«Мы помогаем Украине как можем»

«Газета.Ru» побеседовала с министрами обороны Эстонии и Литвы

,
Прибалтийские республики намерены стать плацдармами для размещения штабов сил быстрого реагирования стран НАТО. Там также, согласно их планам, будет складирована бронетехника, предназначенная для формирования подразделений этой структуры. В интервью «Газете. Ru» министр обороны Эстонии Свен Миксер и глава литовского оборонного ведомства Юозас Олекас рассказали о подготовке к созданию в республиках нового соединения Североатлантического альянса.

НАТО намерена создать силы быстрого реагирования Very High readiness joint task force (VJTF). Какую роль ваша страна хочет сыграть при формировании в этой структуры?

Министр обороны Эстонии Свен Миксер: Эстония предоставит один военный корабль в следующем году. В 2017 году также планируется выделение на нужды VJTF подразделения военнослужащих численностью до роты. Мы также предусматриваем возможность проведения учений сил быстрого реагирования на территории Эстонии, в ходе которых будут отрабатываться действия по защите нашей территории.

Идея и концепция этих сил в том, что их оперативные подразделения могут быть передислоцированы и использованы в период от 48 до 72 часов в любую из стран НАТО.

Надеемся, что при их формировании будет учтено то обстоятельство, что возможности крупных стран – членов блока и маленьких государств, которые в него входят, различаются.

Министр обороны Литвы Юозас Олекас: Литва будет участвовать в этих силах как полноправный член НАТО и является заинтересованной в задействовании VJTF в обороне нашей страны. Я пока не готов сказать, какое количество войск предоставит Литовская Республика, мы ведем переговоры на это счет с соседними странами.

Могу сказать одно: мы уже готовимся к отправке наших военных для участия в этих силах быстрого реагирования.

— Какое количество войск собирается предоставить ваша страна для сил быстрого реагирования?

Миксер: В нашей стране будет располагаться штаб, который называется Force integration unit. Мы приняли принципиальное решение о его создании примерно две недели назад. Он начнет свою работу к концу нынешнего года, а к осени следующего будет полностью доукомплектован и готов действовать в штатном режиме. Там будут проходить службу 40 военнослужащих, примерно половина из них из Эстонии, а остальные — из других государств. Одной из задач этого штаба будет координация размещения сил VJTF, но военные, которые будут там находиться, будут отвечать за организацию учений НАТО в Эстонии и, возможно, вопросы, связанные со взаимодействием наших вооруженных сил с армиями других государств НАТО в других странах.

Олекас: В первую очередь мы создали все условия для начала работы регионального штаба на нашей территории, помещение для него уже открыто, а персонал прибудет в ближайшее время, скоро эта структура начнет свою работу.

Мы также получили заверение от главы минобороны США о том, что уже в конце этого и в начале следующего года в Литве будет размещена часть военной техники, предназначенной для сверхоперативной бригады VJTF «Наконечник копья».

— Планируете ли вы помогать украинской стороне в конфликте в Донбассе?

Миксер: Мы уже помогаем как можем. Раненые украинские военнослужащие сейчас имеют возможность лечиться в Эстонии, мы также принимаем участие в обучении военных медиков с Украины. Кроме того, оказываем некоторую поддержку украинским силовым структурам в области кибербезопасности.

Олекас: Мы вспоминаем тот период, когда мы боролись за свою независимость. Тогда нам также помогали другие страны.

Сейчас мы поддерживаем украинцев, которые воюют за свои ценности. Демократию и независимость.

Мы это делаем разными способами. Раненые украинские военнослужащие проходят лечение и реабилитацию на нашей территории, мы также посылаем гуманитарную помощь украинской стороне.

— Вы направляете ваших военных инструкторов и оружие украинской стороне?

Миксер: Нет. Мы инструктируем только украинских военных медиков. Они приезжают к нам учиться.

Олекас: Наши инструкторы участвуют в консультациях, направленных на реформирование украинской армии.

Кроме того, мы посылаем некоторые элементы вооружений на Украину.

— Обе страны вступили в НАТО в 2002 году. Но для того, чтобы успешно взаимодействовать с армиями других стран блока, вам необходимо было провести военную реформу. Насколько успешна она прошла?

Миксер: Нашему вступлению предшествовал подготовительный период. И мы были готовы к взаимодействию с армиями стран НАТО уже к тому моменту, когда мы получили приглашение о вхождении в этот блок. Вообще, концепция вступления в НАТО как раз и состоит в том, что вооруженные силы нового члена альянса должны быть готовы действовать вместе с другими участниками. Мы получили серьезную поддержку и консультации в ходе подготовительного периода. Но все это случилось до момента нашего вхождения в Североатлантический альянс. Также должен отметить, что мы постоянно поддерживаем и нашу боеспособность и способность действовать бок о бок с армиями других стран блока. Это происходит в том числе и в ходе учений.

Олекас: Мне кажется, весьма успешно. Когда мы входили в Североатлантический альянс, эти наши усилия были оценены. Перевооружение и реорганизация дались нашей стране, с одной стороны, тяжело, а с другой — легко.

Мы начинали военное строительство с самого начала, после вывода Вооруженных сил СССР, не имея перед глазами какого бы то ни было примера. Но мы сразу наладили контакт с с НАТО, получили первые образцы и стандарты.

По этому пути мы пошли довольно успешно, создали рад структур. Например, был учрежден литовско-польский батальон, который помог нам перенять и привыкнуть к стандартам блока. Сейчас мы регулярно участвуем в учениях НАТО и получаем высокие оценки за наше взаимодействие с армиями других государств альянса.