Экстренная посадка SSJ-100: пилот перепутал полосы

Самолет Sukhoi SSJ100 экстренно сел на строящуюся полосу «Домодедово»

В аэропорту «Домодедово» совершил экстренную посадку самолет SSJ-100 авиакомпании «ИрАэро». Пилот посадил лайнер на недостроенную взлетно-посадочную полосу. По данным перевозчика, в результате происшествия никто из пассажиров и членов экипажа не пострадал. Командир судна объяснил, что к инциденту привела плохая видимость, а также близкое расположение строящейся и действующей полос.

Самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «ИрАэро» совершил экстренную посадку на недостроенную взлетно-посадочную полосу московского аэропорта Домодедово. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу перевозчика.

Лайнер летел в Москву из вахтового поселка Сабетта Ямало-Ненецкого автономного округа. «Это вахтовые, скорее всего, пассажиры. К сожалению, нам не ясны все обстоятельства произошедшего, но точно можем сказать, что никто из людей и техника не пострадали», — заявил представитель компании.

Вскоре командир экипажа объяснил службе безопасности аэропорта, что спутал полосы из-за плохих погодных условий и, как следствие, низкой видимости, передавал Telegram-канал Baza.

Он добавил, что строящуюся полосу было видно лучше, чем ту, на которую самолет должен был совершить посадку. Кроме того, по словам пилота, эти полосы находятся в 280 метрах друг от друга, из-за чего он понял, что приземлился не туда, только после посадки.

По факту произошедшего Росавиация начала расследование — в агентстве назвали данное происшествие «серьезным инцидентом» и пообещали разобраться во всех обстоятельствах, передает «Интерфакс». Свою проверку запустила и Московская межрегиональная транспортная прокуратура (ММТП). Также данные о ЧП были направлены надзирающему за деятельностью авиакомпании Иркутскому транспортному прокурору, заявили в ведомстве.

Отметим, что только 10 января стало известно, что «ИрАэро» готовит иск к производителю SSJ-100 – компании «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) – почти на 2 млрд рублей, сообщал ТАСС со ссылкой на источник в иркутской авиакомпании.

В документе указано, что в авиапарке «ИрАэро» числятся девять самолетов SSJ-100 производства ГСС, однако в рабочем состоянии находятся только пять из них. Более того, один из лайнеров уже был сломан, когда компания по разработке гражданских самолетов передала его «ИрАэро», в связи с чем это судно простаивает в парке на протяжении трех лет.

В иске перевозчика указано, что из-за неудовлетворительного состояния техники компания несет большие убытки. В ГСС подтвердили получение претензий иркутского перевозчика, однако отказались их комментировать, передавало принадлежащее Григорию Березкину издание РБК.

В свою очередь известно, что у ГСС также есть претензии к «ИрАэро» — 30 декабря 2019 года Арбитражный суд Москвы принял иск производителя в отношении авиакомпании на сумму 941 млн рублей, сообщалось на сайте суда. Детали иска не раскрываются.

Отметим, что еще до декабрьского заявления «Гражданские самолеты Сухого» два раза обращались в суд из-за «ИрАэро» — в феврале 2019 года с иском на 550 млн рублей и в июле на 660 млн рублей, однако в итоге все они были отозваны. Как пояснили в ГСС, в такие суммы компания оценила долги «ИрАэро» за аренду лайнеров в период с 2016 по 2019 год.

За период с 2011 по 2019 год с Sukhoi Superjet 100 произошло около 30 серьезных ЧП. Одна из самых страшных катастроф случилась 5 мая 2019 года во время рейса Москва — Мурманск. Тогда судно экстренно вернулось в аэропорт Шереметьево из-за технических неполадок на борту. Во время посадки самолет загорелся — из 73 человек, находившихся в самолете, 40 пассажиров и один член экипажа погибли, 10 — пострадали.

Следствие по делу о крушении лайнера завершилось только 3 декабря 2019 года. Единственным обвиняемым по нему стал командир корабля Денис Евдокимов, сообщали в СК РФ. Потерпевшими от его действий были признаны 77 человек, включая второго пилота Максима Кузнецова, писал «Коммерсант» со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

По версии ведомства, после взлета судна из Шереметьево в него попала молния — из-за этого автопилот переключился на ручной режим управления, также была нарушена связь с диспетчером. В итоге Евдокимов посадил лайнер с превышением вертикальной и горизонтальной скоростей, а также с большим углом атаки, уточнял Следком.

Эти действия привели к тому, что самолет стал биться о взлетно-посадочную полосу, в результате чего стойки шасси пробили топливный бак — произошла утечка керосина и, как итог, возгорание самолета.

В итоге пилоту предъявили обвинение по части 3 статьи 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух и более лиц».