«9+10»: сколько дали Шакро Молодому

Шакро Молодой получил 9 лет и 10 месяцев колонии строгого режима

Преступный авторитет по прозвищу Шакро Молодой приговорен к более девяти годам лишения свободы. Этот приговор стал следствием перестрелки на Рочдельской улице в центре Москвы, которая произошла в декабре 2015, — тогда погибли два человека. В связи с этим резонансным преступлением сейчас ведется еще несколько разбирательств.

В Никулинском районном суде Москвы завершилась многодневная эпопея, связанная с рассмотрением уголовного дела криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодой), а также его предполагаемых сообщников — Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец и вице-президента «Союза десантников России» Батыра Бекмурадова. Также в связи с этим делом на скамье подсудимых оказались еще несколько человек, так или иначе причастных к преступному сообществу, возглавляемому Калашовым.

Шакро Молодой, Итальянец и другие фигуранты дела оказались под арестом после событий в декабре 2015 года у ресторана Elements. Конфликт у стен заведения начался с того, что еще до 2015 года его владелица Жанна Ким решила полностью поменять его интерьер — ей хотелось, чтобы его внутреннее убранство было выполнено в корейском стиле. Для этого она наняла дизайнера Фатиму Мисикову, которая проживает, в основном, за границей, но сотрудничает с театральными труппами в России.

__is_photorep_included11699948: 1

Стороны заключили договор о подряде, по которому Мисикова должна была выполнить и контролировать не только дизайнерские, но и ремонтно-отделочные работы.

По словам ресторатора, она заплатила дизайнеру 600 тыс. евро, о которых они договорились в устном порядке. Та, в свою очередь, наняла для ремонта субподрядчика — строительную организацию своего брата.

Однако ремонт затянулся — и Ким это не устроило, и она разорвала контракт с дизайнером. Это, в свою очередь, не понравилось Мисиковой, и она начала требовать с Ким неустойку в размере недоплаченных по договору двух млн рублей. Ресторатор отказалась выполнить это требование, и 13 декабря ей позвонил неизвестный мужчина, назвавшийся адвокатом дизайнера. Он предложил встретиться для урегулирования конфликта. Не ожидая неприятностей, Ким назначила этому человеку встречу в своем заведении на Рочдельской улице.

«В гости» к Ким в назначенный срок приехали люди, большая часть которых не имела высшего юридического образования. Это были Итальянец, его телохранитель Алексей Китаев, который возглавлял одну из группировок футбольных фанатов «Спартака» под названием «Школа», и еще несколько крепких мужчин. Были среди приехавших и Мисикова со своим братом. Все они потребовали немедленно вернуть долг.

В какой-то момент Ким поняла, что дискуссия может выйти за рамки гражданско-правовых отношений и позвонила своему адвокату Эдуарду Буданцеву, руководителю бюро «Диктатура Закона», а также обратилась в полицию. Приехавшие сотрудники МВД проверили у собравшихся мужчин и женщин документы, и заявили, что здесь имеет место конфликт двух хозяйствующих субъектов, после чего удалились. Через время подъехал и Буданцев, который решил заручиться поддержкой своих друзей и партнеров — бывшего сотрудника ГУВД Москвы Владимира Костриченко, бывшего омоновца Петра Червиченко и бывшего бойца спецназа ФСИН Романа Молокаева.

Конструктивного диалога у сторон не получилось, бывший сотрудник КГБ СССР Буданцев и бывший участник «солнцевской» группировки Кочуйков (Итальянец) не нашли общего языка. Завязалась потасовка, в ходе которой стороны покинули помещение ресторана и вышли на улицу.

Как позже рассказали очевидцы событий, на улице Итальянец категорично поинтересовался у Буданцева: «Ты признаешь воровскую власть?»

Получив отрицательный ответ, Кочуйков приказал своим сопровождающим посадить адвоката в машину, а «остальных отдать ментам». После этого сразу шесть человек попытались выполнить распоряжение Кочуйкова, однако к юристу подоспели уже его товарищи, и завязалась драка.

В ходе противоборства Китаев, по словам потерпевших, достал травматический пистолет и ранил Молокаева, которому после потребовалась операция. Буданцев воспользовался ситуацией и выхватил из кобуры итальянский пистолет «Беретта 92», редко встречающийся в России. (Ранее бывший чекист был награжден этим оружием.) Он начал стрелять по своим противникам, ранив Итальянца в плечо, а пытавшийся защитить босса Китаев получил смертельное ранение. Кроме того, погиб еще один из нападавших на Буданцева. Также огнестрельные ранения получили еще семь человек.

В итоге полиция задержала обе стороны конфликта ,а через некоторое время выяснилось, что Кочуйков, Китаев и их знакомые действовали по поручению Калашова, и «вор в законе» был также задержан, а после арестован. Позже под стражу были взяты и другие лица, которых следствие подозревало в содействии Калашову. Их дела были объединены в один процесс.

Сканворды, пицца и обещание расстрелов

Атмосфера на процессе по делу Кочуйкова и Калашова была довольно нервной. В ходе разбирательства подсудимые вели себя раскованно. Например, один из обвиняемых, Бекмуратов, сидел в зале суда в кепке и изучал последние новости мира моды в глянцевом журнале. Он смеялся и улыбался во время речи прокурора, решал сканворды. Судебные приставы зачастую подходили к клетке с обвиняемыми и следовали их указаниям.

В один из дней заседания их попросили подойти к сотрудникам прессы и попросить выключить телефон, поскольку, обвиняемым показалось, что одна из журналисток ведет фотосьемку. «Если их попросить и денег дать, они пиццу принесут», — засмеялись в этот момент близкие обвиняемых на задних рядах.

Яркую речь в защиту своего подзащитного произнес адвокат Итальянца. «Да он (Буданцев) приехал туда как «крыша». То ли Кенес Ракишев (казахский предприниматель, который, по неофициальным данным, оказывал покровительство Ким – «Газета.Ru») его отправил, то ли еще кто-то. Он на допросе так и не смог это объяснить. Я бы назвал Кочуйкова рыцарем, который попал из-за своей дамы (Фатимы Мисиковой — «Газета.Ru») в неприятную ситуацию», — сказал защитник. Его поддержал Итальянец и предложил «всех расстрелять».

«В вашем скотстве я участвовать больше не хочу», — сказал преступный авторитет.

Некоторые свидетели не без основания опасались подсудимых. После перестрелки на Рочдельской улице Жанна Ким уехала из России, показания в суде она давала по видеосвязи. При этом она сослалась на статью 51 конституции РФ, которая разрешает не свидетельствовать против себя самого, и попросила обвинение зачитать ее показания, данные на стадии следствия. В настоящий момент ресторан Elements закрыт. А в декабре 2017 года неожиданно произошел пожар в другом заведении, принадлежащем этому ресторатору — это бар «Киану» в центре Москвы.

Ни вызывающее поведение, ни репутация «плохих парней» Шакро и его сообщникам не помогли. Суд назначил Калашову наказание в виде девяти лет и десяти месяцев лишения свободы.

«Суд приговорил: признать Калашова виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных пп. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство, совершенное с применением насилия организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере) и назначить ему наказание в виде девяти лет и десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима», — говорится в приговоре судьи Константина Дубкова, оглашенном в четверг. Для Калашова нынешняя судимость — далеко не первая.

Соратник Калашова по криминальному бизнесу Андрей Кочуйков (Итальянец), признан виновным в одном эпизоде вымогательства — 8 млн рублей у владелицы московского ресторана Elements Жанны Ким — и приговорен к 8 годам и 10 месяцам колонии строгого режима. Другой приближенный криминального авторитета, вице-президент «Союза десантников России» Батыр Бекмурадов, как и сам Калашов, был признан виновным в двух эпизодах вымогательства — 8 млн рублей у Ким и 10 млн рублей у бизнесмена Льва Гарамова — и получил 9 лет и 4 месяца колонии строгого режима.

Кроме того, девять других фигурантов дела в отношении Калашова также были признаны виновными в вымогательстве и приговорены к длительным срокам лишения свободы. За вымогательство у Ким Эдуард Романов и Николай Николаев получили по 8 лет и 4 месяца колонии строгого режима, бывший сотрудник МВД Евгений Суржиков получил 7 лет и 10 месяцев строгого режима, Герсон Гамидов — 7 лет и 4 месяца колонии строгого режима. По эпизоду с Гарамовым экс-сотрудник ФСО Александр Голубев, Алексей Максимов, Вадим Прохоров, Зелимхан Патиев и Ян Сорокин получили по 7 лет и 4 месяца колонии строгого режима.

Суд и следствие установили, что

Калашов, имеющий статус «вора в законе», в 2013 году после смерти Аслана Усояна (Дед Хасан) «занял лидирующее положение в криминальном мире России»

и «под своим покровительством консолидировал лиц, профессионально занимающихся преступной деятельностью».

Остальные фигуранты, согласно приговору, действовали в составе двух групп под общим руководством Калашова. Первую фактически возглавлял Бекмурадов, который «для придания легального вида своей деятельности» на выделенные криминальным авторитетом денежные средства приобрел ЧОП «Защитник», вторую — Кочуйков, аналогичным способом купивший ЧОП «Заслон».

В ходе прений сторон гособвинение просило назначить Калашову наказание в виде десяти лет колонии строгого режима и штрафа в размере 700 тысяч рублей, Кочуйкову — 9,5 лет колонии строгого режима и штраф в 500 тысяч рублей.

Еще десятерых подсудимых обвинение попросило приговорить к срокам от 7,5 до 9,5 лет колонии и различным штрафам. У осужденных есть 10 дней для того, чтобы обжаловать нынешнее решение суда, затем оно вступит в законную силу. До этого момента все они будут содержаться в СИЗО.

Шакро сел, а другие дела остались

Сейчас продолжается разбирательство в отношении адвоката Буданцева. Его уголовное дело привело к конфликту прокуратуры и Следственного комитета.

СК РФ было предъявил ему обвинение, в котором фигурировали двое убитых — по версии следствия, адвокат превысил пределы необходимой самообороны (ст. 108 УК РФ), — и один раненый — художник Георгий Березин, который случайно оказался в Elements. Вред его здоровью обвиняемый, как утверждало следствие, также нанес, не совсем адекватно защищаясь (ст. 114 УК РФ). В результате стрельбы на Рочдельской художник остался инвалидом на всю жизнь.

Прокуратура вернула дело в СК РФ.

По версии надзорного ведомства, адвокат Буданцев вообще не превышал пределов самообороны, поскольку нападавшие «покушались на его жизнь», а угроза с их стороны «носила групповой характер и была вполне реальной».

Таким образом, Генпрокуратура, по сути, предложила СКР либо найти более убедительные доказательства вины адвоката, либо вовсе оставить его в покое.

Тогда СК РФ Вместо предъявило новое обвинение Буданцеву — в покушении на убийство (ст. 30 и ст. 105 УК РФ) одного из людей Итальянца Эдуарда Романова. Следователи полагают, что адвокат прострелил ему плечо в тот момент, когда Романов уже пытался скрыться с места разборки, а значит, ни самому адвокату, ни его товарищам не угрожал.

В настоящее время расследование дела Буданцева продолжается. Кстати, суд допросил его по делу Шакро Молодого как свидетеля, и в здание он пришел с тем самым пистолетом «Беретта 92», который пустил в ход на Рочдельской. Правила посещения суда запрещают присутствие там с оружием, и чтобы обезоружить адвоката, был вызван дежурный наряд полиции.

С трудом они уговорили Буданцева сдать пистолет приставам на время допроса.

В связи с делом Шакро Молодого был арестован также заместитель начальника Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Москве генерал-майору Денис Никандров. Ему предъявлено обвинение по части 6 статьи 290 УК РФ «получение взятки в особо крупном размере». По аналогичной статье обвиняется заместитель начальника управления собственной безопасности (УСБ) ведомства Александр Ламонов. Третьим фигурантом этого громкого дела является начальник УСБ СК РФ Михаил Максименко.

По версии следствия, высокопоставленные сотрудники СК РФ получили $1 млн за переквалификацию обвинения на более мягкое и последующее освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова после событий у ресторана Elements. Сейчас слушание дела бывших высокопоставленных следователей продолжается.