Сложная черная материя

Прокуратура пока не сформулировала позицию о возможности смягчения наказания Марии Алехиной



Автозаводский суд Нижнего Новгорода отложил до 18 октября рассмотрение ходатайства Алехиной о замене...

Автозаводский суд Нижнего Новгорода отложил до 18 октября рассмотрение ходатайства Алехиной о замене оставшегося тюремного срока более мягким наказанием

Юлия Горшкова/ РИА «Время Н»/ИТАР-ТАСС
Участница группы Pussy Riot Мария Алехина и ее мать удивлены решением суда Нижнего Новгорода, который отложил рассмотрение ходатайства о замене ей оставшегося тюремного срока более мягким наказанием. Они ожидали, что суд сразу откажет в такой возможности. Алехина рассказала, что условия в нижегородской колонии, куда ее перевели месяц назад, гораздо лучше, чем в других: она работает в школе по четыре часа и много читает.

Автозаводский райсуд Нижнего Новгорода в четверг отложил рассмотрение ходатайства участницы группы Pussy Riot о замене ей оставшегося тюремного срока более мягким видом наказания. При этом суд рассмотрел часть предоставленных материалов, но потом неожиданно объявил перерыв до 18 октября по формальной причине: трое потерпевших по уголовному делу о скандальной акции в храме Христа Спасителя не явились сами и не предоставили письменного согласия на рассмотрение ходатайства в их отсутствие.

Ходатайство Алехиной о замене наказания на более мягкое поступило в суд 30 августа. Такую возможность она получила после того, как отбыла больше половины назначенного ей срока, который истекает 3 марта будущего года. Ранее, находясь еще в колонии Пермского края, она подавала прошение об условно-досрочном освобождении (УДО), но местный суд ей в таком праве отказал.

В поступившем в суд ходатайстве Мария написала, что у нее имеется постоянная регистрация в Москве, что до ареста она училась на четвертом курсе Института журналистики и литературного творчества, куда и собирается вернуться.

Защита заявила также, что если Алехину освободят, то она будет трудоустроена. Кроме того, суду предоставили справку, что у матери заключенной имеется достаточно средств для уплаты штрафа, если выберут такой вид наказания.

Рассмотрение ходатайства вызвало в райсуде настоящий ажиотаж: только одних СМИ на заседание аккредитовалось почти полсотни. И в маленьком зале даже для матери Алехиной с трудом нашли место.

Перед началом заседания Наталья Алехина, отвечая на вопросы журналистов, заявила, что надежда на удовлетворение ходатайства Марии, по ее мнению, мала.

«Это следует из всей логики происходящего, — пояснила она. — Два года за 40 секунд плясок — это дикость». Вместе с тем женщина сообщила, что не одобряет поступок дочери.

«Место было выбрано неправильно, — сказала Наталья Алехина. — Я не против позиции моей дочери. Мария выступила против слияния церкви и государства, которое у нас началось. Я позицию дочери разделяю. Однако считаю, что ее можно было выразить, например, у ограды, но не в самом храме». О своем творчестве дочь ей ничего не рассказывала: «Такая музыка — это не мое, я этого не понимаю, и дочь об этом знала».

Наталья Алехина рассказала, что в нижегородскую колонию Марию перевели около месяца назад. Мать, муж и 6-летний сын Филипп приезжали к ней в начале сентября на трехдневное свидание. По словам Натальи Алехиной, для Марии было сюрпризом, что сын в ее отсутствие научился читать по слогам, что и продемонстрировал ей в колонии.

Филипп, по словам его бабушки, не раз собирался писать письмо Деду Морозу, чтобы маму освободили.

По поводу нижегородской колонии мать Алехиной сказала, что здесь очевидно лучше, чем в предыдущей колонии, где на Марию «натравили двух уголовниц-рецидивисток».

Тем временем в зал вошли две представительницы администрации женской ИК-2, одна из которых, не назвав имени, согласилась пообщаться с журналистами. По ее словам, у администрации колонии претензий к Алехиной нет. С осужденными, посещающими храм в колонии, до прибытия Марии провели беседу, и враждебности к Алехиной, по словам представительницы администрации, нет.

Мария работает в школе при колонии по четыре часа в день — набирает на компьютере документы, необходимые для образовательного процесса. В остальное время, как добавила ее мать, дочь читает.

Когда конвой наконец привел осужденную, у входа в зал ее встретила аплодисментами группа поддержки — около десятка нижегородцев, которые, по их словам, пришли выразить солидарность с Алехиной по зову сердца, протестуя против приговора суда. Приехал также Петр Верзилов — муж другой осужденной по делу Pussy Riot, Надежды Толоконниковой.

Он сообщил, что только что из Мордовии, где отбывает наказание жена. По его словам, Надежда продолжает голодовку, выбрав единственно возможный способ «заявить об ужасающем положении женщин в мордовских лагерях». Чувствует себя Толоконникова пока нормально, только иногда пьет таблетки от головной боли. Верзилов подчеркнул, что голодовка бессрочная.

Мария была вся в черном, с широкой черной лентой на голове. «Потому что моя подруга голодает!» — объяснила она свой внешний вид.

«Освобождения я не жду, — сразу сказала Алехина. — Ходатайство я заявила, чтобы наша уголовно-исполнительная система стала более прозрачной, чтобы привлечь внимание к проблеме.

В колонии, где я до этого отбывала наказание, работали по 15–16 часов. Сейчас условия иные, эта нижегородская колония считается одной из лучших, но нельзя сказать, что все хорошо. Общий характер политики в отношении осужденных у нас носит карательный характер. Эта система не исправляет, а делает человека хуже». По поводу панк-молебна Алехина сказала: «Моя позиция не изменилась. Чего ей меняться?»

Когда судья объявил о начале заседания, администрация колонии заявила ходатайство о приобщении к материалам дела характеристики осужденной. В свою очередь Мария попросила о перерыве, чтобы эту характеристику прочитать и обсудить с адвокатами. Вместо получаса перерыв затянулся на 50 минут.

Защита заявила, что характеристика, по ее мнению, написана не по форме. В ней сказано, что администрация колонии не может выйти с ходатайством о смягчении наказания. Но такого ходатайства и не требуется, необходимо всего лишь мнение, возможно или невозможно его смягчить. Защита посчитала, что мнение не выражено, и оставила решение вопроса на усмотрение суда.

Судья Полшкова характеристику к материалам дела приобщила. Но тут выяснилось, что лишь шестеро из девяти потерпевших были надлежащим образом извещены о заседании суда.

Они заявили, что участвовать в заседании не будут, но не против рассмотрения ходатайства в их отсутствие. А вот по поводу извещения еще троих потерпевших сведений у суда не оказалось. Защита посчитала, что это не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Однако представители прокуратуры выступили против, и суд их поддержал.

Мария Алехина выглядела растерянной. «Почему не нашли этих людей, вопрос не ко мне, — сказала она журналистам перед тем, как ее увел конвой. — Для меня решение о переносе рассмотрения ходатайства — полная неожиданность. Захотят найти этих троих потерпевших, так найдут».

Заместитель нижегородского прокурора по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях Александр Пресняков по окончании заседания заявил, что позиция прокуратуры пока не сформировалась.

«Поведение — очень сложная материя, — сказал он. — У нас есть вопросы, которые подлежат разъяснению в суде.

Например, с чем связаны полученные Алехиной дисциплинарные взыскания? (Во время пребывания в пермской колонии на нее было наложено четыре взыскания, два из которых были сняты судом. — «Газета.Ru».) Мы ждем весомых аргументов от осужденной, что она встала на путь исправления. Суд должен быть уверен, что цель наказания достигнута».