онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
ФНЛ / Первый дивизион
Товарищеские матчи (сборные)

«Спонсоры узнали, что такое шахматы»

Илья Мерензон рассказал о прошедшем и новом чемпионских циклах в шахматах

Андрей Кульянов
Reuters

Глава компании World Chess by Agon Limited, обладающей коммерческими правами на проведение турниров чемпионского цикла, Илья Мерензон в интервью «Газете.Ru» подвел коммерческие итоги матча Магнус Карлсен — Сергей Карякин в Нью-Йорке и рассказал о будущем чемпионском цикле в мировых шахматах.

— Достаточно большое количество времени прошло с момента окончания матча за шахматную корону. Наверное, уже можно подвести его итоги в цифрах. Известно о 10 тыс. зрителей, которые посетили матч непосредственно в Нью-Йорке, а что еще есть в сухом остатке в цифровом выражении?
— Цифры такие. Около четырехсот СМИ были аккредитованы на это мероприятие.

Мы продали 27 тыс. подписок (на платные онлайн-трансляции в режиме 360 градусов в интернете. — «Газета.Ru»).

Это большие цифры, которые показывают, что это уже настоящий такой бизнес.

Больше 10 млн следили за матчем онлайн. Это в целом — включая платные и бесплатные платформы. Было еще 30 тыс. публикаций только в англоязычных СМИ.

— А что касается денежного выражения, можете ли вы обнародовать цифры тех доходов, которые принес матч, — от подписок, телевизионных прав, билетов и другого?
— Онлайн и офлайн, все вместе, принесли чуть больше $1 млн.

Это гигантская цифра по сравнению со всем предыдущим опытом. И теперь очевидно, что это достаточно серьезные источники дохода. Это 1/6 или чуть меньше от стоимости общего бюджета…

— Который составлял $7 млн…
— Да, около $6,5–7 млн, примерно так. Соответственно, достаточная часть общего бюджета пришла как раз из онлайн- и офлайн-подписок.

Более конкретно мы цифры по результатам всего турнира не раскрываем, и этому есть причина: нам не сложно это сделать, просто, на наш взгляд, неправильно расценивать одно даже такое важное событие как автономный проект.

Потому что, например, мы делали большие инвестиции в диджитал, связанные с технологией, которая позволяет делать Pay Per View (сервис платных подписок. — «Газета.Ru»). И правильно ли их относить только к одному событию? Наверное, нет.

И поэтому у нас годовой или даже двухгодичный цикл, и он только начался. Мы будем раскрывать эти данные, но именно в годовом режиме, а не в режиме одного события.

В целом же общее впечатление такое, что это действительно бизнес, это действительно много миллионов долларов — как стоимости, так и выручки. И мы уже очень серьезно занимаемся следующими шагами.

— Те шаги, которые вы делаете, они относятся к поискам партнеров-спонсоров? Потому что доля критики, которой, в принципе, было не так много, касалась именно дефицита партнеров чемпионского матча. Об этом писало агентство Bloomberg.
— Да-да, конечно. На самом деле они правы в том, что было мало партнеров. Но их было мало только по той причине, что никто до этого шахмат как платформы толком-то и не видел.

Одна из целей того, что мы это мероприятие привезли в Нью-Йорк, — показать шахматы спонсорам.

Поэтому по результатам турнира мы открыли на постоянной основе нью-йоркский офис, который призван как раз работать с тем рынком, который так мы зажгли, благодаря такому яркому событию. Поэтому у нас точно планируются мероприятия в США и яркое присутствие в этой стране.

— Мероприятия из следующего чемпионского цикла?
— Мероприятия в 2017–2018 годах… И конечно, все спонсоры, с которыми мы начали разговаривать и которые были не очень знакомы с этим видом спорта, теперь они точно познакомились.

Поэтому мы работаем напрямую с агентствами, которые теперь оценивают шахматы, анализируют цифры, которые получаем сейчас (по итогам проведения матча за шахматную корону. — «Газета.Ru»), и оценивают это как подходящий или неподходящий вариант своим клиентам.

— Часто бывает, что по итогам таких бизнес-форумов приводится статистика по заключенным соглашениям — их количеству и суммам сделок. Учитывая то, что шахматный матч стал такой площадкой для бизнес-встреч, а сама встреча проходила в двух шагах от Уолл-стрит, есть ли у вас какие-то подобные данные?
— Данных такого рода нет. Мы знаем просто, что переговоров было огромное количество. Мы знаем, что и спонсоры проводили массу встреч на площадке с крупнейшими фондами. Там были руководители крупнейших компаний. Но мне ничего не известно про контракты — были переговоры, которые, я знаю, даже сейчас продолжаются. Но точных объемов контрактов у нас нет.

— Еще один вопрос, который касается денег, это призовой фонд. Из того дохода, который вы назвали, будут ли какие-то отчисления, которые пойдут самим шахматистам, дополнив обязательный призовой фонд в €1 млн?
— У нас есть взаимные маркетинговые контракты с обоими игроками. Они, да, получили дополнительные доходы от турнира, но это маркетинговые выплаты.

— Одной из основных новостей перед началом матча были санкции, наложенные на президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова, которые не позволили ему приехать в Нью-Йорк. Есть ли у вас уже какой-то отзыв от руководства ФИДЕ о том, как был организован матч?
— ФИДЕ очень довольна проведенным матчем, они считают его блестящим. И, в частности, не только потому, что он был нормально организован, а потому, что там было протестировано несколько векторов развития, получения дохода, в которых были сомнения. Или которые не были доказанными в таком качестве. Сейчас это уже есть, и поэтому результат их более чем удовлетворяет.

Санкции относительно Илюмжинова, конечно же, нам не помогли. И я надеюсь, что они в ближайшее время разрешатся — Илюмжинов юридически занимается тем, чтобы исключить себя из этого списка.

Но, вне зависимости от результатов, он на самом деле помогал проведению матча. И продолжает помогать. Он никаким образом не менял своих позиций относительно чемпионатов и своей любви к шахматам. Как раз недавно мы на эту тему с ним говорили.

— Новый чемпионский цикл рассчитан на два года. Есть уже его очертания?
— Да. Следующий цикл начинается в феврале. Первый турнир его пройдет в Шардже (17–28 февраля). Потом будет Москва — в мае, с 11-го по 23-е. Потом будет Швейцария, Женева (5–16 июля). Потом будет Пальма-де-Мальорка, Испания (15–25 ноября). Это турниры Гран-при.

В марте 2018 года будет кандидатский турнир. А потом, в ноябре, будет следующий матч за звание чемпиона мира.

— А места проведения претендентского турнира и чемпионского матча уже известны?
— Мы изучаем несколько вариантов. В частности, Азию, несколько стран. Также из Европы есть, были предложения о проведении, кстати, из Осло, из Германии.

Но мы по-прежнему изучаем. В первую очередь мы руководствуемся интересами развития шахмат, как бренда. И, на мой взгляд, Азия — она как раз больше отвечает тому, как мы в данный момент представляем развитие шахмат. Хотя все варианты рассматриваем.

— Какие-то конкретные места в Азии рассматриваете в качестве вариантов?
— Мы присматриваемся к Сингапуру, Гонконгу, Японии, Китаю.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на странице шахмат, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

-