9 декабря 2016

 $62.84€66.32

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть









(none)

«Первым призом была трехлитровая банка сока»

Олимпийский чемпион Максим Опалев объявил о начале карьеры спортивного функционера

Максим Опалев в Государственном музее спорта
Максим Опалев в Государственном музее спорта

Фотография: Наталья Акимова

Олимпийский чемпион по гребле на байдарках и каноэ Максим Опалев рассказал о своей жизни и объявил о начале карьеры спортивного функционера.

Летом 2014 года каноист Максим Опалев официально завершил спортивную карьеру. В ней было многое – олимпийская победа на Играх в Пекине, 13 золотых медалей чемпионатов мира, звание лучшего спортсмена России 1999 года. Но из спортивной жизни 35-летний Опалев уходить не спешит. В четверг он собрал журналистов, чтобы поговорить о своем прошлом и дальнейших планах.

Повод для этого нашелся. Он передал в дар Государственному музею спорта великолепную коллекцию экспонатов — каноэ-одиночку, на котором стал олимпийским чемпионом шесть лет назад, экипировку и знаменитую красную бандану, в которой спортсмен всегда выходил на старт.

— Мне давно хотелось, чтобы для истории была сохранена частичка моего вида спорта, — начал разговор Опалев. — Поэтому я и передал музею свою лодку, свою «ласточку», на которой с третьей попытки смог завоевать олимпийское золото в 2008 году. Гребля не стоит на месте, постоянно модернизируется — уже скоро это каноэ станет чуть ли не «доисторическим», поэтому так важно его сохранить для будущих поколений.

— Такие лодки делают у нас или за границей?
— Законодателями мод являются польские и португальские производители. У нас делают аналоги, но до успешного выступления на Олимпиадах они не дотягивают.

— Сколько стоят спортивные каноэ?
— Лодки, подобные моей, стоят от 3500 до 4000 евро, а весло к ней — от 300 евро. Их делают из очень дорогих и легких материалов — чем легче каноэ, тем лучше для спортсмена.

— Как удается не переворачиваться в таких узких каноэ?
— Это мастерство, уже привыкаешь к тому, что у тебя есть всего 30 сантиметров пространства. Сам я никогда на соревнованиях не переворачивался. Но вспоминается один случай.

На Кубке России в Краснодаре была однажды ужасная погода, дул сильный ветер. Незадолго до финиша крупная волна накрыла корму, и я буквально ушел под воду. С тех пор, кстати, лодки стали производить с более высокой кормой.

— Как вы вообще оказались в гребле? Что вас туда привело?
— Не что, а кто — моя мама, работавшая на гребном канале. До этого я пробовал себя и в игровых видах спорта, и в единоборствах. А поехав однажды в летний лагерь с гребцами, остался в этом виде спорта навсегда и, как видите, достиг в нем успехов.

— Каким был ваш первый приз в гребле?
— Однажды нам устроили небольшие соревнования со сверстниками, мы шли дистанцию в два километра. Я стал первым и получил в подарок трехлитровую банку сока и килограмм ирисок (смеется). Забавно осознавать, как от конфет я сумел добраться до олимпийского золота.

— Сейчас вас тянет в спорт?

— Безусловно, тяжело с ним расстаться окончательно. Поэтому я предпринимал попытку отобраться на Олимпиаду в Лондоне, но не получилось. Я не могу без спорта, а спорт сможет без меня, так что теперь занимаюсь смежными с ним сферами.

Но физическую форму я поддерживаю. Я живу возле парка, поэтому успеваю делать утренние пятикилометровые пробежки. Даже зарядку до сих пор делаю.

— Нормы ГТО сдать можете?
— Всегда готов к этому (смеется).

— Были когда-либо моменты, когда вам хотелось бросить тренировки и зажить другой жизнью?
— Такое случалось, пожалуй, у каждого спортсмена. На Олимпийские игры 2000 и 2004 годов я ехал в статусе фаворита, был действующим чемпионом мира. Однако в Сиднее я остался с серебром, а в Афинах с бронзой. Тяжело было пережить те поражения, когда все говорили только о твоих победах.

К счастью, с третьей попытки я стал полным олимпийским кавалером.

— Чем вы сейчас занимаетесь, после завершения спортивной карьеры?
— Всю свою сознательную жизнь я посвятил спорту, но когда-то нужно из него уходить. Я вернулся в родной город Волгоград и стал спортивным функционером. Сейчас я руковожу местным Центром спортивной подготовки по гребным видам спорта. Опыт для этого у меня есть — я уже прерывал карьеру в 2009 году и на короткое время стал помощником губернатора области по вопросам спорта и заместителем регионального министра спорта. К счастью, у меня есть поддержка, так как для Волгоградской области гребля на байдарках и каноэ определена как один из базовых видов спорта, которому помогает федеральное Министерство спорта.

— Какие проблемы вам сейчас приходится решать?
— В первую очередь это финансирование. Я стараюсь с помощью личных контактов привлекать какие-то внебюджетные средства. В Волгограде есть состоятельные люди, занимавшиеся греблей, и они остаются до сих пор неравнодушными к моему виду спорта. За счет спонсоров стараемся приобретать новое оборудование, устраивать выезды для спортсменов.

Еще есть проблема с тренерскими кадрами — на начальном этапе работы их не удается обеспечить высокими зарплатами, и поэтому многие выпускники спортивных вузов уходят в другие сферы. Своим делом занимаются только 40–60% тренеров.

Вдобавок не забывайте, что в Волгоградской области долгое время была чехарда с тренерами, что влияло на помощь с их стороны, но теперь с новым главой региона у меня появился оптимизм на будущее.

— Как удается привлекать детей для занятия греблей?
— Это сложно, когда плохие условия для тренировок, когда туалеты на улицах. Но мы стараемся привлекать новых спортсменов, показывать им, что спорт — это прекрасная альтернатива столь сильно распространенным алкоголю и курению, что он помогает добиваться всего, что захочешь в жизни. Я сам служу им примером — кто знает, кем бы я оказался без спорта. Иногда нам удается достать стипендии для особо отличившихся гребцов, чтобы уже в начале карьеры они почувствовали, что занимаются правильным делом.

— В Волгограде через четыре года пройдут матчи чемпионата мира по футболу. Это как-то помогает развивать остальные виды спорта в городе?
— Для нашего региона это прорыв, принимать мундиаль ведь почетно. Мы ждем новый аэропорт, новый стадион, улучшенную инфраструктуру. И, конечно, это косвенно должно помочь и гребле. Футбольная арена расположится непосредственно возле нашего гребного канала, и, быть может, на фоне чемпионата мира кто-то из мальчишек и девчонок заглянет потом к нам.

— Вы не думали о том, чтобы стать тренером?

— Да, я успеваю параллельно этим заниматься. Все-таки я кандидат педагогических наук, заканчивал профильный вуз. У меня есть огромный опыт участия в трех олимпийских циклах, который обязательно надо передавать юным гребцам. Я рассказываю им свои секреты подготовки.

— А к докторской диссертации приступить не хотите?
— Пока это открытый вопрос. Сейчас я лучше я направлю свои усилия на подготовку спортсменов. Скоро, через два года, пройдут Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро, и еще есть время повлиять на успешное выступление там. В моем центре спортивной подготовки есть пятеро кандидатов на поездку в Бразилию.

— О том, чтобы выйти на федеральный уровень, не задумывались?
— Я всегда на связи с министром спорта Виталием Мутко, налажен обмен информацией и с ним, и с другими регионами. Но я пока молодой управленец, дайте мне поучиться и добиться локальных успехов, а там посмотрим.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице летних видов спорта.

Читайте также:
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru