Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Адвокат потерпевших по делу Ефремова: «Я не говорил, что будет обвинительный приговор»

Адвокат Добровинский анонсировал «значимое событие» в деле Ефремова

Прослушать новость
Остановить прослушивание
11 августа в суде над актером Михаилом Ефремовым состоится «значимое событие, которое многое расставит по своим местам», заявил адвокат потерпевшей стороны Александр Добровинский. В интервью «Газете.Ru» юрист также рассказал об исках в свой адрес, рисках в деле Ефремова, любви к этикету и о том, считает ли он Эльмана Пашаева достойным противником.

— Близкие и знакомые называют Вас «абсолютно мифической фигурой». За вами действительно закрепился образ загадочного иностранного адвоката — специально его придерживаетесь?

Александр Добровинский: Я живу для того, чтобы получать удовольствие от жизни во всех ее проявлениях. А дальше уже все зависит от взглядов людей. Я живу исключительно так, как мне хочется.

— Помимо российского, у Вас есть израильское гражданство, а также было три вида на жительство. Любите путешествовать или периодически выезжаете защищать иностранных клиентов? 

— Гражданство не имеет абсолютно никакого отношения к моей работе за границей. Мы с моей командой работаем в разных странах. Кроме того, я очень долго жил во Франции, в Америке, в Люксембурге, в Швейцарии. Уехал в 70-х годах из страны и вернулся только в 1992 году.

— Вы выпускаете видео на канале, посвященные этикету. Какое место занимает эта тема в вашей жизни? Как относитесь к люксовой продукции — в одежде, автомобилях? 

— Тема этикета родилась из того, что я очень наблюдательный человек и люблю наблюдать за всем, что происходит вокруг меня. Неоднократно сталкивался с тем, что те, кто не знаком с этикетом, немного выпадают из общения с другими людьми. А я считал и считаю, что наивысшее наслаждение в этой жизни — это общение. Сидя, на бегу, лежа, стоя — неважно как. Но общаться с людьми нужно с уважением. Этикет — это проявление уважения. Мне захотелось поделиться с людьми тем, что такое этикет и почему он нужен, чем он помогает в жизни.

— За карьеру Вы часто защищали российских знаменитостей, но и выступали против них не реже. Почему предпочитаете браться за дела звезд?

— Если ко мне обращаются и я вижу какую-то перспективу, то всегда берусь за дело. И далеко не всегда это бывают знаменитости. Если я вижу, что могу быть полезным, то почему бы и нет. Тут дело в другом: знаменитости — это те люди, которые интересны журналистам. Поэтому о них пишут. А там уже и адвокат рядом, никуда не денешься.

— Во время очередного звездного развода на Вас подала заявление в СК экс-жена телеведущего Андрея Караулова, обвинив в мошенничестве. За жизнь часто ли приходилось занимать в суде роль ответчика?

— Я несколько раз судился.

В одном из случаев человек сам подал на меня иск, а в итоге сейчас должен мне $5 млн.

Что касается госпожи Карауловой, то что ей, бедной, оставалось делать. Ей надо было каким-то образом от своего мужа получить то, что она хотела. Ну и меня приписала заодно.

Я к этому спокойно отношусь. Люди устроены в своей жизни так, что почти никогда не приходят сами и не говорят: я виноват. Всегда находится объяснение, что виноваты другие. «Я был женат на стерве», «я вышла замуж за негодяя». Обвиняя кого-то другого, мы всегда находим для себя оправдание. Так нам легче жить. Ну, может не легче только адвокатам, которые сталкиваются с этими трагедиями.

— Исходя из того, что пишут СМИ, Вы ожидаете, что Ефремову вынесут обвинительный приговор. Почему так уверены в этом? 

— Кто такое сказал? Я никогда не говорил, что будет обвинительный приговор. Как минимум, не имею на это права. Тем не менее я выполняю волю своих доверителей, и мы идем к тому, чтобы доказать его вину. А будет обвинительный приговор или нет, мы увидим еще нескоро.

— В одном из интервью вы говорили, что «противник обязательно допустит какую-нибудь глупость, ошибку — я же должен как-то спровоцировать их». Применяете ли Вы эту тактику в деле против Ефремова

— Это я вам смогу сказать только после суда.

— В сравнении с адвокатом Эльманом Пашаевым, Вы ведете себя более сдержанно. Как думаете, не усложнит ли эксцентризм, с которым защитник Ефремова подходит к делу, ход судебного процесса? Вы считаете его достойным противником?

— Сложно сказать.

Он уже получил замечание от судьи. Судья всегда реагирует как человек в мантии, но нельзя же отнять факт того, что в мантии человек такой же, как и мы. Судья реагирует на хамство, на невежество, на агрессию. Это все может создать неблагоприятное впечатление.

Хотя на решение или приговор повлиять не должно. Я сейчас говорю не о нашем процессе, а вообще, как это должно быть.

— Вы считаете Пашаева достойным противником?

— Заходя в любой процесс, на любые переговоры, в любую логическую баталию, надо расценивать своего противника с той позиции, что он намного умнее, хитрее и сильнее тебя. Только исходя из такого посыла ты имеешь право вступать в некий процесс — будь он в суде или еще где-то. Никогда нельзя говорить о своем противнике плохо, иначе ты сам не будешь готов к процессу. Для меня это исключено.

Что касается Пашаева, то это очень знающий адвокат с большим опытом и мне безумно интересно находиться с ним в одном процессе. Вот мне жена подсказывает: это очень высоко квалифицированный человек.

— По-вашему, может ли защита подсудимого повлиять на экспертизу? Есть ли риски в этом деле, которые могут обернуть судебный процесс не в пользу потерпевшей стороны?

— Риски есть всегда. Задача пятерых адвокатов потерпевших состоит в том, чтобы восторжествовало правосудие. Над этим мы и работаем.

У нас уже есть свидетели, которые сказали то, что нас устроило. И впереди еще важное событие, которое произойдет на следующей неделе.

— Пашаев в интервью «Газете.Ru» сообщил, что при разговоре с братом и сыном погибшего Захарова у него сложилось ощущение, что родственники рады смерти Сергея. Это правда? Какие у семьи были отношения с ним?

— Все, что говорит защитник Ефремова, по законодательству и с моральной точки зрения — это слова самого Ефремова. Давайте возьмем это за аксиому. В противном случае адвокат будет говорить нечто против, несогласованное с клиентом. Если защитник говорит, что семья погибшего радуется его смерти, значит, так считает Ефремов, и мы оставим это на его совести.

Вы все услышите во вторник, потому что во вторник произойдет некое значимое для нас для всех событие в процессе, которое очень многое расставит по своим местам, и всем все станет понятно.