Пенсионный советник

«Не то место, и не та трибуна»

По делу Удальцова — Развозжаева допрошены депутат Илья Пономарев и адвокат Марк Фейгин

Евгений Сафронов 20.05.2014, 22:49
Оппозиционеры Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев (на экране) в Московском городском суде РИА «Новости»
Оппозиционеры Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев (на экране) в Московском городском суде

В Мосгорсуде продолжаются слушания по делу в отношении Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Координаторов «Левого фронта» обвиняют в подготовке массовых беспорядков на Болотной площади. Во вторник, 20 мая, прошел сороковой день заседания. В суде были допрошены важные свидетели защиты: депутат Госдумы Илья Пономарев и адвокат Марк Фейгин.

В коридоре Мосгорсуда перед залом, где должно начаться слушание, не слишком многолюдно. Группа поддержки подсудимых едва ли насчитывает 10 человек. Остальные здесь — родственники и адвокаты. Сергей Удальцов, который находится под домашним арестом и которому запрещено с кем-либо общаться, проходит в сопровождении пристава.

Перед входом в зал суда его ожидали правозащитник Лев Пономарев и депутат Госдумы, а также коллега Удальцова по «Левому фронту» Илья Пономарев. Последнему предстояло выступить в суде в качестве свидетеля защиты. Пономарев хоть и не был непосредственным заявителем шествия и митинга, но имел прямое отношение к организаторам.

Заседание под председательством судьи Замашнюка началось с получасовым опозданием. Из защитников Удальцова на процессе присутствовали Виолетта Волкова и Виктор Федорченко, чуть позже появился адвокат Николай Полозов. Леонида Развозжаева защищают адвокаты Дмитрий Аграновский и Руслан Чанидзе.

Удальцов задавал вопросы Пономареву очень долго, детально и подробно выясняя у него свои слова и действия 6 мая 2012 года.

— Я призывал к насилию в отношении полиции или к массовым беспорядкам? — обратился к Пономареву Удальцов.

— Нет, напротив, я был гораздо более радикален, чем вы в этом отношении, — ответил Пономарев.

— А как и кем осуществлялось управление, вы помните? — продолжил Удальцов.

— Управления вообще не было.

Кроме того, депутат рассказал суду, что в тот день предвидел возможность столкновений еще до начала шествия, так как еще за час до его начала он дошел до Болотной и увидел, что кордон оцепления стоит совсем в другом месте относительно согласованного плана.

Тогда Пономарев обратился за разъяснениями к полицейскому начальству и находившемуся на месте событий вице-мэру Москвы Александру Горбенко, однако, по словам Пономарева, тот развел руками и туманно заметил, что «есть люди куда более влиятельные, чем он».

Вспоминая об обстоятельствах, заставивших манифестантов выйти на улицу, Пономарев напомнил, что на следующий день проходила инаугурация избранного президента. «Третий срок Владимира Путина на посту президента – это тупик, что мы сейчас и наблюдаем», — сказал Пономарев.

«Свидетель, воздержитесь от оценок. Это не то место и не та трибуна», — строго срезал его судья Замашнюк.

Впрочем люди, пристально следящие за процессом, отмечали, что судья Замашнюк, обычно весьма въедливо и даже с издевкой допрашивающий свидетелей защиты, на этом заседании был не в ударе и вопросов к свидетелю не имел, что, однако, никак не мешало ему снимать вопросы Удальцова и Развожаева, даже не выслушав их до конца.

Кроме того, Пономарев прояснил ситуацию, говоря о летних лагерях оппозиции, которые он спонсировал из собственных средств, а также про материальное положение Удальцова, поставив таким образом под удар тезисы обвинения о том, что координатор «Левого фронта» регулярно получал деньги от грузинского политика Таргамадзе.

Закончив с Пономаревым, в зал пригласили другого свидетеля – Марка Фейгина. Ранее, в самом начале уголовного дела, с октября 2012 по середину января 2013 года, он был адвокатом Развожаева, но позднее был отстранен от защиты следствием. Это случилось после того, как уголовные дела Удальцова — Развозжаева и «болотное дело» были объединены в одно производство. Фейгин в тот день также находился в самом центре событий на Болотной площади и наблюдал за столкновениями и задержаниям со стороны сцены. Как и Пономарев, он сообщил суду, что не слышал от Удальцова призывов к беспорядкам и насилию.

«Скорее, видел пассивное сопротивление незаконным задержаниям», — отметил Фейгин.

В какой-то момент прокурор, ссылаясь на УПК, заявил, что Фейгин уже выступал в процессе защитником Развозжаева и поэтому не может выступать свидетелем.

Сам Фейгин не исключает, что на этом основании его свидетельские показания могут быть в дальнейшем исключены из уголовного дела.

«Показательно, что судья не задал ни одному, ни другому ни одного вопроса. Обычно судья допрашивает свидетеля, — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» после заседания адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский. — Показания Пономарева были очень важны, поскольку тот дал исчерпывающую характеристику моего подзащитному. Раньше он фигурировал чуть ли не как лицо без определенных занятий, хотя все знают, что Развозжаев был предпринимателем. Кроме того, показания Пономарева были важны, потому что он подтвердил факты, что Развозжаев на митинге действовал по указанию Пономарева, а не своего коллеги Удальцова. К тому же в шествии он держался правой стороны дороги, а прорыв оцепления произошел в левой», — резюмирует Аграновский.

Заседание по делу Удальцова и Развозжаева продолжится в среду, 21 мая.