Мещанский суд не хочет больше ничего знать

В понедельник суд отклонил львиную долю ходатайств о включении в уголовное дело Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова новых материалов, добытых адвокатами. По общему мнению судьи и прокурора, дело и так большое.

Сегодня суд отказался включать дополнительные материалы в уголовное дело Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова. С утра адвокат Константин Ривкин сообщил, что в соответствии с согласованной позицией защиты обоих подсудимых адвокаты Лебедева готовы предоставить часть дополнительных документов. Ранее гособвинитель Дмитрий Шохин утверждал, что «сторона защиты затягивает процесс», и по его просьбе защитники предъявили копии запросов на новые бумаги в различные инстанции. Однако новые материалы прокурору не понравились. После первого же ходатайства он заявил, что документы не имеют никакого отношения к делу.

В основном новые материалы пришли из МФО МЕНАТЕП и ЗАО «ЮКОС-РМ»: это приказы о назначении Лебедева на тот или иной пост и его характеристики. Один документ касался благотворительности. По инициативе Лебедева была направлена помощь пострадавшим при взрывах домов в Москве и Волгодонске в 1999 году. На этом месте прокурор выразил недовольство. «Все, связанное с характеристикой Платона Леонидовича, уже содержится в деле», — заявил он, потребовав отклонить ходатайство о включении этого материала в дело. Суд удовлетворил просьбу гособвинителя.

Прокурор Шохин был против любых документов. «Все материалы по этому делу уже закреплены в достаточном количестве», — заверил он, правда, не упомянув, что толщина дела отчасти достигнута за счет нескольких копий одних и тех же документов, черновиков и прочих небрежностей прокуратуры. По его мнению, из тех материалов, что собрали следователи Генпрокуратуры, вина бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева «фактически доказана».

Такая формулировка сильно удивила Михаила Ходорковского. «Меня сильно заинтересовал новый термин гособвинителя «фактически доказано». В законах есть разные определения: «не доказано», «абсолютно доказано», но термин «фактически» мне не знаком», — заметил он прокурору.

Более серьезным аргументом прокурора против новых доказательств было то, что «источники и способы фиксации документов вызывают сомнения в достоверности этих сведений». Председательствующая Ирина Колесникова вполне разделяла сомнения гособвинителя и по большей части документов не удовлетворила ходатайства адвокатов. В большинстве случаев судей не удовлетворило оформление документов.

Например, в дело не вошел документ, касающийся эпизода о незаконном завладении 44% акций АО «Научно-исследовательского институт по удобрениям и инсектофунгицидам им. профессора Я. В. Самойлова» и деятельности компаний, владеющих этими акциями. В частности, адвокаты зачитали письмо от главы Ачинского нефтеперерабатывающего завода, в котором он заявил, что ООО «Митра», подконтрольное Ходорковскому и Лебедеву, никогда не являлось управляющей компанией его предприятия. Также в письме подчеркивается, что такие данные — это фальсификация.

Суд отказался добавить в дело письмо личного переводчика бывшего главы НК ЮКОС Виктора Прокофьева. Объяснив ранее, что он не сможет явиться в суд и дать показания, свидетель прислал письмо из Лондона, где он сейчас живет, в котором подробно ответил на вопросы, которые ему хотели задать следователи. Судья Колесникова отклонила ходатайство об этом материале. «Виктор Прокофьев имеет статус свидетеля, и УПК лимитирует нормы, связанные с допросами свидетеля», — сказала она, отметив, что переводчик должен лично явиться в Мещанский суд.

«Мы не ожидали, что суд отклонит почти все документы, — сказал адвокат Тимофей Гриднев корреспонденту «Газеты.Ru». — Мы считаем, что это незаконно. Документы важные и как напрямую, так и косвенно доказывают невиновность наших подзащитных». Заявление суда о том, что документы оформлены с нарушениями, он назвал абсурдным.

Предоставлять ходатайства о включении в дело новых материалов адвокаты продолжат на следующем заседании по объединенному уголовному делу Ходорковского, Лебедева и Крайнова 28 декабря в Мещанском суде.