Антирасистский протокол УЕФА не сработал из-за организационного директора «Арены Химки»

УЕФА провела внутреннее расследование ситуации, произошедшей на матче ЦСКА — «Манчестер Сити» (1:2) в рамках третьего тура группового этапа Лиги чемпионов. Данное расследование проводилось по просьбе президента организации Мишеля Платини независимо от дисциплинарного комитета УЕФА с целью выяснить, почему встреча не была остановлена, если расистские выкрики имели место. После поединка полузащитник «горожан» Яя Туре сообщил, что в его адрес доносились неподобающие кричалки. Ранее сообщалось, что УЕФА наказало ЦСКА частичным закрытием стадиона на один матч.

В ходе расследования принимались во внимание рапорты ряда официальных лиц, которые были на матче, видео и аудиозаписи игры, а также заявления чиновников, которые отвечали за проведение встречи. В результате стало понятно, почему не был применен протокол для борьбы с расистским поведением, — говорится в сообщении на официальном сайте УЕФА. — На 54-й минуте матча главный судья из Румынии Овидиу Хацеган остановил игру, чтобы назначить штрафной удар в сторону ворот ЦСКА и показать желтую карточку футболисту хозяев. В этот момент к нему подошел капитан «горожан» Яя Туре, который сообщил, что с трибун в его адрес раздаются оскорбления расистского характера. Арбитр и один из его помощников, находившийся за линией ворот на той стороне поля, стали свидетелями неподобающего поведения со стороны небольшой группы болельщиков.

Хацеган немедленно сказал четвертому арбитру запросить объявление по стадиону. Однако организационный директор матча, который не слышал расистских оскорблений со стороны болельщиков лично, решил обойтись без объявления по стадиону. Поскольку расистские речевки стихли, судья принял решение продолжить игру. Следовательно, арбитр поступил совершенно верно, когда в соответствии с протоколом по борьбе с расизмом попросил сделать объявление по стадиону. А вот организационный директор матча повел себя неправильно, пусть и без злого умысла.

Организационный директор матча на «Арена Химки» освобожден от занимаемой должности».