Пенсионный советник

«Решить вопрос с экологией в Сочи может только Путин»

Как олимпийская стройка в Сочи сказалась на экологии региона

Андрей Кошик (Сочи) 07.02.2015, 09:01
Руслан Шамуков/ТАСС

Постолимпийский Сочи привыкает жить в новых условиях: территорию застроили спортивными объектами, население города выросло, а экология оказалась необратимо затронута Олимпиадой. Городские власти и экологи объединяются, чтобы разработать план по спасению местной природы.

Масштабная Олимпиада не могла пройти без последствий для окружающей среды. Тем более в таком зеленом уголке, как Сочи. Напомним, что практически весь верхний кластер Игр-2014 расположен в Сочинском национальном парке, в котором была запрещена любая производственная деятельность. Прибрежный кластер также расположен на особо охраняемой территории — в природном орнитологическом парке Имеретинской низменности. Там, где запрещена мойка машин и выгул собак, пять лет шумела стройка.

Сочинские власти не отрицают экологических рисков и сами вышли с природоохранной инициативой: летом 2014 года председатель городского собрания Сочи Анатолий Луцык и другие чиновники собрали научную конференцию под названием «Экологические проблемы постолимпийского Сочи».

В частности, представители Института экологии горных территорий КБНЦ РАН заявили о серьезном ущербе сочинской природе.

«Строительство объектов олимпийской инфраструктуры сопровождалось массовым скальпированием горных склонов, уничтожением растительности, вытеснением животных, — говорится в одном из докладов сотрудников института, опубликованных по итогам конференции. — Прямой ущерб только животному миру на склонах горы Аибги, исходя из общей площади, изымаемой для строительства спортивных сооружений, 759 га, оценивается в 964 млн руб. Если сюда добавить ущерб редким видам растительности в среднем 3200 руб./га, то на 759 га вырубленной территории 2,4 млн руб. Таким образом, общий ущерб потерь растений и животных может оцениваться в 967 млн руб., из них 99,7% приходится на позвоночных животных».

Сами представители сочинской власти видят одну из главных проблем в увеличении населения города, которое последовало вслед за Олимпиадой.

«Не вызывает сомнения, что в случае заселения высоток, воздвигнутых в предолимпийский период, число жителей Сочи очень быстро перейдет пятисоттысячный порог, — говорит Анатолий Луцык. — Это неизбежно дестабилизирует экологическую обстановку в черте города и создаст серьезную угрозу для сохранения биоразнообразия уникальных природных комплексов пограничных с городом районов».

Сочинские активисты рассказали корреспонденту «Газете.Ru» о том, как сейчас обстоят дела с экологией региона, что дала Олимпиада природе курорта, какие объекты им удалось отстоять и почему сегодня, по их мнению, встал вопрос о чрезвычайной экологической ситуации.

Председатель Общественного экологического совета Сочи Владимир Остапук рассказывает, что жители города за годы олимпийской стройки стали по-другому относиться к природе региона.

«Мы сейчас наблюдаем изменение ментальности горожан — и это большой плюс для Сочи. Столкнувшись с разрушением природы, люди стали тщательно заниматься защитой окружающей среды, вникать в природоохранные вопросы, участвовать в экомероприятиях, — объясняет Остапук. — Наверное, экологическая активность на курорте сегодня даже выше, чем в Москве. Некоторые экологи выезжали для изучения зарубежного опыта, и порой им приходилось объяснять уже проектировщикам и строителям передовые технологии».

Активность сочинцев, по словам экологов, помогла спасти некоторые природные уголки: от некоторых проектов власти в итоге отказывались. Так, в Сочи не появился мусоросжигательный завод, жители не дали открыть свалку в селе Верхнее Буу и второй грузовой район в Имеретинке. К слову, даже первый грузовой порт практически не использовался для нужд Олимпиады, необходимости во втором не было. Как обошлись и без Кудепстинской ТЭС.

Жители небольшого поселка Кудепста воспротивились строительству крупнейшей в мире газопоршневой электростанции, буквально живой цепью преграждая дорогу строительной технике. На берегу реки люди даже соорудили фанерный наблюдательный пункт, где, сменяясь, следили за строительной площадкой. Лишь в конце 2013 года ТЭС исключили из олимпийской программы, а планы на ее постройку перенесли в Чечню.

«Но многим действительно важным проектам не суждено сбыться. Реконструкция очистных сооружений в Лазаревском районе была в олимпийском плане, потом ее сняли. Также в Кудепсте», — добавил собеседник.

Серьезная беда, с которой столкнулась экология постолимпийского Сочи, — появление порядка 20 новых видов насекомых-вредителей, уничтожающих зеленые насаждения. Эти жучки завезены в город вместе с посадочным материалом из других стран, ранее они не обитали на Западном Кавказе и не имеют здесь естественных врагов.

«На 90% погибли высадки самшита, их уничтожила бабочка самшитовая огневка. Уничтожено около 2 тыс. га самшитового леса. Сейчас вдоль трасс гибнут пальмы, под угрозой знаменитый дендрарий, где некоторым пальмам больше ста лет, — утверждает Владимир Остапук. — К сожалению, вредителя — красного пальмового долгоносика — можно обнаружить, только когда начнут засыхать ветки, а это через год или два после того, как он заведется на дереве.

Эколог уже обратился с предложением в администрацию президента и к краевым и городским властям ввести в городе режим чрезвычайной экологической ситуации.

— Решить вопрос может только Путин, — говорит Остапук. — Мэр Сочи издал постановление о рабочей группе, в которую вхожу и я, но средств в муниципальном бюджете нет. Биологическая обработка лесов и посадок потребует около полумиллиарда рублей.

Член совета Экологической вахты по Северному Кавказу сочинец Владимир Кимаев констатирует: любая масштабная стройка по определению не может пройти без экологических последствий. Другое дело, задача властей — минимизировать ущерб.

«При строительстве олимпийских объектов также декларировались, тысячу раз были озвучены и прописаны такие меры. Но в этом плане никакого предотвращения не проводилось. То, что удалось отстоять, отстояли только активисты и неравнодушные местные жители», — уверен Кимаев.

Мужчина загибает пальцы на руке: по его словам, уничтожены природные комплексы вдоль побережья Имеретинской низменности, как природный комплекс уничтожена река Мзымта, вместо порядка ста мест нереста черноморского лосося осталось не больше десяти. На дублере Курортного проспекта сотни птиц разбиваются о прозрачные шумозащитные экраны. Предложения экологов установить шумовые отпугиватели, имитирующие звуки хищников, или наклеить рисунки, чтобы ограждение не выглядело прозрачным, поддержки властей не нашли.

«Большинство строек велось без общественных слушаний, согласований, все это объясняли сжатыми сроками», — вспоминает Кимаев.

Однако среди положительных моментов назвал работы по строительству и реконструкции очистных сооружений, газификации и водоснабжению.

«С одной оговоркой — все это не доделано. Развитие коммунального хозяйства входило в краевую часть олимпийского строительства, на сегодняшний день оно не выполнено. Например, из семи крупных коллекторов сегодня работают фактически только два», — уточнил собеседник.

В настоящий момент чиновники Сочи совместно с экспертами и активистами формируют «Программу реализации федерального курса экологической политики на территории муниципального образования город-курорт Сочи (до 2025 г.), ориентированную на «комплексное решение задач сохранения природного и историко-культурного наследия и устойчивого развития рекреационного потенциала прибрежного и горного кластеров».

«Газета.Ru» будет следить за успехами экологов и за тем, как будет реализовываться программа.