«Врачи под прессом презумпции виновности»

Правительство пообещало решить проблему обеспечения тяжелобольных людей наркотиками

Правительство обещает обеспечить доступность наркотических обезболивающих для тяжелобольных людей: будет определена потребность в таких препаратах, упростится процедура их выписки, а также будут смягчены условия хранения и реализации. По мнению экспертов, все эти меры дадут результат лишь после того, как медики и аптеки освободятся от «пресса презумпции виновности» и перестанут бояться выполнять свои прямые обязанности.

Решение проблемы обеспечения тяжелобольных людей наркотическими обезболивающими средствами, может, наконец, сдвинуться с мертвой точки. По итогам рабочего совещания у вице-премьера Ольги Голодец профильным ведомствам поручено принять для этого комплекс соответствующих мер, сообщил в понедельник, 5 мая, кабинет министров.

До 22 июля Минздрав должен определить нормативную потребность в наркотических препаратах, «исходя из стандартов оказания медицинской помощи». В этот же срок Минздраву, ФСКН, МВД и ФАНО (федеральное агентство научных организаций) поручено проработать вопрос об «упрощении некоторых мер контроля в отношении хранения, перевозки, отпуска, реализации и использования разрешенных для использования в медицинских целях наркотических средств и психотропных веществ» и, как указывается в перечне поручений, внести предложения «по вопросам, требующим решения правительства РФ».

Помимо этого Минздрав, Минобрнауки и ФАНО должны организовать курсы подготовки врачей по проведению адекватной обезболивающей терапии при различных заболеваниях. А также проработать вопрос о производстве наркотических обезболивающих в дозировках, применяемых при различных заболеваниях у детей. Наконец, Минздраву и Росздравнадзору предписано проанализировать ход выполнения приказа министерства от 20 декабря 2012г. № 1175н, смягчающего жесткие правила выписки обезболивающих препаратов.

Больная тема, долгое время поднимавшаяся лишь в профессиональном сообществе, получила широкий резонанс после самоубийства страдавшего онкологическим заболеванием в терминальной стадии контр-адмирала Вячеслава Апанасенко.

Его семья не успела в нужные сроки собрать необходимые подписи для получения рецепта на обезболивающее лекарство. Адмирал застрелился из наградного пистолета и оставил записку с просьбой «никого не винить, кроме Минздрава и правительства». В ответ на трагедию Голодец поручила выяснить, почему контр-адмирал не получил своевременную помощь, а Минздрав провел проверку медучреждений, где проходил лечение Апанасенко.

Маловероятно, что после этого чиновники узнали что-то для себя принципиально новое. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения, опиоидами в РФ обеспечены лишь 18,7% инкурабельных (неизлечимых) больных, остальные (а это почти 250 тыс. человек ежегодно) умирают в страданиях. По сведениям ФГУП «Московский эндокринный завод» о поставках препаратов и данным о смертности от злокачественных новообразований, получают необходимую помощь 30,4% инкурабельных больных в Москве и лишь 1,9% в остальных субъектах федерации.

Тем не менее первой реакцией чиновников было перекладывание ответственности друг на друга. Так, серьезно вмешивающаяся в деятельность Минздрава ФСКН заявила, что, несмотря на «принципиальное решение на федеральном уровне, региональные профильные ведомства до сих пор не перестроили систему повышения доступности получения наркотических анальгетиков». Хотя тот же самый приказ Минздрава от 20.12.2012 № 1175н вступил в силу только в июле из-за затянувшейся процедуры согласования. А полтора года назад в России по инициативе ФСКН был введен запрет на свободную продажу лекарств, содержащих кодеин.

Недоработками на местах объяснили проблему и в Минздраве.

«Минздрав не производит закупки наркотиков, — заявила журналистам директор департамента лекарственного обеспечения и обращения медицинских изделий Елена Максимкина. — На федеральном уровне остались минимальные полномочия, определить потребность региона — задача департамента здравоохранения субъекта федерации». Кроме того, регионы так и не привели свою документацию в соответствие с приказом № 1175н и продолжали руководствоваться старыми нормами.

Новый порядок действительно позволил выписывать наркотические обезболивающие одному врачу (ранее это было возможно только по решению специальной комиссии). Кроме того, для паллиативных больных были вдвое увеличены предельно допустимые для одного рецепта нормы. Однако никуда не делась постоянная угроза проверок и санкций со стороны наркоконтроля, остается в силе и уголовная ответственность за назначение препарата не по показаниям, а список этих показаний очень обтекаем. Из-за этого врачи предпочитают не выписывать таких рецептов.

А из-за жестких требований по хранению учетных препаратов и строгой отчетности предпочитают не связываться с ними и аптеки.

Занимаются этим государственные аптеки, а их общее число в среднем составляет в любом городе менее 10% и продолжает сокращаться. По мнению заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова, даже в столице число аптек, где можно получить препарат для обезболивания, сегодня крайне мало. И это при том, что в стране выпускается достаточное количество этих препаратов и стоят они совсем недорого. «Следует обязать создавать условия для хранения и реализации наркотических обезболивающих препаратов коммерческие аптеки, которые не хотят вкладываться в это, — считает Печатников. — Сегодня в их ассортименте нет даже снотворных, потому что маржи там немного, а условия хранения очень жесткие. В итоге больным людям приходится бегать по городу в поисках аптеки, где имеется необходимый препарат».

Впрочем, осуществить это в приказном порядке будет непросто: по словам собеседника «Газеты.Ru» из фармацевтических кругов, «аптеки как черт ладана боятся списка наркотических и психотропных веществ, никому не хочется сесть на три-семь лет за то, что на полке оказалось такое лекарство». И здесь решающую роль могло бы сыграть поручение правительства об «упрощении некоторых мер контроля в отношении хранения, перевозки, отпуска, реализации» обезболивающих средств, считают эксперты. «Аптека – это последнее учреждение, которое участвует в наркотрафике, — считает заместитель председателя Формулярного комитета РАН профессор Павел Воробьев. – Но тем не менее именно на аптеки сваливается львиная доля проблем, а в результате страдают больные, которые не могут получить лекарства».

Если власти действительно хотят переломить ситуацию, им предстоит отучить бояться выполнять свои прямые обязанности не только аптеки, но и самих медиков, считают эксперты.

«Наши врачи оказались под прессом презумпции виновности, — признает Печатников. – Выписывая рецепт на наркотический препарат, они несут ответственность за то, что с этим препаратом произойдет». По данным президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, легальный оборот наркотических анальгетиков, которые используются для паллиативных больных или при проведении операций, всего 554 кг, что составляет 0,7% только от изымаемых ежегодно наркотиков (87 т). При этом в России возбуждают множество дел против врачей.

После смерти Апанасенко представители сообщества юристов обратились к главе Верховного суда РФ с просьбой провести анализ вынесенных судами приговоров медикам, осужденным по «наркотическим» статьям. Оперативные работники и прокуроры в целях повышения показателей раскрываемости все чаще заводят уголовные дела в отношении медиков, говорит юрист Александр Борисов. Ведь гораздо легче «ловить» врачей, которые не там поставили запятую при выписке рецептов на наркотические средства, чем внедряться в наркокартели и противостоять серьезным преступникам.

«Итог рассмотрения таких уголовных дел и сложившейся после них врачебной практики ужасает

— сотни тысяч больных недополучили или не получили вовсе необходимые им препараты; некоторые из них умерли в муках только потому, что медицинский персонал запуган до крайней степени», — отмечает Борисов.