Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Чужие среди своих

Семью украинцев, сбежавшую от призыва, депортируют по решению Мосгорсуда

Анастасия Петрова 28.11.2014, 20:20
Михаил Почуев / ТАСС

Два брата бежали со своей матерью из страны, опасаясь призыва в нацгвардию, — ситуация, знакомая многим украинцам. В городе, где формировалась так называемая армия главы Днепропетровской обладминистрации Игоря Коломойского (батальон «Днепр-1»), уклонистов не любят так же, как и ополченцев ДНР. Однако братья попали под рейд УФМС, не имея разрешения на работу в России, и получили в наказание штраф и постановление о депортации.

Последние надежды молодые люди и их мать возлагают, как ни странно, на УФМС. Служба в данный момент рассматривает ходатайство о предоставлении членам семьи временного убежища. Вот только получить его удается далеко не всем приезжим с Украины.

По словам членов семьи Симоновых (фамилия изменена по просьбе беженцев), возвращение в Днепропетровск грозит им гибелью. В случае призыва их могут отправить на передовую, а тех, кто с симпатией относится к России, в родном городе недолюбливают.

«Когда всем соседям начали приходить повестки, мы не стали долго думать, — рассказала мать братьев Ирина. — В стране война, вокруг многие против России и против украинцев в Луганске и Донецке. Мы не хотим этой войны. Я знаю, что такое потерять близкого человека. Мой муж был офицером, погиб на учениях. Потерять сыновей я не могу».

Бежать от войны решили всей семьей и как можно скорее. Бросили практически все имущество, включая квартиру в Днепропетровске. В Россию въехали как гости.

«Мы приехали в Москву и сразу стали искать работу: иждивенцами мы быть не хотим. Про статус беженца нам говорили, что его дают тем, кто приехал из Луганской или Донецкой областей, вот и не стали оформлять. И потом думали, что мы и без дотаций можем прожить, сами зарабатывать», — рассказали Симоновы.

Александр и Максим трудоустроились довольно быстро. Подрядились на ремонтные работы разнорабочими. Но трудиться им пришлось недолго. Бригада попала под рейд УФМС. Сотрудники службы задержали всех, у кого не оказалось регистрации и разрешения на работу. Братьям вменили нарушение в соответствии с частью 2 статьи 18.10 КоАП (осуществление иностранным гражданином трудовой деятельности на территории РФ без разрешения на работу). Так бежавшие из Днепропетровска Александр и Максим оказались в суде.

Головинский районный суд Москвы вынес решение оштрафовать каждого нарушителя на 5 тыс. руб. и выдворить из страны. Подключившиеся к делу адвокаты обжаловали это решение в Московском городском суде, но безрезультатно.

«Ко мне семья обратилась уже на этапе апелляции, — рассказал «Газете.Ru» адвокат Янис Юкша. – С точки зрения закона в процессе изменить что-либо было уже, к сожалению, невозможно.

У молодых людей действительно не было статуса беженцев, и работали они без разрешения. Суд в таких ситуациях однозначно принимает решение оштрафовать и депортировать».

Кроме того, приезжим с Украины довольно трудно получить статус беженца. Для этого надо предоставить УФМС реальные доказательства того, что убежище действительно необходимо. Чаще удается получить временное убежище. За помощью в получении такого документа семья обратилась в комитет «Гражданское содействие». В организации корреспонденту «Газеты.Ru» рассказали, что стать беженцем или получить временное убежище гражданину Украины, приехавшему в Россию, очень непросто.

«ФМС руководствуется Постановлением №691 «Об утверждении распределения по субъектам Российской Федерации граждан Украины и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Украины и прибывших на территорию Российской Федерации в экстренном массовом порядке». Власти, таким образом, ввели так называемые квоты, регламентирующие обращение за временным убежищем. Это трудно себе представить в принципе. Потому что невозможно ограничить людей в праве обращения за убежищем. Это прописано в Женевской конвенции и законе «О беженцах». Тем не менее правительство вводит эти квоты, распределяя и устраивая украинских беженцев по регионам, исходя из готовности принять 150 тыс. человек в 2014 году. Так вот, для Москвы эта квота в процентном эквиваленте в постановлении равна нулю», — пояснила соцработник по приему беженцев «Гражданского содействия» Марина Лексина.

Кстати, согласно данным, представленным в сентябре в ходе совещания у главы правительства Дмитрия Медведева вице-премьером России Дмитрием Козаком, статус беженца уже предоставлен 105 тыс. граждан Украины. А по данным ФМС на конец августа, в Россию с апреля этого года въехало и осталось 820 тыс. граждан Украины. Более 130 тыс. из них просили о предоставлении временного убежища или статуса беженца.

Несколько легче обстоят дела с теми, кому не надо предоставлять жилплощадь и выплачивать дотации.

«Если семья приехала к близким родственникам в Москву и Московскую область и смогла устроиться, то есть ее не нужно размещать и как-то обеспечивать, то шанс получить временное убежище несколько возрастает. На время рассмотрения этого вопроса иностранному гражданину выдают справку о том, что его вопросом занимаются. В случае положительного решения ему предоставляется убежище сроком на год. После истечения этого срока нужно снова обращаться для продления», — отмечают в «Гражданском содействии».

Пока чиновники рассматривают ходатайства братьев Симоновых, решение об их депортации уже вступило в законную силу. Мать молодых людей Ирина подала обращения во все возможные инстанции — от УФМС по Москве до приемной президента страны. Ответа на них пока нет.

«Надо было, конечно, все это делать еще до того, как мы выехали из Днепропетровска, — говорит Ирина. — Но мы как-то даже не подумали об этом, очень торопились уехать. К тому же мы ведь не из зоны боевых действий выехали.

Но жить и работать мы хотим в России и налоги платить, как все россияне. Для этого уже нужно оформлять гражданство. А чтобы оформить гражданство, нужно легально находиться на территории России.

Вернуться в Днепропетровск даже на время очень страшно. Кто знает, может быть, там в почтовом ящике уже лежат две повестки для моих сыновей».