спектаклю Татьяны Багановой «Lazy Suzan» и не жесткому представлению Ольги Пона «Знает ли жизнь английская королева?» — двум очевидно лучшим постановкам самых известных российских хореографов в модерн-дансе, a наивному и непритязательному «Тряпичному углу» екатеринбургского «Эксцентрик-балета».

Впрочем, в совсем недавно появившемся у нас современном танце так мало кто понимает, что возмущение явно неквалифицированным решением жюри в зале даже не было заметно.

Зато когда объявляли номинантов в главных на фестивале-2005 видах театра – балете и опере — было понятно, кто действительно является фаворитом театральной публики. При всех упоминаниях питерского балета «Форсайт в Мариинском» и новосибирской оперы «Аида» зал заходился криками и аплодисментами. В результате все балетные призы и увез ироничный, изумительный отточенный Форсайт, а Мариинский балет в который раз обставил Большой.

Но главной на фестивале была интрига с «Аидой». Показанное на сцене Кремлевского дворца съездов грандиозное зрелище, чей приезд стоил 12 млн рублей, с самого начала было назначено центральным событием фестиваля. Но мнения по поводу осовремененной трактовки Дмитрия Чернякова, перенесшего трагедию из фараоновских времен в ХХ век, так разошлись даже среди профессионалов, что до последнего момента казалось, что «Аиде» не светит вообще ничего.

Невидимые миру бои тут разгорались почти как вокруг «Детей Розенталя»: всякий человек, числящий себя прогрессивным, считал необходимым выступить против рутинеров, которые очень кипятились и даже предлагали за такое отношение к Верди что-нибудь режиссеру оторвать.

В первых рядах защитников современной режиссуры шли критики драматического театра, которых осовремениванием не удивишь, и благодаря их поддержке «Аида» получила приз критики, который прежде всегда отдавался драматическим постановкам. Oт жюри новосибирский спектакль тоже получил целый букет наград – и за лучший оперный спектакль, и за лучшую режиссуру, и за лучшую женскую роль. Правда, вдохновенному дирижеру Теодору Курентзису, который в условиях безобразной акустики КДС так и не смог показать, как звучит его оркестр, приза не дали, но вся команда «Аиды» прямо со сцены сказала, что главный приз за спектакль принадлежит ему. Так что прогресс победил.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть