Хургада слезам не верит

Друзья и родные погибшего в Египте москвича обвиняют российские власти в бездействии

,


Илья Орличенко

Илья Орличенко

ntv.ru
Следственный комитет задержал Илью Орличенко, которого подозревают в убийстве москвича Евгения Кузнецова на египетском курорте Хургада. Родные и друзья погибшего винят российские власти в бездействии, а сам факт смерти был признан нестраховым.

Главное следственное управление СК России по Москве задержало Илью Орличенко на 48 часов. «По предварительным данным следствия, 8 ноября 2014 года на территории одного из отелей египетского курорта Хургада между потерпевшим и другим российским туристом произошел конфликт, переросший в драку. В ходе драки потерпевшему были причинены телесные повреждения, в связи с чем он был госпитализирован в одну из местных больниц, где впоследствии скончался, — сообщили в пресс-службе ведомства. — В настоящее время задержан мужчина 1978 года рождения, который причинил погибшему телесные повреждения. В ближайшее время ему будет предъявлено обвинение и избрана мера пресечения. Расследование уголовного дела продолжается».

Ранее СК возбудил уголовное дело по статье «убийство» по факту гибели Кузнецова.

«Медицинскую помощь мужчине оказывали как египетские, так и российские врачи. Родственники потерпевшего частично оплатили его нахождение в медицинском учреждении. Однако страховая компания отказалась компенсировать лечение, не признав событие страховым случаем. Сотрудники клиники в связи с невыплатой денежных средств отключили потерпевшего от аппаратов обеспечения жизнедеятельности», — говорится в официальном сообщении СК.

В страховой компании ВСК «Газете.Ru» подтвердили факт отказа компенсировать услуги египетских врачей, так как Кузнецов получил роковую травму, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

«8 ноября в сервисную компанию поступила информация о происшествии с участием г-на Кузнецова в Хургаде: застрахованный получил травмы в результате драки в отеле во время распития спиртных напитков с российскими туристами. Пострадавший был доставлен в госпиталь в крайне тяжелом состоянии и подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, в тот же день он был экстренно прооперирован. Г-н Кузнецов получал всю необходимую медицинскую помощь в соответствии со стандартами здравоохранения Египта, а сервисная компания проводила постоянный мониторинг его состояния. К сожалению, 11 ноября, несмотря на проводимую терапию и реанимационные мероприятия, медики констатировали смерть Евгения Кузнецова от остановки сердца вследствие получения травм, несовместимых с жизнью, — рассказали в пресс-службе страховой компании. — После изучения всех обстоятельств дела и получения соответствующих документов случай был признан нестраховым. Согласно правилам страхования выезжающих за рубеж СОАО «ВСК» и обычной практике личного страхования,

травмы, полученные застрахованным в состоянии алкогольного опьянения и в момент совершения противоправных действий, являются исключением из страхового покрытия.

В данном случае страховая компания не имеет юридических оснований для оплаты расходов по оказанию медицинской помощи. Компания выражает соболезнования родным и близким погибшего».

Необходимо отметить, что в правилах компании ВСК действительно оговорен факт получения туристом травм в нетрезвом состоянии.

«Страховщик имеет право отказать в выплате страхового возмещения, если жалобы или признаки события имели место до начала действия договора страхования и/или после даты окончания срока страхования, а также наступили в период его действия и проявились у Застрахованного при следующих обстоятельствах или в результате: употребления спиртосодержащих напитков, наркотических средств или иных психоактивных веществ. Уровень содержания спиртосодержащих, наркотических или иных психоактивных веществ должен быть зафиксирован актом, протоколом или иным официальным документом, оформленным в соответствии с нормами права страны пребывания и подписанный лицами, имеющими соответствующие полномочия», — говорится в документе.

Связаться с супругой Кузнецова Светланой не представлялось возможным, так как именно в пятницу тело ее покойного мужа наконец-то было доставлено в Москву. Однако друзья семьи винят российские власти в бездействии, которое, по их мнению, в итоге и привело к гибели Евгения.

«Утром 8 ноября мне позвонила моя подруга Светлана Кузнецова, которая отдыхала с семьей в Египте, и сказала, что случилась беда: муж оказался участником драки и в очень плохом состоянии лежит в реанимации в клинике Хургады. Подробностей я спрашивать не стала, меня привел в ужас сам факт, что близкому человеку плохо. Я поинтересовалась у Светланы, что ей говорят врачи. Она со слезами ответила, что, по словам медиков, супруг не доживет до утра, — рассказала «Газете.Ru» близкая подруга семьи Кузнецовых Светлана Мамонова. —

Ему надо срочно делать операцию, а их врачи очень низкой квалификации.

Мы не знали, что делать, случай-то неординарный. Мы, мой супруг, близкие друзья не знали, за что нам браться, кому звонить. Ведь люди в чужой стране — что делать?!»

Супруги Мамоновы попытались связаться сразу с тремя российскими ведомствами: МЧС, Минздравом и МИД, но безуспешно.

«В МЧС ответили, что у них борт всегда готов, оборудован и нам нужно только разрешение Минздрава. На тот момент мы уже написали электронное письмо в МИД, в приемной нам сообщили, что заявление принято. А вот в Минздраве на звонки вообще никто не отвечал, так же как и на следующий день. А в это время происходило следующее: Евгений был уже совсем плох, а мы в это время нашли выход на наш знаменитый госпиталь им. Бурденко. И замечательные врачи пошли нам навстречу — согласились вылететь и сделать эту операцию. Потому что счет шел уже на минуты: он мог умереть в любой момент, — рассказывает Светлана Мамонова. — Мы за свои деньги купили медикам билеты, во сколько они обошлись – не помню, где-то в районе 70 тыс. Был сложный полет, летели через Турцию. И прилетели они только на следующий день, 10 ноября. Египетские врачи были в курсе, что к ним вылетели их российские коллеги. На момент вылета врачей никакого ответа от Минздрава мы так и не получили».

В понедельник Евгений был прооперирован российскими специалистами.

«Медики жаловались нам, что оборудование отвратительное, необходимых инструментов нет, фактически полевые условия. Мы стали снова звонить в МИД, где нам посоветовали написать еще одно заявление, но уже напрямую в Египет, послу. Я написала письмо со всеми контактами, телефонами. Отправила. В МИДе мне сказали, что ответить должны практически сразу, в течение часа. Через час мне никто не позвонил. Я снова связалась с девушкой из министерства и попросила ее позвонить самому послу. Мне вновь порекомендовали связаться с ним, но уже после трех часов. Началась бесконечная и бессмысленная вереница звонков, не приносящих совершенно никакого результата», — вспоминает Мамонова.

Светлана Кузнецова сама нашла телефоны российского консульства, и там ей тоже никто не помог.

«После операции состояние Евгения оценивалось как стабильно тяжелое: обычно только на третий день становится ясно, что будет дальше. То есть у нас было три дня, чтобы найти борт и все-таки вывезти его из Египта. Мы сбились с ног в поисках выхода на Минздрав. Но у нас вообще ничего не получалось. 10 ноября мы наконец-то туда дозвонились. Дежурная потребовала, чтобы мы снова писали письмо, мол, мы его не видим. Снова написали, отправили, зарегистрировали. Причем нас проинформировали, что письмо зарегистрировано только через два дня. Понимаете, Минздрав — это просто глухая стена.

В это самое время египетская клиника выставила счет на 20 тыс. долларов. И после долгих переговоров мы отправили им 10 тыс. Мы смогли собрать только эту сумму: продавали, занимали, — с горечью вспоминает женщина.

— Светлана очень хороший человек, мы всем миром собрали эти деньги и отправили на личный счет врача. Но эту сумму мы отправили вечером. А утром Светлана ехала к Евгению, и по дороге врачи ей сообщили, что ему резко стало хуже, а еще через несколько минут — что он умер. Она приехала в клинику и по состоянию тела, по трупным пятнам поняла, что его отключили от аппарата искусственной вентиляции легких еще ночью. Я думаю, что они сделали это потому, что, когда ей выставили этот сумасшедший счет, она сказала им, что они ее обманывают:не могут медуслуги столько стоить. И они решили, что оставшуюся часть денег им не заплатят, и поэтому отключили его».

По словам другой подруги семьи Кузнецовых Натальи Чаплай, египетские врачи фактически шантажировали супругу Евгения.

«Врачи в Египте выставили Светлане огромный счет, оплатить который она была просто не в состоянии. Чтобы гарантировать выплату, у друга семьи Леонида Коначенкова забрали в больнице паспорт, — рассказывает Наталья. — Фактически у них отобрали документы и говорили, что они не смогут никуда уехать, пока не заплатят по счету. И Светлана, и я лично обращались в консульство. Там обещали помочь. Возможно, они действительно какие-то действия предпринимали.

Я только знаю со слов Светланы, что ей сообщили о том, что за долги ее действительно могут арестовать».

«Я постоянно была на связи со Светланой все это время, — продолжает Наталья. — На нее очень много всего навалилось. Как уже известно, страховая компания категорически отказалась оплачивать какие-либо медицинские услуги на том основании, что Евгений находился в состоянии алкогольного опьянения, когда все произошло. Но ведь в Египет постоянно выезжает большое количество россиян на отдых. Многие предпочитают шведский стол, когда спиртные напитки включены в общую стоимость. На отдыхе все употребляют немного пива или коктейль какой-нибудь. То есть получается, что если с туристом на отдыхе что-то случилось — ногу подвернул, руку сломал или побили, — то возмещать ему расходы никто не будет. Получается, мы просто платим страховым компаниям, чтоб они прекрасно жили. Ведь Евгения избили не потому, что он выпил».

В то же время в российском МИДе убеждены, что Евгения отключили от аппарата искусственной вентиляции легких лишь после констатации смерти мужчины.

«В ночь на 9 ноября он был прооперирован прибывшими из Москвы врачами. 11 ноября в 10.00 мск у Е.А. Кузнецова остановилось сердце, в течение 30 минут проводились реанимационные мероприятия, после чего в 10.45 мск врачами была констатирована смерть россиянина. До этого момента все системы жизнеобеспечения, включая аппарат искусственной вентиляции легких, были задействованы полностью», — говорится в сообщении ведомства.

Подозреваемый в убийстве Евгения Кузнецова оказался столичным бизнесменом. Ему принадлежит ресторан Vanilla Sky на Большой Почтовой улице, а также кейтеринговая компания, организующая фуршеты на корпоративных мероприятиях Volkswagen, Audi и SEAT.

Один из сотрудников Ильи Орличенко и его партнер по бизнесу рассказал «Газете.Ru», что предприниматель всегда отличался неуравновешенным нравом:

«В отношении меня он пока не рукоприкладствовал, но о подобных случаях я знаю. Он действительно мог внезапно разозлиться. Кроме того, он и в бизнесе не был чистоплотен. Силой заставлял сотрудников подписывать договоры займа, потом требовал с них деньги, судился».