Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Оттока украинских переселенцев не наблюдается»

Глава краснодарской ФМС Ольга Ладыгина рассказала о ситуации с беженцами

Андрей Кошик 24.10.2014, 08:49
Сергей Савостьянов / ТАСС

Сегодня на Кубани остаются 43 тыс. беженцев из Луганской и Донецкой областей. Каждый пятый получил временное убежище, но только до конца войны, а потом налаживать жизнь они будут в других регионах России. О том, какой выбор делают недавние жители Донбасса, «Газете.Ru» рассказала врио руководителя управления ФМС России по Краснодарскому краю Ольга Ладыгина.

Она отметила, что временное убежище — это миграционный статус, в ускоренном порядке дающий широкие социальные гарантии, но по окончании войны украинцам придется либо возвращаться на родину, либо обживаться в других российских регионах по федеральной программе «Соотечественники».

— За последний год ваше управление занималось размещением двух значительных потоков приезжих — строителей, а затем зрителей сочинской Олимпиады, а уже минувшим летом — граждан Украины…

— Общего между ними — только массовость. Во время Олимпиады нами привлекались приданные силы со всей страны: мировое спортивное событие было запланировано, проводились расчеты, мы примерно знали, сколько гостей ждать. Тогда работа сводилась к пресечению попыток незаконной миграции и учету приезжающих в Сочи иностранцев. В случае с гражданами Украины мы понимали, что помощи ждать неоткуда: их принимают все регионы, органы миграционной службы там работают так же, как и мы.

Массовый приток украинцев мы ощутили со второй половины июля и оперативно, не дожидаясь режима ЧС (введен постановлением губернатора Александра Ткачева с 4 августа. — «Газета.Ru»), приняли безотлагательные меры: создали отдельную очередь для украинцев, открыли для них дополнительное окно. Режим ЧС помог официально продлить рабочее время, включая работу в выходные дни: принимали исключительно граждан Украины или оформляли по ним документы.

— Насколько я знаю, это вызвало недовольство некоторых краснодарцев: в отделениях вашей службы и так очереди, а здесь еще и украинцы отдельным потоком.

— До сих пор поступают подобные жалобы. Но напряженность в работе отделений появилась не в связи с событиями в Донбассе и даже не перед Олимпиадой. Краснодарский край — это более 5 млн жителей и огромные миграционные потоки. Количество сотрудников у нас максимально позволенное по штату, увеличить его мы не можем. Есть вопросы и к помещениям, некоторые из них, например в отделении Прикубанского округа Краснодара, давно устарели. Но в сложившейся ситуации я обращаюсь к кубанцам с просьбой проявить терпимость и гражданскую позицию. Ситуация в Луганской и Донецкой областях Украины непростая, приехавшие оттуда люди находятся в крайне стрессовом состоянии. Не дай бог пережить то, через что многие из них прошли.

Выделение отдельной очереди позволило оперативно обслуживать украинцев. Если с пропиской родственника из другого региона России можно немного подождать, то у приехавших из Донбасса каждый день на счету: чем быстрее получат статус временного убежища, тем раньше выйдут на работу, смогут обеспечивать семью. Было очень важно оформить их документы в кратчайшие сроки.

— Когда в июне и июле тысячи украинцев ехали в Россию, наверное, самый распространенный вопрос был, как получить статус беженца. Они его получили?

— Эти люди бежали от войны и в обывательском, разговорном представлении считали себя беженцами. Обратите внимание, что представители различных структур власти сегодня уходят от определения «беженцы», украинцев называют «вынужденные переселенцы». И в СМИ нужно называть вещи своими именами. У нас есть законодательство о беженцах, есть конвенция, которая определяет, что это статус индивидуальный, должно быть личное преследование человека по каким-либо обстоятельствам. Например, по религиозным или политическим вопросам.

Люди, бегущие от войны, юридически беженцами не являются, потому что нет личностного преследования. Вопрос о получении такого статуса может рассматриваться, если, например, человек служил в «Беркуте» или является известным украинской стороне ополченцем. Честно скажу, из поданных чуть более 250 заявлений на получение этого статуса на данный момент ни одно не удовлетворено.

— А что дает статус временного убежища, который получили большинство граждан Украины в России?

— Социальные гарантии: на законном основании они получают медицинский полис, как и обычные россияне, могут обращаться в поликлинику, получают гарантии на образование, имеют право трудоустраиваться без дополнительных документов. В целом этот статус легализует нахождение человека в России. К тому же выдается бесплатно, пошлина за него не взимается.

— Как предоставляется временное убежище?

— Человек пишет заявление, у нас есть три дня на его рассмотрение. Соискатель получает направление в медицинское учреждение и со справкой от врачей возвращается к нам для получения документа. В других ситуациях мы отказываем иностранцу при выявлении социально опасных заболеваний, например туберкулеза или СПИДа. Здесь, из гуманитарных побуждений, не отказываем.

Уточню, что законодательно этот статус введен не в связи с украинскими событиями, как некоторые думают, а еще в 1993 году. Раньше к нему прибегали в разы меньше иностранцев, в основном из зон боевых действий в Афганистане, Сирии и других стран. В прошлом году временное убежище в Краснодарском крае получили около 200 человек. На сегодняшний день за предоставлением временного убежища к нам обратились более 9 тыс. граждан, выехавших с Украины.

— Насколько я знаю, сложность с этим статусом в одном — запрете на выезд. У гражданина забирается его паспорт, попасть домой он уже не может. Это и останавливает некоторых украинцев.

— Действительно, при временном убежище выезжать за границу нельзя. Никто силком человека не держит, он может обратиться к нам с заявлением и получить паспорт обратно. При этом навсегда утрачивает статус.

Выбирая другой путь легализации своего положения в России, украинские граждане, не зная тонкостей законодательства, могут совершить ошибки в последовательности действий, которые будут иметь негативные последствия. Если человек обратиться за патентом или разрешением на работу, то мы не сможем рассматривать его в связи с военными событиями в Донбассе, он будет действовать на общих с другими иностранцами основаниях, платя пошлину за разрешение на работу и оплачивая медицинский сертификат. Разрешение на работу действует только год, а временное убежище предоставляется на все время военных действий на его родине.

— Что бы вы посоветовали оказавшимся в России жителям Донбасса?

— На мой взгляд, наиболее последовательно и логично получить статус временного убежища. Его выдача уже отработана, от человека не требуется затрат, и он оперативно получает социальные гарантии. Следующий шаг — воспользоваться федеральной программой «Соотечественники».

По этой программе русскоговорящие иностранцы могут получить льготы при оформлении документов, «подъемные» при переезде в один из 53 регионов страны. Краснодарский край в их число не входит из-за густонаселенности, но мы помогаем бесплатно приобрести билеты, выехать в выбранный регион.

Сегодня мы не наблюдаем значительного оттока жителей Украины с Кубани. В августе их было 45 тыс., сегодня около 43 тыс. Людям нужно понимать, что у них временный статус и остаться в Краснодарском крае, к сожалению, будет очень тяжело. Конечно, наш регион для них наиболее привлекателен: рядом граница, схожая ментальность, общие климатические условия. Но найти высокооплачиваемую работу, которая позволила бы снимать жилье и содержать семью, переселенцу непросто: жизнь здесь дорогая. К тому же основная масса украинцев — пожилые люди, мамочки с детьми, инвалиды. Из 43 тыс. больше 8 тыс. пенсионеров. Уже в Краснодарском крае родилось 250 детей. Рано или поздно встанет вопрос о воссоединении семей, у многих по ту сторону границы остались родные и близкие. Поэтому о своем миграционном статусе нужно задумываться уже сейчас.