Обвел вокруг пальца

Итоги первого круга турнира претендентов в Ханты-Мансийске

Первый круг турнира претендентов в Ханты-Мансийске включил в себя победу россиянина Владимира... Владимир Барский
Первый круг турнира претендентов в Ханты-Мансийске включил в себя победу россиянина Владимира Крамника над азербайджанцем Шахрияром Мамедьяровым

На турнире претендентов в Ханты-Мансийске завершен первый круг. К бессменному лидеру Виши Ананду присоединился Левон Аронян, обыгравший в седьмом туре Сергея Карякина. На пол-очка от них отстает Владимир Крамник, на очко — Петр Свидлер.

После второго выходного все партии оказались боевыми и все могли закончиться победой одной из сторон: в единственном ничейном поединке Петр Свидлер нарвался на мощную дебютную заготовку Виши Ананда и очутился на грани поражения.

Однако чемпион России, продумав над ходом 40 минут («Мой рекорд в новом тысячелетии!»), нашел возможность остаться на плаву, максимально осложнив сопернику задачу.

В критический момент Ананд мог с помощью нехитрой комбинации выиграть пешку, однако по зрелом размышлении решил отклонить подношение. Действительно, в этом случае ситуация резко обострялась, не зря ведь Петр перед этим думал 40 минут! Но все же точной игрой черные отражали угрозы соперника и оставались с лишним материалом. Ананд решил так сильно не рисковать, однако спокойно выиграть не получилось: Свидлер удачно перестроился и выровнял положение.

Реклама

Чемпион мира Магнус Карлсен, естественно, внимательно следит за сражением в Ханты-Мансийске. Во второй выходной день он записал небольшой видеоролик, где вместе со своим менеджером обсуждает игру претендентов. Особых откровений не последовало, но мнение чемпиона всегда интересно. Вот что он, в частности, сказал:

«Я действительно впечатлен тем, как выступает Ананд. Конечно же, его победа над Ароняном очень хороша, очень-очень технична. Он выиграл фактически только благодаря технике, а это крайне редко случается в партиях против Ароняна.

Также он одержал весьма убедительную победу над Мамедьяровым. Ананд играл с огромным напором: никаких выжидательных ходов, каждый ход создавал какую-то угрозу. Также на меня произвела впечатление его партия против Андрейкина. Виши продемонстрировал очень добротные, качественные шахматы.

После дебюта он получил черными нормальную, может быть, чуть худшую позицию, а потом постепенно переиграл соперника. У Ананда не было серьезных шансов на победу, но совершенно ясно, кто играл лучше в этой партии. Правда, я не понимаю, почему в финальной позиции он предложил ничью…»

На пресс-конференции после окончания партии Свидлер — Ананд ваш корреспондент поинтересовался у экс-чемпиона мира, не считает ли он сейчас то свое решение (предложить ничью Андрейкину, хотя можно было еще помучить соперника) преждевременным. Честно говоря, особой надежды на откровенный ответ не было: Виши славится своим умением строить обтекаемые фразы.

Знают об этом и журналисты, и соперники Ананда. Свидлер даже пошутил: «Мне надо поучиться такому поведению у мэтра! А то я привык всегда отвечать на все вопросы, которые мне задают». Виши уже начал было говорить, но неожиданно в диалог вмешался Свидлер. С улыбкой на лице он произнес на своем прекрасном английском: «У вас было бы больше шансов получить откровенный ответ, если бы в вопросе не прозвучала фамилия Карлсен!»

Ананд расхохотался, журналисты тоже. Индийский гроссмейстер посчитал, что за него уже все ответили, и замолчал.

Крайне невразумительно играл черными Веселин Топалов против Дмитрия Андрейкина. Российский гроссмейстер даже высказался позднее в том духе, что за такую партию он должен сказать спасибо сопернику. Дмитрий применил редкий вариант, который год назад принес ему победу над Крамником на турнире в Дортмунде.

Естественно, для Топалова такой поворот событий не стал сюрпризом. Он хорошо подготовился и получил перспективную позицию: пожертвовал пешку, заставив белого короля задержаться в центре. Подобные позиции болгарский гроссмейстер вообще-то обычно разыгрывает очень сильно, энергично развивает инициативу.

Но тут началось нечто невероятное: Веселин избрал безрассудный план, оголяющий собственного короля.

Андрейкин отреагировал хладнокровно: шаг за шагом стал уводить короля из центра на ферзевый фланг. В этот момент Топалов обнаружил, что затеянное им продвижение пешек приведет лишь к гибели собственного короля, и растерялся, сделал еще несколько неудачных ходов и проиграл.

Удивительно, какие колоссальные перепады в силе игры случаются у болгарского экс-чемпиона на протяжении одного турнира. Ведь предыдущую партию против Крамника он провел практически идеально. А мы пока поздравим рязанского гроссмейстера Дмитрия Андрейкина с первой победой в ответственном соревновании.

Увы, вновь огорчил своих многочисленных болельщиков другой молодой россиянин — Сергей Карякин. Играя белыми с Левоном Ароняном, он решил, что дальше отступать некуда, пора переламывать неблагоприятное течение турнира, и дал большой бой.

Поначалу позиция белых выглядела весьма перспективно. Однако рейтинг-фаворит ловко перегруппировал свои силы, а потом с помощью тонкого промежуточного хода (явно недооцененного Карякиным) перехватил инициативу. Сергею следовало переключиться на оборону, но россиянин продолжил нагнетать напряжение.

К сожалению, при этом он угодил в сильный цейтнот, и Аронян его пересчитал. После прохождения контроля позиция белых была уже очень тяжелой. Левон сумел найти несколько точных ходов, одержал победу и догнал в турнирной таблице Виши Ананда.

Самую невероятную, захватывающую партию провели в седьмом туре Владимир Крамник и Шахрияр Мамедьяров. После дебюта белые добились большого, почти решающего стратегического перевеса, но потом поторопились форсировать события. Мамедьяров блестяще защитился и сумел создать опасную контригру против неприятельского короля. Владимир позднее признался:

— До контроля я никак не мог понять, играть ли мне на выигрыш или на ничью, настолько сумасшедшая возникла позиция. Упустив большой перевес, я растерялся. А после контроля, конечно, уже понял, что надо бороться за ничью.

Шахрияр Мамедьяров:

— А я видел, что ничью всегда могу сделать, и пытался выиграть. Но допустил такой ужасный зевок... Просто слов нет!

В критический момент партии, когда победа была близка как никогда, Мамедьяров откинулся на спинку кресла, почти лег, уютно сложил руки на животе и даже стал немного раскачиваться. Глядя на Шахрияра, ваш корреспондент невольно вспомнил урок, полученный в детстве от заслуженного тренера СССР Александра Кобленца, многолетнего наставника восьмого чемпиона мира Михаила Таля.

Дело было в начале 1980-х под Ригой, в школе общества «Труд», где уважаемого мэтра уговорили провести пару занятий. Александр Нафтальевич расставил на доске хитрую позицию и предложил ученикам найти сильнейший ход. Задача оказалась непростая, пришлось серьезно задуматься.

И вдруг тренер воскликнул: «Ну что вы расселись, будто пришли сюда чай пить! Соберитесь! Иначе вы ничего не решите, а в турнирных партиях будете постоянно зевать!» Поза, в которой Мамедьяров рассчитывал сложнейшие варианты, казалась более уместной для бара, куда человек пришел посмотреть телевизор в компании с пивом и чипсами.

Тем не менее после раскачивания в кресле азербайджанский гроссмейстер нашел сильнейшее продолжение, и позиция Крамника стала критической. К слову, когда после партии я поделился своим наблюдением с одним из гроссмейстеров, тот воскликнул: «Да ну, ерунда! Шах всегда так сидит, когда обдумывает сложные варианты!»

Две проходные пешки Крамника стояли на пороге превращения, однако его король попал в матовую петлю, которая грозила вот-вот затянуться. Владимир подставил ладью под бой, объявляя шах. Этот шах можно было бы назвать предсмертным, если бы не дальнейшие невероятные события.

Ни секунды не думая, Мамедьяров забрал ладью, а если бы отклонил данайский дар, то почти наверняка победил бы.

Крамник превратил одну из проходных в ферзя, на что Мамедьяров опять ответил мгновенно и окончательно погубил свою партию. Задумайся он хоть ненадолго, спас бы пол-очка (объективно у белых в этот момент уже имелся путь к победе, но очень и очень сложный). Крамник быстро исполнил издалека намеченный ход, ускользнувший от внимания азербайджанского гроссмейстера, и Шахрияр тут же все понял. Никакого мата он поставить не успевает, а за вторую пешку белых ему придется отдать почти все свои фигуры... Что это было: усталость, затмение или преждевременное расслабление?..

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице шахмат.