Пенсионный советник

Освещение Москвы: от Сименса до Толстого

130 лет электрическому освещению в Москве

Иллюминация Москвы в честь коронации Николая II, 1896 год. Акварель Альберта Бенуа РОП
Иллюминация Москвы в честь коронации Николая II, 1896 год. Акварель Альберта Бенуа

Ровно 130 лет назад, 31 июля 1887 года, Общество электрического освещения, основанное немецким предпринимателем Карлом Сименсом, заключило контракт на освещение Постниковского пассажа. Почему хозяйка первого частного дома со своей электростанцией упала в обморок, чего боялись жители освещенных районов и почему Толстой был против лампочек — в материале «Газеты.Ru».

Первые лампочки накаливания в Москве появились еще в далеком 1856 году. Тогда в честь коронации императора Александра II праздничная иллюминация, впрочем, в разовом и ограниченном объеме, появилась на башнях Кремля и на фасаде Екатерининского дворца в Лефортово. В «мирное» же время и Москва, и Санкт-Петербург почти 30 лет могли похвастаться не более чем 200 электролампами.

Реклама

В 1880 году Карл Сименс, руководящий компанией «Сименс и Гальске», электрифицировал выставку картин Айвазовского. В том же году около храма Христа Спасителя установили экспериментальные электрические фонари, однако мысль о начале работ по электрификации всей Москвы никому не приходила в голову, пока в 1883 году по случаю коронации Александра III городская управа не решила устроить иллюминацию Кремля. Башни и стены озарились «большими и малыми солнцами», а аллеи Александровского сада украсили цветными фонариками.

Колокольню же Ивана Великого увешали 3,5 тыс. лампочек! Для осуществления такого шоу неподалеку потребовалось установить миниатюрную электростанцию на Софийской набережной, от которой протянули провода к Кремлю.

Иллюминация вызвала такой ажиотаж, что позже император поручил Сименсу провести еще ряд работ по освещению Зимнего дворца и Невского проспекта в Петербурге. Вдохновленный таким успехом, спустя три года в Петербурге Сименс основал Акционерное общество электрического освещения. Интерес к будущей деятельности организации был столь велик, что устав компании Сименса был утвержден самим императором. Документ позволял «как производить электроэнергию, транспортировать ее, так и реализовывать». Начальный капитал организации на тот момент составил 1 млн рублей — огромная сумма для этого времени. Главной целью предприятия было создать централизованную систему электроснабжения в Москве.

Осуществление этого грандиозного плана началось 31 июля 1887 года с заключения компанией первого контракта на освещение Постниковского пассажа. Заказчица, Лидия Постникова, потомственная почетная гражданка и купчиха 1-й гильдии, приобрела дом в 1886 году и сразу же приступила к реконструкции здания. Через некоторое время в пассаже появилось несколько магазинов, торговых контор, гостиниц. Так как дело требовало привлечения публики, владелица решила удивить народ иностранной новинкой.

Постниковский пассаж, ныне — Театр Ермоловой Wikimedia Commons
Постниковский пассаж, ныне — Театр Ермоловой

В то время в Москве не было построено ни одной полноценной электростанции, поэтому потребовалось установить небольшую электростанцию прямо во дворе дома. После окончания работ по освещению здания Постниковский пассаж получил небывалую популярность в обществе. Люди с интересом приходили посмотреть на диковинку. А владельцы дома, пользуясь такой известностью, могли дороже продавать свои товары.

После Октябрьской революции торговый дом сменил множество владельцев, а сегодня в здании располагается Театр имени Ермоловой. Помимо дома Постниковой в том же 1887 году был освещен Лубянский пассаж и часть Красной площади.

Лубянская площадь, начало XX века Wikimedia Commons
Лубянская площадь, начало XX века

Впоследствии на многих светских приемах было принято использовать освещение, популярность получили и «электрические балы», где вместо свечей использовали лампы. А так как люди еще не вполне понимали, что представляет собой электрический ток, то нередко новинка вызывала немало курьезных случаев. Хотя бы из-за того, что гости просто не могли знать, как они выглядят при электрическом свете — и это оказывалось неприятным сюрпризом для некоторых дам и кавалеров. Рассказывают, что

одна из хозяек «электрического бала» специально загримировалась под электрический свет, тогда как ее гостьи думали, что помещения будут освещаться газовыми рожками. И хозяйка просто блистала на фоне остальных, «раскрашенных, как куклы».

Однажды миллионерша Вера Хлудова решила полностью осветить свой дом на Пречистенке и устроить роскошный бал, на который был приглашен московский генерал-губернатор Владимир Долгоруков. «Роскошный дворец со множеством комнат и всевозможных уютных уголков сверкал разноцветными лампами. Только танцевальный зал был освещен ярким белым светом. Собралась вся прожигающая жизнь Москва, от дворянства до купечества», — описывал светский раут Владимир Гиляровский.

Но по факту электричество выдавал подержанный локомобиль, который через какое-то время начал давать сбой. По мере прибытия гостей свет во всем доме потихоньку начинал тускнеть. Наконец прибыл губернатор, и, как только чиновник вступил на лестницу, свет окончательно погас. От переживаний хозяйка упала в обморок, ее отнесли в спальню.

«Рассчитывая на электричество, не запаслись свечами. Бросились в лавки, а они все заперты по случаю двунадесятого праздника, и наконец в какой-то лавочке, с заднего хода, был найден ящик свечей»,

— писал Гиляровский.

Через некоторое время стало ясно, что городу необходима своя собственная электростанция, так как множество москвичей, пораженных новой технологией, желали как можно скорее ей обзавестись. Именно поэтому Общество электрического освещения решает заключить еще один крупный контракт: на территории, где раньше располагался Георгиевский монастырь, начинается строительство первой в Москве центральной электростанции. По легенде, электростанцию разместили в старинных кельях монастыря. В действительности же было построено полностью новое здание, стилизованное под XVII век, чтобы не выбиваться из остальной застройки Георгиевского переулка.

Георгиевская электростанция, нач. XX в. Wikimedia Commons
Георгиевская электростанция, нач. XX в.

На устройство Георгиевской станции было потрачено около 800 тыс. рублей. Уже в декабре 1888 года станция дала первый ток. Первоначально радиус действия станции составлял всего лишь 1,6 км. Причиной этому послужил страх людей, живших рядом со станцией: москвичи боялись постоянного шума и вибраций, исходивших от здания. Вследствие этого городская дума заставила общество использовать постоянный ток вместо переменного, который был несколько опаснее, но и вместе с тем куда эффективнее.

Большая часть вырабатываемой энергии шла на освещение улиц и домов. Основными зданиями, потребляющими электричество Георгиевской станции, были Большой и Малые театры, а также университет на Моховой.

В 1895 году Георгиевская станция достигла пределов своей мощи (800 абонентов и 25 тыс. электроламп) и вскоре была закрыта. Позже помещения использовались под разные выставки, например, именно там был представлен «беспроволочный телеграф» Попова, оказавший огромное влияние на развитие современного телевидения и радио. Кстати, здание этой электростанции хорошо известно всем любителям выставок и прогулок в центре — это Малый Манеж.

Со временем опасения людей исчезали, а спрос на электричество все сильнее ощущался. Потребовалось построить еще несколько локальных электростанций для крупных государственных и частных объектов: Городскую, Университетскую, Императорских театров, Дворцовую и две электростанции для Ярославского и Брестского вокзалов. Собственные электростанции были у «Метрополя» и «Националя», у Верхних торговых рядов и Сандуновских бань.

Владельцы «сандунов» не преминули использовать это в своей рекламе, объявив себя не только первыми банями, вырабатывающими пар без копоти, но и имеющими освещенные залы.

Еще одним важным событием Москвы стало строительство и запуск электростанции на Раушской набережной. Это была самая крупная на то время электростанция, вырабатывающая уже не постоянный, а переменный ток, что давало возможность предоставить больше энергии и передать ее на большее расстояние. Сегодня станция носит название ГЭС-1 и снабжает электричеством весь Центральный округ Москвы.

Старейшая действующая тепловая электростанция России — ГЭС-1 им. П.Г. Смидовича, расположенная... Сергей Пятаков/РИА «Новости»
Старейшая действующая тепловая электростанция России — ГЭС-1 им. П.Г. Смидовича, расположенная на Раушской набережной в 600 метрах от Кремля

Начало электрификации столицы вызвало колоссальные изменения в жизни москвичей. Первыми начали использовать новые технологии владельцы магазинов: на тот момент электрическое освещение в торговых домах считалось верхом моды. Интересно, что

иностранные купцы не слишком любили проводить электричество в свои здания, так как считали, что освещение придает не лучший вид их товарам.

Московские же купцы, напротив, верили, что чем богаче световая реклама и освещение витрины, тем авторитетнее владелец. А в одном из торговых домов, «Мюр и Мерилиз», установили электрические лифты, которые позже получили огромную популярность у клиентов. Например, кататься на таких лифтах очень любили маленькие сестры Цветаевы. А парфюмер Генрих Брокар, основатель фабрики «Новая заря», посвятил ему сорт мыла, названный «Электрическим».

Повлияло электричество и на обычаи столицы. Например, среди москвичей было модно встречать Новый год в ресторанах, где владельцы устанавливали множество елок, украшенных электрическими фонариками и гирляндами. Правда, случались курьезные случаи: гости, излишне впечатленные такой красотой, нередко выкручивали лампочки, чтобы оставить их «на память».

Кроме торговых домов освещение проводили и многие московские театры. Первым электричеством обзавелся Театр Корша (сейчас в здании находится Театр Наций). Свет не только переманил зрителей из Большого и Малого театров, освещавшихся тогда газом, но и совершил небольшую революцию в гримировальном деле: пришлось искать подходящие средства и совершенствовать технику нанесения, чтобы выглядеть все еще натурально при более ярком свете.

Неоценимую помощь электричество оказало и врачам. На Девичьем поле был построен клинический городок, в котором можно было провести сложнейшие ночные операции, требующие срочного вмешательства.

Да что там — даже церкви переходили на электричество! Например, в Троицком храме в Серебряниках в паникадилах впервые были использованы маленькие электрические лампочки вместо обычных свечей.

Впрочем, находились у электричества и противники. В частности, они утверждали, что оно «вредно» или развратно, как предмет особой роскоши. В их числе был Лев Толстой. Он намеренно не провел электричество в свой дом в Хамовниках, ибо считал электричество одним из благ цивилизации, которое не нужно рабочему человеку.