В Санкт-Петербурге неонацист из NS/WP пытался сбежать при пособничестве матери

В четверг Следственное управление СКР по Санкт-Петербургу предъявило обвинение 46-летней Монике Монтвид-Волковой, мастеру-парикмахеру салона красоты «Комильфо». Ее обвиняют в пособничестве побегу из-под ареста и применению насилия в отношения представителя власти.

Как рассказали «Газете.Ru» в СКР, 20 июля этого года Монтвид-Волкова пришла в здание следственного управления Петербурга на набережной реки Мойки, 86/88, чтобы встретиться с сыном, Германом Венгервельдом, которого привезли туда для допроса из СИЗО. Она смогла незаметно передать сыну газовый баллон «Шок перцовый». Через некоторое время, Венгервельд, в кабинете следователя выпустил струю газа в лицо конвоиру, причинив ему «химический ожог лица раздражающего действия 1 степени». Затем пытался выпрыгнуть в окно, однако на его пути встал следователь, и Венгервельда задержали.

СКР будет ходатайствовать перед судом об аресте Монтвид-Волковой. Сейчас она задержана на трое суток. Как рассказал «Газете.Ru» источник в правоохранительных органах, в квартире задержанной на Дачном проспекте провели обыск. Оружия там не нашли. Изъяли мобильные телефоны, сим-карты и приспособления для курения гашиша.

Ее сын, 23-летний Герман Венгервельд, по данным следствия, входил в неонацистскую банду «NS/WP Невоград». Аббревиатура NS/WP переводится как «Национал-социализм/Белая власть», а Невоградом правые радикалы называют между собой город Санкт-Петербург. Сейчас в сизо находятся девять членов банды, в том числе Венгервельд. Их обвиняют в десяти убийствах инородцев и бомжей, пяти покушениях на убийство ,террористическом акте, возбуждении ненависти, незаконном обороте оружия и боеприпасов. Свои преступления они снимали на видео и распространяли в сети. Дело в отношении членов неонацистской банды передали в суд в августе 2012 года.

Одними из активнейших членов были Валентин Мумжиев и Герман Венгервельд. Как следует из показаний Мумжиева, многие убийства неонацисты совершали спонтанно: «По пути к станции метро «Ветеранов» Герман обратил внимание на бомжа, который шел по двору. Герман предложил мне его «порезать», то есть я понял, что Герман предложил мне потыкать бомжа ножами, слово «убить» не звучало в ходе нашего общения, но я безразлично относился к смерти этого бомжа, и мне наплевать было, убью я его или нет». «Поскольку я знал, что Герман — человеконенавистник, то есть не любил людей, то я понимал, что он может порезать человека. На предложение Германа порезать незнакомого бомжа я ответил согласием, тем более что как у меня, так и у Германа всегда при себе были ножи», — говорил на допросах Мумжиев.