11 декабря 2016

 $62.48€65.98

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть










(none)

«Я не против вернуться»

Редакцию «Газеты.Ru» посетил олимпийский чемпион в сноуборде Юрий Подладчиков

https://www.gazeta.ru/sport/video/intervyu_s_yuriem_podladchikovym_.shtml

Фотография:

Олимпийский чемпион Сочи, сноубордист Юрий Подладчиков трижды выступал на Олимпийских играх, причем один раз — за Россию и дважды — за Швейцарию. В редакции «Газеты.Ru» Юрий рассказал о своих ощущениях от победы в Сочи, перспективах возвращения в российскую сборную и многом другом.

— Для многих странно видеть рядом с вашими именем и фамилией швейцарский флаг, расскажите, как вы оказались в другой стране и почему выступаете за альпийскую республику?
— Мой папа — ученый, и ему предложили работу именно в Швейцарии. Сначала мы приехали жить в Швецию, потом переехали в Голландию, и вот, когда мне было восемь лет, мы обосновались в Цюрихе, где живем и по сей день.

— Родились вы в Подольске…
— Да, родился я в этом городе, и моя бабушка до сих пор живет там и даже преподает в институте.

— У вас есть российский паспорт?
— Да, конечно, у меня есть российский паспорт, а швейцарский появился только в 2007 году. До того я очень много мучился при получении виз, чтобы путешествовать.

— Вы выступали в 2006-м в Турине за Россию, а в 2010-м в Ванкувере — уже за Швейцарию. После тех Игр велись переговоры о вашем возвращении в сборную России, но успехом они не увенчались, и в Сочи вы снова представляли Швейцарию. А сейчас федерация не предпринимает попыток, чтобы вернуть вас под российский флаг?
— Я пока только читаю об этом, но никто ко мне еще не обратился.

— А сами допускаете вероятность, что примете такое предложение, если представители Российской федерации сноуборда обратятся к вам?
— Я никогда не был против выступать за Россию. Конечно, я с радостью рассмотрю это предложение. Я никогда не был против, просто никто всерьез не предлагал. Это непростые переговоры, и победа в Сочи, наверное, их только усложняет.

— А почему не смогли договориться о возвращении в российскую команду после Ванкувера?
— Я бы очень хотел вам объяснить, но считаю, что объяснять эту ситуацию должны те люди, с кем мы не смогли договориться. Я все-таки катаюсь, а для них это является работой. Если все от них ждут, чтобы я снова выступал за Россию, то они и должны отвечать на вопросы. Я же говорю, что я не против вернуться. В том, что все тогда сорвалось, нет моей вины. Просто не было правильно сформулированного предложения о возвращении.

— Как изменилась ваша жизнь после победы в Сочи?
— Главное изменение в том, что до Игр в Сочи у меня никогда не было агента. Мне никогда не приходилось записывать, что я делаю, допустим, в следующий четверг. Разве что в школе, когда у меня тот или иной экзамен. Все важное в моей жизни я всегда запоминал. Я все записываю себе в голову, а не на бумагу. Я очень люблю быть спонтанным, но после победы в Сочи многое поменялось. Я все еще борюсь, чтобы эту спонтанность сохранить, но в последнее время это становится все труднее и труднее.

— А каково это вообще — быть олимпийским чемпионом?
— Моей первой мыслью, когда я взял свою золотую медаль, было: «Вау, я умру олимпийским чемпионом!» Никто не сможет у меня этого отобрать. В этом есть что-то крутое, как мне кажется.

— Кем вы себя больше ощущаете в душе, парнем из Подольска или швейцарцем?
— Я парнем из Подольска никогда не был. Меня оттуда оторвали, когда мне было всего три года. Я говорю на четырех языках и, например, когда говорю на французском языке, люблю себя чувствовать немного французом, хотя ничего французского во мне нет.

Кровь у меня русская, когда я уезжаю куда-то далеко, скучаю я по Швейцарии. Все мои лучшие друзья находятся там. Моя душа разделена на две части, потому что в России у меня вся семья — бабушки, тети, дяди, другие родственники.

— Ностальгию какую-то ощущаете?
— Конечно, ведь это родные люди, семья. Я занимаюсь таким спортом, что мне приходится путешествовать по всему миру — искать снег. Все это сложно. Мой брат вообще живет в Америке.

— Следите за последними политическим событиями?
— Слежу, конечно. Не удается много читать и смотреть, потому что у меня загруженный спортивный график, но, как и, надеюсь, все остальные, я желаю, чтобы все, что сейчас происходит на Украине, закончилось как можно быстрее и лучше для всех.

— В Ванкувере вы перед второй попыткой шли третьим, но уступили и остались лишь четвертым, насколько велико было разочарование и как трудно его было пережить?
— Это было очень трудно. Когда финский спортсмен провел свое выступление передо мной, я потерял уверенность. Он проехал настолько здорово, что я не поверил, что смогу его обойти, и так я проиграл. Я очень страдал две недели, но затем смог собраться и научился новому трюку, которым до сих, спустя четыре года, кроме меня владеет только Шон Уайт.

Если так подумать, то получилось очень здорово, что из четвертого места в Ванкувере спустя две с половиной недели получилось золото на X-Games. То разочарование стало в итоге огромной мотивацией, которая направила меня к победам. Наверное, можно сказать, что то четвертое место было правильным.

— Тогда следующий вопрос напрашивается сам собой: вы за год выиграли чемпионат мира и Олимпийские игры, а как искать мотивацию дальше?
— В этом и состоит моя задача. Еще сложнее формулировать для себя цели, чтобы было еще интереснее. Я задумывался для себя, что будет трудно, но на самом деле сейчас полагаю, что все будет нормально. У меня очень много различных интересов, которые помогают отвлекаться. К тому же задача защитить уже завоеванное — еще труднее и интереснее, чем выиграть в первый раз.

— Большое количество интересов многим спортсменам мешает, а вот вам, кажется, напротив, помогает?
— Я думаю, да. Многие не верят в это, считая, что так нельзя сконцентрироваться на задаче, но у меня по-другому. Я не могу две недели безвылазно находиться на горе и думать только о сноуборде, мне очень помогают другие интересы.

Когда ты ставишь себе такие серьезные задачи, ты должен каждый раз становиться лучше, оттачивать свою технику. Ты не можешь просто пойти и покататься в удовольствие. Можешь, конечно, но тогда и настрой должен быть особым, соответствующим. Даже приходится брать не очень хороший борд, на котором не сделаешь сложных элементов.

— У вас есть мотивация стать легендой хафпайпа, как Шон Уайт?
— Я думаю, что это просто невозможно. Он очень рано начал, в 14 лет. Он обыгрывал всех уже перед Турином, и было ясно, что он там выиграет. И еще больше его преимущество было в Ванкувере. Я не могу себя с ним сравнивать, потому что я начал намного позже, чем он.

Но я готов развивать свою программу, работать над собой. К тому же я становлюсь опытнее. У меня есть что-то, чего нет у других, и эти элементы и само ощущение появились совсем недавно. Посмотрим, что будет дальше.

— Вы всегда проявляли себя личностью. Сами знаете, когда и что вам делать для правильной подготовки и максимальных результатов. Когда вы повзрослели?
— В 14 лет, потому что мне надо было убедить своих родителей отпустить меня в спортивную гимназию в Давос. Они не отпустили туда моего старшего брата, потому что несерьезно относились к спорту, а когда пришел мой срок, я сделал так, чтобы у них не было возможности отказать. Мне назначили стипендию, меня пригласила сама гимназия, и я доказал, что могу сам контролировать все.

— А когда удалось победить скепсис к спорту в вашей семье?
— Наверное, в 2011 году, когда я занял второе место на чемпионате мира. Для моих родителей стало откровением, что их родственники и друзья стали им писать о том, что мной интересуются люди из другого мира в разных его уголках. Когда отцу стали задавать обо мне вопросы коллеги-ученые, когда он приезжал в США.

Ну и, конечно, когда они приехали в Ванкувер болеть за меня. После того как они не поехали болеть за меня в Турин, все остальные родственники были в шоке! Как так, не поехать болеть на Олимпийские игры за своего сына? Словно не родной сын выступает, а кто-то чужой.

— Обиделись на них тогда?
— Да, очень обиделся. Я больше всех высказал им претензий. Так высказал, что им до сих пор еще стыдно. Я же всю жизнь бился с ними, объяснял, что это серьезно, что все это нужно и важно, а они мне говорили, что важна математика, а не спорт. Но я им доказал, когда все стали высказывать им, что они не поехали за меня болеть.

Зато теперь они очень хотят, чтобы я выигрывал и дальше. Они очень заинтересовались сноубордом и теперь лучше меня знают, что происходит в мире сноуборда. Я не знаю, а они в курсе, что Шон Уайт показал новый трюк. А раньше они даже не знали, где я выступаю и что делаю.

— Вы празднуете Новый год в российской традиции?
— Да! У меня лучший друг уже так празднует со мной 10 лет. Мы садимся семьей, едим салаты, слушаем президента страны. Я очень хочу как-нибудь отметить его в России, но теперь меня не отпускают швейцарские друзья, которые привыкли, что я организовываю русское празднование в Цюрихе.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице зимних видов спорта.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru