5 декабря 2016

 $63.99€67.84

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











«Я буду идти до конца»

Боксер Бивол может завоевать титул чемпиона мира в седьмом профессиональном бою

Фотография: ТАСС

Претендент на звание чемпиона мира по боксу в полутяжелом весе Дмитрий Бивол в интервью «Газете.Ru» перед боем 21 мая в Москве рассказал о полутора годах профессиональной карьеры, своем будущем сопернике и о том, что не опасается ни предательских мыслей в голове, ни страшного для российского спорта слова «мельдоний».

Осенью 2014 года на пресс-конференции перед боем экс-чемпиона мира Руслана Проводникова журналистам представили двух боксеров, которые должны были дебютировать на профессиональном ринге, — супертяжеловеса Сергея Кузьмана и Дмитрия Бивола, выступающего в полутяжелом весе.

Прошло всего полтора года, и второй из них выходит на бой, на кону в котором стоит звание чемпиона мира, пусть временного и по версии WBA, у которой есть суперчемпион Сергей Ковалев и обладатель регулярного титула немец Юрген Бремер.

Против Бивола 21 мая на ринг выйдет 28-летний доминиканец Феликс Валера, не знающий поражений на профессиональном ринге. Свой титул он завоевал летом прошлого года, по очкам победив в Ялте проживающего в России боксера из Донбасса Станислава Каштанова. За его плечами довольно долгая профессиональная карьера, пусть и не такая успешная, как у россиянина, выигрывавшего два чемпионата мира среди кадетов и золото чемпионата Европы.

О том, каково различие профессионального и любительского бокса, и начался наш разговор с Дмитрием Биволом после открытой тренировки, которую спортсмен провел в Москве под руководством сразу двух специалистов — Геннадия Машьянова и экс-чемпиона мира Дмитрия Кириллова.

— Сильно за последние полтора года в профессиональном боксе поменялась ваша жизнь?
— Образ жизни, безусловно, поменялся. Раньше дела обстояли так: меня вызывали на сборы, я приезжал, готовился, и, бывало, даже не под свои соревнования: кто-то боксирует, а мне нужно готовиться — помогать человеку.

Здесь же все четко: я сам знаю, в какой лагерь и для чего я еду.

Сборы продолжаются намного дольше — от шести недель, а сейчас в Америку мы ездили аж на три месяца. В любителях было так, что уезжаешь ты на три недели максимум, возвращаешься на неделю домой, а потом опять сборы на две-три недели.

Конечно, сейчас ты долгое время не видишь семью, но как-то более осознанно подходишь к подготовке, к боям. Потому что здесь каждое поражение может очень сильно повлиять на карьеру. Если в любителях бывает так, что съездил на соревнования, отбоксировал, проиграл — ну и ничего. Здесь такого нельзя допускать. Все намного серьезнее.

— Получается, что карьера строится на многие годы вперед. В этом смысле бой за титул чемпиона мира уже в седьмом профессиональном поединке — некоторый риск. Вы спешили к этому титулу?
— Честно говоря, не спешили. Не было у нас охоты за титулом временного чемпиона мира. Просто так обстояли дела: получилось, что боксировать будем с Феликсом Валерой.

Если честно, я даже не знаю, как это вышло. Мне предложили, сказали, что есть вариант боксировать за это титул с ним, я сказал: да, конечно. Потому что чувствую в себе силы, что я подошел где-то к двадцатке мирового рейтинга.

Смотрю на других боксеров-профессионалов и ощущаю, вижу, что я не хуже, могу боксировать за такие титулы.

— Самое большое преимущество подготовки в США — это количество возможных спарринг-партнеров…
— Безусловно.

— Но все-таки даже такое богатство на тренировках отличается от того, что на профессиональном ринге вы провели только шесть боев, все из которых завершили досрочно. Не ощущается ли недостаток именно боевого опыта?
— Нельзя сказать, что я пришел в профессиональный бокс, провел шесть боев — и все, пришел к титулу. Нет, за моими плечами огромная любительская карьера. Даже на свой первый профессиональный бой я вышел против человека, у которого их было около двадцати.

Думаю, что любительская карьера, которая у меня была, она как минимум может быть приравнена к десяти хорошим профессиональным боям. Тем более что я был первым номером в сборной страны.

— До боя со Станиславом Каштановым, в котором Валера завоевал свой титул, он во всех своих боях победил досрочно. В итоге он провел полный бой, выиграв по очкам. Вы сейчас находитесь в подобной ситуации. Смогли подготовиться к затяжному 12-раундовому поединку?
— Безусловно, я не собираюсь зацикливаться на нокауте. Выйду и буду делать свое дело. Но любой боксер, который выходит на ринг, конечно, ищет момент, чтобы попасть, довести бой до заключительного момента. Но бывает, что не удается найти такой момент, и бой продолжается все 12 раундов.

Разумеется, выходя на ринг, я распределяю силы на все 12 раундов. А возникнет такой момент для остановки боя, конечно, я буду выкладываться.

— Я спросил потому, что тот факт, что Валера, побеждавший досрочно, приехал в Ялту и смог провести все 12 раундов в ту силу, которая позволила ему победить по очкам на чужой площадке, говорит о том, что это не только хорошо подготовленный, но и умный боксер.
— Безусловно, он тактически подкованный и опытный боксер. Он знал, куда и зачем едет. Он явно ехал не проигрывать, как и сейчас он приедет в Москву. Конечно, он нацелен на все 12 раундов. Да и любой боксер, который выходит на ринг, он выходит победить, как минимум отстоять все раунды. Это неудивительно.

— Вышло так, что ваш бой будет одним из главных в программе вечера. Произошло это из-за того, что нельзя назвать чем-то другим, как несчастным случаем: остаточный след ранее разрешенного в спорте мельдония был обнаружен в допинг-пробах Поветкина. За вашими плечами та же любительская сборная, где применяли это вещество, когда оно было разрешено. Есть ли какие-то опасения на этот счет?
— Нет. Когда я был в сборной — да, там всем спортсменам дают милдронат. Вообще-то он нужен для сердца. Но что поделать, если теперь он допинг, значит так. У меня его нет. Я пью протеин, обычные витамины, вот в принципе и все.

Такие вещества, как милдронат, наверное, нужны еще и тогда, когда боксер сгоняет вес, чтобы сердце не посадить. У меня с весом все в порядке, я как-то в этих препаратах и не нуждаюсь.

— Кто за вас будет болеть, кто приедет посмотреть поединок на арене?
— Приедут мои друзья из Питера. Дома болеть будут, разумеется, моя жена, моя семья, родители. Отец будет в ринге вместе со мной: так происходит всегда, когда я боксирую в России, это моя поддержка. Приедут друзья из Краснодара, Омска. Это придает сил — то, что они будут болеть. Постараюсь их не разочаровать.

— Не в качестве прогноза, а как общий настрой: каков, на ваш взгляд, самый реальный исход вашего поединка?
— Я настроен только на победу, не допускаю какие-то предательские мысли в свою голову. Я тренировался. Я готов.

Я столько лет в боксе и не для того здесь нахожусь, чтобы просто так выйти и проиграть. Я буду идти до конца и стремиться к победе.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице бокса и ММА, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru