Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хакер накликал на 30 лет

На помощь хакеру-мажору Никулину пришли его коллеги

Артур Громов 28.10.2016, 14:23
Youtube.com

Бывшие хакеры предложили юридическую помощь россиянину Евгению Никулину, задержанному в Чехии по ордеру Интерпола за взлом ряда интернет-ресурсов. Отсидевший в американской тюрьме взломщик банковских карт Игорь Клопов связался с друзьями хакера-мажора, чтобы посвятить того в тонкости пенитенциарной системы США. «Газета.Ru» выяснила, что может ожидать Никулина, которого могут осудить за взлом американских социальных сетей.

Российский хакер Евгений Никулин, задержанный в Чехии по обвинению во взломе нескольких американских ресурсов, может получить до 30 лет лишения свободы и штраф на сумму до $1 млн по совокупности предъявленных ему обвинений. Об этом свидетельствует документ обвинительного заключения, обнародованного в минувший четверг федеральной прокуратурой Северного округа Калифорнии.

Согласно материалам дела Никулина, хакер под никами Chinabig01, dex.007, valery.krutov3 и itBlackHat в марте 2012 года взломал базы данных соцсети LinkedIn, заразив компьютер одного из сотрудников компании под инициалами N. B. Таким образом, по оценке самой компании, было похищено 117 млн паролей, то есть примерно четверть общего их количества. В мае – июле 2012 года молодой человек аналогичным способом взломал хранилище Dropbox, в июне – июле того же года — Formspring. В последнем случае у Никулина были сообщники — в материалах дела их имена не указываются, они обозначены как «Сообщник №1», «Сообщник №2» и «Сообщник №3».

Предъявленные Никулину обвинения не предполагают возможности выхода под залог, и, вероятно, молодой человек получит реальный тюремный срок в случае доказательства его вины.

Как выяснила «Газета.Ru», помешать этому пытается коллега Никулина — легендарный российский хакер, сам недавно познавший все тонкости пенитенциарной системы США. Речь идет о бывшем студенте МГУ Игоре Клопове, который в 2008 году был осужден нью-йоркским судом за кражу свыше $1,5 млн у миллиардеров из списка Forbes. За примерное поведение хакер был выпущен досрочно несколько лет назад.

Бывший хакер достал документы

После публикации «Газеты.Ru» Клопов начал связываться с друзьями Никулина и предлагать им юридическую и прочую помощь. «Мне бы с приближенным заинтересованным лицом встретиться, рассказать все про эту систему — как она работает и чего ждать, — написал Клопов в переписке с Егором Красноборовым, другом Евгения Никулина. — Я не буду навязываться, просто я знаком со всеми «хакерскими» делами начиная с 2009 года». В сообщении он приложил телефон адвоката Аркадия Буха, который в свое время защищал самого Клопова на аналогичном процессе.

На предложение помощи Красноборов спросил у Клопова, говорят ли ему что-либо имена Gozy, «Вирус» и «Майами». Под этими кличками в свое время оперировали хакеры Никита Кузьмин (приемный сын музыканта Владимира Кузьмина), румын Йонут Паунеску и гражданин Латвии Денисс Чаловскис. С середины нулевых эти молодые люди благодаря одноименному вирусу Gozy взломали несколько миллионов компьютеров в Европе и Соединенных Штатах, нанеся совокупный ущерб в $50 млн. Клопов ответил, что с Кузьминым он не общался, хотя и выходил на родственников другого фигуранта этого дела. «Зато [белорусский хакер] Дмитрий Насковец, также арестованный в Чехии в свое время, — мой друг», — добавил Клопов.

«Сообщение про Gozy,«Вирус» и «Майами» было проверкой — Игорь это или нет, — отметил «Газете.Ru» Егор Красноборов. — Я не слышал о нем уже долгое время. И тут он появился неожиданно.

Он достал документы с обвинением Жени и еще пару закрытых файлов перекинул».

На уточняющий вопрос, были ли Gozy, «Вирус» и «Майами» каким-либо способом связаны с его товарищем Евгением Никулиным, Красноборов ответил: «С созданием — точно нет» (по-видимому, имея в виду, что Никулин не был связан с созданием вируса Gozy). Вместе с тем Красноборов отказался комментировать, были ли хакеры знакомы между собой — будь то по работе или по дружбе.

Сам Игорь Клопов в переписке с «Газетой.Ru» заявил, что с Евгением он знаком не был и заинтересоваться делом хакера-мажора его побудило исключительно желание помочь коллеге и брату по несчастью: «О Евгении услышал из новостей. Я лишь помогаю родственникам разобраться в хитросплетениях американской юридической системы. Многие родственники находятся в подавленном состоянии, когда им говорят про возможные сроки. Поскольку я прошел через эту систему, я рассказываю им о том, как по-настоящему обстоят дела».

В настоящее время Клопов находится в Москве — вместе с бывшими хакерами он основал компанию CyberSec, специализирующуюся на кибербезопасности. Фирма располагается в юридической компании Аркадия Буха, там проходят и переговоры с клиентами. В этой же компании работают еще двое «завязавших» известных кардеров (мошенники с данными кредитных карт) — Владислав Хорохорин, в прошлом известный в мире киберпреступности под ником BadB, и уже упомянутый Дмитрий Насковец.

Как в США развиваются подобные хакерские дела, Клопов испытал на себе. «Первый этап — физическая «доставка» обвиняемого в соответствующую юрисдикцию в тот или иной штат США. В случае задержания за пределами Америки обвиняемый либо оспаривает экстрадицию (обычно такие дела длятся от одного до трех лет), либо соглашается с ней и уже в течение нескольких месяцев оказывается на месте, — рассказал «Газете.Ru» Клопов. — Я знаю всего о нескольких случаях, когда экстрадиция не осуществлялась — [российский хакер, сотрудник компании «Ашманов и партнеры» Дмитрий] Зубаха был отправлен обратно в Россию, где был осужден на год, а [самый опасный хакер в мире Александр] Белан вышел под залог в Греции и больше не появился в стенах суда».

«У Никулина есть три варианта»

Однако, по словам Клопова, в подавляющем количестве дел США удавалось успешно закончить экстрадицию. Кроме того, в последнее время участились случаи «захвата» подозреваемого в третьей стране и отправки его в США без суда и разбирательств по выдаче. В качестве примеров собеседник «Газеты.Ru» приводит истории хакера Романа Селезнева (сын депутата Госдумы Валерия Селезнева) и тверского взломщика Александра Панина.

«У Евгения — федеральные обвинения в Калифорнии (Сан-Франциско). Скорее всего, он будет отправлен в одну из частных тюрем штата (или соседнего штата) либо непосредственно в СИЗО Сан-Франциско.

Вариант залога полностью исключен, так как в любом случае он будет находиться на территории США в статусе нелегала (без документов на проживание)», — размышляет Клопов.

Вопреки расхожему мнению, к «русским хакерам» относятся в тюрьме точно так же, как и к остальным. «Подследственным в основном наплевать на то, кто стал их новым соседом. Главное то, как сам человек ведет себя в этой кризисной ситуации. Обращают внимание на подавленных и надломленных людей — к ним нет сострадания, а есть, наоборот, желание полностью сломить, — отмечает бывший хакер. — Тюремное насилие затрагивает, как правило, лишь тех, кто непосредственно в него вовлечен, то есть местные банды и криминальные группировки. С питанием и занятиями спортом проблем не возникает».

Что касается того, как проходят криминальные дела, то здесь, по словам Клопова, существует три варианта развития: «Первый — это непризнание вины и затягивание судебного процесса до суда присяжных (1–2 года). У следствия никогда нет неопровержимых улик, но тех косвенных, что есть, оказывается достаточно, чтобы присяжные признали его виновным.

Я не знаю ни одного случая, когда удалось бы выиграть федеральный суд по компьютерным (или сопряженным, например, мошенничество с кредитными картами) преступлениям.

В Америке присяжные доверяют правоохранительным органам. Впрочем, процент того, что дело до этого дойдет, ничтожно мал — большая часть идет другими путями».

Второй путь, который называет Клопов, — затягивание дела с целью нахождения юридических проволочек для того, чтобы поставить процесс в тупик. «При этом обвинение может неформально предлагать обвиняемому меньший срок в обмен на признание вины. Однако в случае серьезных доказательств обвинение старается не злоупотреблять данной практикой», — отмечает собеседник «Газеты.Ru».

Наконец, третий путь — признание своей вины и сотрудничество со следствием. При этом от момента признания вины до момента оглашения приговора может пройти неограниченно длинный промежуток времени.

«Что является «сотрудничеством», определяется в каждом индивидуальном случае, — поясняет Клопов. — Судя по обвинениям, Евгения не видят причастным к деятельности какой-либо онлайн-ОПГ (или пока скрывают это). Именно это является решающим фактором для обвинения по определению тяжести вины, с их точки зрения. В таком случае я почти уверен, что стоит ждать довольного мягкого приговора (если до этого дойдет дело), вплоть до освобождения в зале суда в связи с отбыванием срока наказания, как это произошло с Никитой Кузьминым».

На вопрос «Газеты.Ru», нет ли у него желания трудоустроить Никулина в CyberSec, когда тот вернется на родину, Клопов ответил: «Есть, но пока еще есть время подумать».