онлайн-табло
Сегодня
Завтра
Развернуть

«Против нейтрального флага лишь далекие от спорта люди»

Сергей Шубенков: американский антидопинг продвинулся дальше всех

Сергей Шубенков устал терпеть и рвется на соревнования РИА Новости
Сергей Шубенков устал терпеть и рвется на соревнования

Международная федерация легкой атлетики во вторник допустила группу российских спортсменов к выступлениям под нейтральным флагом. Среди них оказался и чемпион мира — 2015 в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков, который в интервью «Газете.Ru» рассказал о подготовке к летнему сезону, проблемах антидопинга и отношении зарубежных коллег к своей персоне.

«Все понимают, что другого выхода у нас нет»

— Сергей, чем сейчас занимаетесь?

— В рамках учебно-подготовительного сбора команды России на базе «Юность» в Адлере идет подготовка к летнему сезону, я готовлюсь к соревнованиям. Каким соревнованиям, будет ясно чуть позже.

Сейчас у нас самый интересный и тяжелый период, и, так удачно совпало, здесь же в Сочи Red Bull проводит саммит атлетов. Я в свой выходной день, конечно же, не мог не заглянуть на тусовку.

В первую очередь этот саммит ценен для меня тем, что я общаюсь с коллегами, которых редко вижу — все занятые, все спортсмены мирового уровня, все время в разъездах. На ужине была очень дружелюбная и, я бы даже сказал, семейная атмосфера.

— С кем из коллег больше всего общались?

— Конечно, с Алексеем Колесниковым (мастер спорта по мотокроссу), он мой кент (улыбается).

Сборы — это мероприятие жутко нудное, там рутины полно — постоянно зарядка, тренировки почти каждый день. Выходные, конечно, тоже бывают, но состояние такое, что жить не хочется, не то что куда-то выйти. А здесь можно сменить обстановку и пообщаться.

— Каковы ваши планы на сезон?

— Сборы идут своим чередом, и по их окончании все будет зависеть от того, дадут ли мне нейтральный статус (разговор с Шубенковым состоялся до вердикта ИААФ. — «Газета.Ru»).

Мы все еще ждем результатов рассмотрения заявки. В январе я ее отправил, уже довольно много времени прошло, но ответа пока нет.

Наша федерация писала недавно запрос, и ответ был, что никаких временных регламентов нет, процесс перепроверки проб идет, когда комиссия соберется, мы, мол, обязательно вам сообщим.

Конечно, ситуация неприятная, но я не беспокоюсь, тренируюсь на самом высоком уровне — в голове наполеоновские планы.

— Есть ли внутреннее ощущение — дадут нейтральный статус или нет?

— Я весь 2016 год кричал, что не может быть такого, чтобы у нас сборную отстранили. А ее и правда отстранили. Потом я кричал, что не может быть такого, чтобы добросовестным «чистым» атлетам не дали возможности посоревноваться на главном старте в жизни — ведь все эти люди сами бывшие атлеты, и они знают, как это важно. Но они все равно запретили. Поэтому ожидать можно чего угодно, и лучше не думать об этом.

— Как оценивают коллеги идею выступления в нейтральном статусе?

— Со стороны коллег и товарищей я встречаю исключительно понимание. Непонимание я встречаю лишь со стороны людей, которые к спорту вообще непричастны. О легкой атлетике если и слышат, то во время Олимпийских игр.

Вообще все прекрасно понимают, что мы в таком положении, что другого выхода у нас действительно нет.

«Глобальный антидопинг не должен так работать»

— За новостями о допинге следите?

— Почитываю, конечно, более или менее регулярно. Недавно вот новость была про ямайцев, у которых что-то нашли, но не стали дисквалифицировать. Весело, что тут скажешь...

Меня это лишь наводит на мысль о том, что антидопинговая система работает плохо и с ней что-то не так. Надо что-то менять, потому что глобальный антидопинг не должен так работать.

Не должны чистые спортсмены сидеть в отстранении в то же время, когда спортсмены, легально принимающие допинг, соревнуются. Эти два момента очень принципиальны, и вместе существовать они не должны.

Это говорит лишь о том, что нам нужна реальная прозрачность, нужно больше информации, тогда и доверие к спорту появится. А то получается, что сначала говорят, что все атлеты на Олимпиаду чистыми приезжают, а спустя четыре года выясняется, что нет, далеко не все. Почему нельзя эту информацию о тестировании публиковать?

Здесь, конечно, тоже нужен баланс, слишком личную информацию не надо выкладывать. Достаточно во время соревнований указывать время и количество проверок на допинг за год. Никаких последствий, но, например, у меня будет девять проверок, а у кого-то — ноль. И это будет показательно.

В этом плане американский антидопинг продвинулся дальше всех, это очень открытая организация.

— В чем это выражается?

— У них, скажем, можно посмотреть, какого атлета за какой период сколько раз тестировали. Вводишь интересующие тебя параметры и сразу получаешь ответ.

Сравниваю сообщения, которые публикует РУСАДА — такой-то был дисквалифицирован по такой-то статье за нарушение правил, и все, — и сообщения, которые публикует USADA: такой-то упал с лошади, был признан случай крайней необходимости, поэтому был применен такой-то допинг в таком-то количестве. Вины спортсмена не было, поэтому дисквалификация не назначается.

Там, можно сказать, полноценные новости пишут, а у нас краткое сообщение, из которых ничего не понятно.

Кощунственную вещь скажу, но в этом вопросе весь мир по примеру Америки должен работать.

«Беги вперед, и никто тебе не будет мешать!»

— Часто ли на соревнованиях доводилось сталкиваться с несправедливостью?

— Не сказал бы, но у нас специфический вид спорта, и часто бывает, что люди машут руками, задевают друг друга регулярно. Даже на чемпионате Европы такое было. Я бегу, а мне соперник… Не то чтобы бьет, но мешает явно. Тем не менее я тогда выиграл.

Мой тренер очень категоричен в рецепте, как это преодолевать. Он говорит: «Беги вперед, тогда тебе никто не будет мешать!»

— А с несправедливым отношением судей сталкивались?

— У нас судейство специфическое. В 2011 году на чемпионате мира люди дорожки перебегали, и потом даже медали перераспределяли. Случилось это не со мной, но на барьерах.

Один раз на чемпионате Сибири непонятным образом четыре или пять человек были дисквалифицированы за то, что на линию наступали.

Правила всегда разные — то нельзя три шага подряд делать, то нельзя на линию наступать. Опять же это было не со мной, но вот так сняли многих на чемпионате Сибири.

— Почувствовали ли изменение в отношении к России за границей — со стороны коллег или организаций?

— Со стороны организаций мы видим, какое отношение, а со стороны коллег никаких проблем. Даже на Олимпийских играх задавали вопрос про Россию, про Шубенкова, и отношение ко мне крайне позитивное.

Легкая атлетика такой вид спорта, где допинга больше, чем где бы то ни было еще, но в барьерах это не особенно помогает — техника решает очень многое, а технику никаким допингом не натренируешь. Все равно это придется набивать самому.

Поэтому люди удивляются, когда меня отстраняют без непосредственных претензий.

И все-таки легкая атлетика настолько крупный вид спорта, что здесь масса проблем, даже каждодневных, что обычные спортсмены этого практически не заметили. Мол, раз было принято такое решение, значит, на то были причины. Относятся вот так — не вникая.

Похожие споры сейчас идут и с Кенией, и с Эфиопией, и с Мексикой. Может быть, в среде журналистов это заметно, а простые спортсмены об этом не думают.

«Как ни включу «Матч ТВ» — один футбол»

— За какими-нибудь еще видами спорта следите?

— Эпизодически много куда заглядываю клювик помочить, но на регулярной основе не получается.

— Бывает такое, что вы включаете «Матч ТВ», а там…

— …а там все время футбол. Как ни включу, один футбол — я сразу выключаю. Футбол не люблю. За хоккеем какое-то время назад присел плотно следить, но все же это не регулярно происходит.

Вот тренер у меня «Формулу-1» очень любит, очень пристально следит. Иногда с ним обсуждаем какие-нибудь очередные нововведения, а он очень не любит, когда регламент ужесточают.

За киберспортом иногда послеживаю, да, Dota — наше все! Когда-то я наиграл в нее 700 часов, но давно уже не заходил, на самом деле. Хотя вообще в игрушки люблю рубиться (улыбается).

— Как проводите свободное время?

— Жизнь такая, что если я не тренируюсь и не обедаю, то сплю, играю или смотрю сериалы.

Не скажу, что много читаю книги, но смотрю на других людей, и оказывается, что в наш нынешний цифровой век люди читают еще меньше. Наверное, сегодня уже можно сказать, что я много читаю.

— Времени нет?

— Как правило, если я что-то не делаю, значит, мне просто лень. Когда я учился в университете, тренировался и все успевал делать, и даже что-то выиграл. Время при желании найти можно. Не скажу, что на все, но на многое при желании находится.

— На что находите его вы?

— Сейчас сборы, я пересматриваю «Рика и Морти», почему-то меня тянет на мультяшки, но только взрослые, конечно, — черный юмор моя тема. Какой-нибудь «Южный парк», «Арчер» очень интересный… (задумавшись) Почему же он такой смешной? Рекомендую абсолютно всем, очень смешная вещь.

Это мультяшная пародия на шпионские боевики. Там очень колоритные персонажи, и в первых двух сезонах я очень удивлялся тому, что все шутки построены на диалогах — экшена минимум. Ничего не происходит, но при этом дико смешно!

Когда дома, конечно, все свободное время с семьей провожу.

«Спортсмен может стать президентом»

— Президентом США в прошлом году стал бизнесмен Дональд Трамп, много раньше был актер Рональд Рейган. А может ли быть президентом спортсмен, и что его будет отличать от других кандидатов?

— Кстати! Это реально хороший вариант. Считаю, что спортсмен, конечно, может стать президентом. Мы видим, как люди после спорта реализуют себя на огромном количестве направлений. Это от конкретного человека зависит. У нас в политику идут достаточно часто.

Или вот глава нашей ИААФ Себастьян Коу — лорд у себя в Великобритании. Считается политиком, является членом палаты лордов. Это как у нас Совет Федерации. Так что спортсмены не только у нас в политику идут.

И если кому-то удастся дорасти до поста главы государства, мне было бы интересно на это посмотреть.

— Что бы отличало бывшего спортсмена на посту главы государства? Существует ведь профессиональная деформация...

— Существует, но когда уходишь в политику, она перевешивает все остальное, на мой взгляд. Помню, слышал какую-то фразу от Путина, когда он сказал еще на заре своего президентства: «Я же вышел из спецслужб». Не дословный перевод, но звучало: «мы-то ушлые». А оказывается, здесь в политике люди такое творят, что ФСБ просто дети малые (смеется).

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой вы можете на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».