«Трус не играет в хоккей»: умер Вадим Мулерман

В США умер певец Вадим Мулерман

__is_photorep_included11737363: 1
В США на 80-м году жизни из-за онкологии скончался знаменитый советский певец Вадим Мулерман. Наибольшую известность артисту принесли легендарные композиции «Лада» и «Трус не играет в хоккей».

В среду, 2 мая, ушел из жизни известный советский эстрадный певец Вадим Мулерман. Как рассказала хорошая знакомая Мулермана Нина Бродская, 79-летний артист скончался в Нью-Йорке из-за онкологии.

«Вадик ушел из жизни, он страдал онкологией», — заявила проживающая в США певица.

Она также призналась, что ей по-человечески безумно жаль Мулермана.

Реклама

«Мы дружили с 1967 года, общались, мы — коллеги. Мне безумно, безумно жалко его по-человечески. Это был прекрасный певец с великолепными голосовыми данными, у него всегда был очень хороший репертуар, с которым он прекрасно справлялся. И он пользовался огромной популярностью», — передает слова Бродской ТАСС.

Кроме того, певица сообщила, что Мулерман будет похоронен в Харькове, где 1938 году появился на свет.

«Я только что разговаривала с женой Вадима — Светланой Литвиновой, ее пожелание — кремировать, а прах отвезти туда, в Харьков, и там похоронить, — пояснила она. —

Он очень любил Харьков, где родился, там же у него похоронены родители. Именно там у него началась жизнь, карьера. И там он похоронил своего брата, также умершего от онкологии, и его желание было такое же».

Вадим Мулерман начал обучение музыкальному искусству в Харьковской консерватории, позднее он перебрался в Ленинград.

Уже в 1963 году состоялся его дебют на эстраде в родном городе, а всего спустя несколько лет к артисту пришла всесоюзная слава — песня «Хромой король», которая затем претерпела некоторые изменения по политическим причинам, принесла своему исполнителю среди прочего приз Всесоюзного конкурса артистов эстрады.

Развила успех Вадима Иосифовича уже легендарная композиция Владимира Шаинского и Михаила Пляцковского «Лада» — впервые ее исполнил именно Мулерман.

Бытовало мнение, что сугубо благодаря огромной популярности хита в те годы многим новорожденным девочкам в СССР давали имя Лада.

Любителям спорта (и не только им, впрочем) Мулерман наиболее запомнился как исполнитель легендарной песни «Трус не играет в хоккей» (слова Сергея Гребенникова и Николая Добронравова; музыка — Александра Пахмутова), ставшей вечным девизом всех отечественных любителей «самого мужественного спорта» на свете.

Особо пригодилась композиция уже спустя несколько лет после своего «рождения», а точнее — в 1972-м.

Тогда, как известно, состоялась легендарная Суперсерия между сборными Советского Союза и Канады, хоть и закончившаяся минимальной победой «кленовых листьев» (четыре виктории, одна ничья, три поражения), но, что важно, заставившая почитателей североамериканского хоккея всерьез считаться со спортсменами из СССР.

«Суровый бой ведет ледовая дружина, мы верим мужеству отчаянных парней — в хоккей играют настоящие мужчины, трус не играет в хоккей», — эти слова идеально гармонировали, например, с шайбами Валерия Харламова или сейвами Владислава Третьяка.

Любопытно, что многих советских граждан поначалу возмущал текст песни — люди резонно подмечали, что они не играют в хоккей, однако и трусами себя отнюдь не считают.

Впоследствие им, правда, поясняли, что легендарный рефрен композиции вовсе не говорит, что каждый не играющий в хоккей — трус, утверждая лишь, что в этом виде спорте трусов нет вовсе.

Имея огромную популярность, Мулерман должен был исполнять саундтрек к фильму «Семнадцать мгновений весны», однако сделать ему этого не дали — в те годы Совет министров СССР по телевидению и радиовещанию всячески препятствовал карьере музыканта, «обидевшись» на того за выбор репертуара.

Чиновникам не нравилось, что родившийся в еврейской семье Мулерман исполнял некоторые «запрещенные» в стране на фоне противостояния с Израилем композиции.

Уже в конце нулевых музыкант, говоря о тех сложностях, признавался, что выступал с еврейскими песнями, так как считал запрет на них «ненормальным».

«Всегда пел на концертах две-три песни на идише, хотя в Союзе они были тогда запрещены. Языка я, кстати, не знал, учил его по ходу, чтобы не просто слова произносить, но и понимать смысл.

Меня возмущало, почему можно петь калмыцкие или, скажем, английские песни, а еврейские — нельзя. Я хотел доказать, что это ненормально», — рассказывал Мулерман изданию «Собеседник».

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».