«Жизнь до конца жизни»: что разрешат неизлечимо больным

Госдума одобрила законопроект о паллиативной помощи

Госдума приняла в первом чтении законопроект о паллиативной медицинской помощи. Согласно предлагаемым нововведениям, неизлечимо больные пациенты получат право на облегчение боли любыми доступными лекарственными препаратами в домашних условиях — в том числе и наркотическими, которые до сих пор выдавались только в поликлинике. Кроме того, тяжелобольным будет оказываться также психологическая помощь и уход сиделки на дому.

Неизлечимо больные люди смогут провести последние дни жизни не в хосписе, а дома, при этом получая аналогичный уход, включая обезболивание и психологическую поддержку. Соответствующие поправки в закон «Об основах охраны здоровья» приняла в первом чтении нижняя палата российского парламента.

Документ расширяет понятие «паллиативная медицинская помощь» и уточняет порядок ее оказания.

Если проект будет принят, то неизлечимо больные пациенты, наряду со стандартным медицинским вмешательством, смогут также получать психологическую помощь и гигиенический уход.

Для этого уже начата переподготовка медиков, из которых составят выездные патронажные службы. Кроме того, зампред комитета Госдумы по охране здоровья Леонид Огуль направил обращение вице-премьеру Татьяне Голиковой, в котором предложил ввести в вузах России новую специальность — врач паллиативной помощи.

Пациенты также смогут рассчитывать на облегчение боли в том числе наркотическими и психотропными лекарственными препаратами, которые они смогут бесплатно получать не только в стационарных условиях, как это было раньше, но и в дневном стационаре по месту жительства. Так, если ранее лекарства для больного приходилось получать через множество инстанций, которые приходилось проходить родственникам или доверенным лицам, теперь, при наличии рецепта, лекарства врачи смогут привозить на дом.

«Раньше для того, чтобы получить лекарства для своего неизлечимо больного родственника, нужно было вызывать на дом участкового врача, который зафиксирует, кем вы приходитесь больному. Если не родственник, то можно выбрать человека, которому больной готов доверить свои лекарства. Далее этот же врач в поликлинике, и только там, при участии врачебно-консультационной комиссии, выписывает вам направление и вы получаете лекарство — никто препятствовать не будет. При этом в поликлинике все фиксируется — кто, когда и сколько получил», — рассказала «Газете.Ru» жительница Ростовской области, которой приходилось получать лекарства для своего родственника с онкологическим заболеванием.

Кроме того, до 2016 года схему получения обезболивающих требовалось повторять каждые пять дней — именно столько действовал рецепт.

После многочисленных жалоб и обращений со стороны россиян, чьи близкие нуждаются в сильнодействующих анальгетиках, срок был увеличен до 15 суток.

Если же речь шла о получении особенно сильных опиоидных анальгетиков, то все было еще сложнее. Их в поликлинике выдавали непосредственно пациенту, а не его родственникам, что, разумеется, не подходило больным, которые уже не могут передвигаться.

«Это ужасная ситуация, когда твой родственник кричит дома от боли, а ты не можешь сделать ничего, чтобы облегчить его состояние. Кто-то всеми правдами и неправдами выбивает морфин у врача, кто-то действует через интернет: существуют закрытые группы в соцсетях, где можно обменять или купить лекарства, оставшиеся после смерти чьего-то близкого человека. Но такой вариант крайне рискованный: если об этом узнают правоохранительные органы, всех могут привлечь за незаконную продажу, приобретение и хранение препаратов, которые, по идее, должны подлежать строгому учету», — рассказал «Газете.Ru» москвич Сергей, чей отец умер от онкологического заболевания в 2017 году.

Впрочем, пункт о доставке обезболивающих на дом, по словам председателя Государственной думы Вячеслава Володина, все еще может быть изменен, поскольку вызывает ряд вопросов у специалистов. В частности, в декабре Голикова говорила, что закон о паллиативной помощи не будет содержать норм о декриминализации выписки наркотических обезболивающих нуждающимся, поскольку «это функция правоохранительных органов».

По словам директора столичного Центра паллиативной помощи Анны Федермессер, из более миллиона тяжелобольных пациентов, которые нуждаются в подобной помощи, получают ее менее 300 тысяч. При этом большая часть оставшихся без паллиативной помощи людей умирают в отделениях интенсивной терапии. Дело не только в нехватке хосписов в стране, но и в российском законодательстве, устанавливающем ограничения по срокам пребывания в таких учреждениях.

«Существует ограничение по времени, которое можно провести в хосписе. Как правило, пациента выписывают через две-три недели после поступления. К сожалению, не в связи с тем, что ему стало лучше: просто дольше этого времени оставаться там нельзя.

Некоторые приезжают домой, сразу же звонят в «скорую», которая отвозит их обратно, и формально могут опять провести в хосписе эти три недели.

А некоторые понимают, что не перенесут этих переездов, предпочитая оставаться до конца уже дома. Схема, наверное, не совсем честная, но иного выхода зачастую нет», — поделилась с «Газетой.Ru» москвичка Елена, чья подруга умерла от онкологического заболевания три года назад.

Напомним, что законопроект был разработан по поручению президента РФ Владимира Путина по итогам его встречи с волонтерскими организациями по оказанию паллиативной помощи. В начале января он также посетил детский хоспис в Санкт-Петербурге, в котором на учете состоят более 250 детей, в том числе 23 ребенка круглосуточно находятся в стационаре. Кроме того, выездная патронажная служба паллиативной медицинской помощи детям сопровождает пациентов хосписа на дому. 

В тот же день президент заявил, что начиная с 2019 года из федерального бюджета страны регулярно будут выделяться деньги на паллиативную помощь. «У нас с этого года регулярно будут выделяться средства из федерального бюджета на такую помощь. В этом году — около 5 миллиардов рублей», — сказал Путин.