Пенсионный советник

Бутырская тюрьма: вчера, сегодня, завтра

История «Бутырки» и самые известные сидельцы знаменитой тюрьмы за 230 лет ее существования в материале «Газеты.Ru»

Дарья Загвоздина 18.06.2013, 20:10
__is_photorep_included5385245: 1

Члены Общественной палаты и администрация ФСИН рассматривают возможность перевода старейшей в Москве Бутырской тюрьмы в Подмосковье. Координаторы «Архнадзора» уверены, что в историческом здании нужно устроить мемориальный музей. История «Бутырки» столь многогранна и необычна, что музейный комплекс в перспективе может стать одним из самых привлекательных мест Москвы для туристов.

Старейший в Москве СИЗО № 2, больше известный как Бутырская тюрьма, возможно, будет перемещен из центра города в ближнее Подмосковье. Об этом сообщил пресс-секретарь столичного управления Федеральной службы исполнения наказаний Сергей Цыганков. Предположительно изолятор переведут с Новослободской улицы на территорию Новой Москвы в 15 км от МКАД в окрестности села Ватутинки. По словам Цыганкова, когда найдется инвестор, готовый профинансировать строительство изолятора, СИЗО перенесут, а здание «Бутырки» перейдет в распоряжение девелопера.

Однако члены Общественной палаты (ОП) и координаторы «Архнадзора» хотят сделать из самой известной тюрьмы музей. Член ОП Анатолий Кучерена рассказал «Газете.Ru», что именно он в свое время предложил превратить тюрьму в музей.

«У «Бутырки» очень непростая история, там сидели достаточно известные, уважаемые люди, которые влияли на ход истории. Когда мы говорим о переносе тюрьмы в другие районы Москвы, мы исходим из того, что СИЗО должно превратиться в музей.

Что касается девелоперских проектов, я бы не стал нашу историю превращать в современность. Мы должны чтить историю и помнить, насколько многострадальным был путь России со времен Екатерины II по сегодняшний день», — заявил Кучерена. Кроме того, он надеется, что при закрытии «Бутырки» будут открыты архивные материалы, хранящиеся в тюрьме. Анатолий Кучерена утверждает, что уже работает в этом направлении: обратился к президенту, и тот дал поручения правительству и администрации заняться этим вопросом.

По словам члена ОП, содержание заключенных в Бутырской тюрьме достаточно накладно для государства. «ФСИН много делает, чтобы латать те дыры, которые есть, но здание Бутырской тюрьмы достаточно ветхое и не приспособлено для сегодняшних реалий. Работы ФСИН недостаточно, чтобы обеспечить нормальное содержание лиц, которые только подозреваются в совершении преступлений», — считает Кучерена.

Координатор «Архнадзора» Константин Михайлов, участвовавший в заседаниях на тему будущего Бутырской тюрьмы, подтвердил слова Анатолия Кучерены, сказав, что лучшего применения для «Бутырки», чем музей, не подыскать.

«Бутырская тюрьма может быть центром не только музейной, но и просветительской системы. В эту единую систему могут быть собраны и действующий музей истории ГУЛАГа на Петровке, и мемориальный комплекс Бутовского полигона. В Москве до сих пор, несмотря на обширную работу, проделанную несколькими поколениями историков и энтузиастов, нет единого центра, который бы изучал и преподносил подрастающим поколениям эти страницы истории XX века», — пояснил Михайлов.

Борец за сохранение памятников архитектуры уверен, что «Бутырка» в виде музейно-просветительского комплекса может стать одним из самых популярных туристических объектов столицы.

Впрочем, администрация ФСИН настроена не так оптимистично. «Основная проблема — проблема финансирования такого строительства. Сегодня у нас при расчетном наполнении второго следственного изолятора на 1847 мест содержится под стражей чуть более 2 тыс. человек. По предварительным расчетам, для того, чтобы построить СИЗО такой вместимости — 2,5 тыс. мест, потребуется выделение порядка 4,7 млрд рублей» , — сказал замглавы управления ФСИН Игорь Вединяпин.

История «Бутырки»

Бутырский следственный изолятор ведет свою историю еще со времен правления императрицы Екатерины II. Изначально в Бутырском хуторе на окраине тогдашней Москвы располагалась казарма Бутырского гусарского полка, а при ней — деревянный острог. В 1784 году Екатерина II дала московскому генерал-губернатору Захару Чернышеву письменное согласие на строительство тюремного замка на месте острога. Кстати, «Бутырка» — один из немногих тюремных замков, сохранившийся почти что в первозданном виде до наших дней.

Выдающийся столичный зодчий Матвей Казаков спроектировал Бутырский замок и Покровский храм в центре комплекса. С 1868 года «Бутырка» стала центральной пересыльной тюрьмой. Судя по документам, через нее ежегодно проходило около 30 тыс. человек. В тюремном замке также действовали столярная, переплетная, сапожная, портняжная мастерские, а также мастерские по изготовлению венских стульев и выжиганию по дереву. Там же был организован Сергиево-Елисаветинский приют для жен и детей, добровольно следующих за ссыльными в Сибирь.

Сведений о режиме содержания заключенных в эти годы сохранилось мало. Осталось лишь несколько официальных документов, в которых губернский тюремный инспектор доносил о некоторых «вольностях» узников. В частности, однажды арестанты купили в складчину огромный самовар и вместе пили чай, в другой раз случился инцидент с запрещенной литературой: заключенные получили от товарищей труды Карла Маркса на русском и немецком языках.

В1892—1907 годах настоятелем Бутырского храма служил московский священник Иосиф Фудель. По свидетельствам современников, «тюремному батюшке» однажды задали вопрос, каково ему было жить среди каторжан.

«Я удивлялся иногда и удивляюсь, почему они в тюрьме, а я на свободе...» — ответил отец Иосиф.

В 1908 году в «Бутырке» было создано каторжное отделение, где содержались в том числе политзаключенные, например Нестор Махно, Феликс Дзержинский и другие. Все они были освобождены после Февральской революции 1917 года. После Октябрьской революции «Бутырка» использовалась как следственная и пересыльная тюрьма.

В 1922 году церковь закрыли, а помещение храма приспособили под пересыльные камеры. Там, в частности, сидел Александр Солженицын. Впоследствии он вспоминал, что там были самые тяжелые для арестантов условия.

В 1930—1940-е годы через застенки Бутырской тюрьмы прошли сотни неугодных режиму людей. В камерах, рассчитанных на 25—30 человек, одновременно могли содержаться до 170 заключенных. Тысячи арестантов были расстреляны по окончании следствия. В камерах знаменитой «Бутырки» томились Осип Мандельштам и Евгения Гинзбург.

Позже тюрьму стали использовать как крупнейший СИЗО Москвы. С 1992 года в «Бутырке» вновь открылся Покровский храм.

Знаменитые посетители «Бутырки»

Первым почтил своим вниманием знаменитую теперь тюрьму писатель Лев Толстой. В январе 1899 года, работая над романом «Воскресение», он пришел к надзирателям «Бутырки» и расспрашивал их о тюремном быте. В апреле он посетил тюрьму еще раз, чтобы пройти с арестантами, сосланными в Сибирь, путь от «Бутырки» до Николаевского (ныне Ленинградский) вокзала. Этот путь он потом описал в романе.

В мае 1908 года в Москве появился знаменитый американский фокусник Гарри Гудини, который в рекламных целях заключил пари, что сможет сбежать из любой московской тюрьмы. Эксперимент был проведен в Бутырской тюрьме: Гудини тщательно обыскали, заковали в цепи и кандалы, заперли в специальном железном окованном транспортном ящике, в котором арестантов перевозили из Москвы в Сибирь, и придвинули ящик крышкой к стене.

Спустя 28 минут Гудини оказался на свободе. Заключенные ликовали.

В 1920 году в тюрьме с концертом выступал Федор Шаляпин, однако подробных сведений о его посещении не сохранилось.

В марте 2009 года в «Бутырку» заехал американский актер Микки Рурк. Специально для него сотрудники СИЗО-2 провели экскурсию. По словам самого Рурка, после визита в тюрьмы он смог лучше вжиться в роль русского борца Ивана по прозвищу Хлыст в фильме «Железный человек — 2».

Дерзкие побеги из Бутырской тюрьмы

По легенде, первым из Бутырской тюрьмы осмелился бежать будущий руководитель ЧК Феликс Дзержинский. Утверждают, что он будто бы выбрался на волю в бочке с мусором и бытовыми отходами. Впрочем, официальных подтверждений этому нет.

В советское время о побегах из тюрьмы не сообщалось. В постперестроечные годы несколько арестантов бежали из тюрьмы, однако большинство из них в скором времени водворили обратно за решетку.

Так, в 1992 году из «Бутырки» сбежали два уголовника. Они приподняли тяжелую решетку прогулочного дворика, расположенного на крыше главного корпуса тюрьмы, вылезли на крышу, пробежали к краю и спрыгнули на крышу пристройки, которая находится во внутреннем дворе примыкающей к «Бутырке» мебельной фабрики. После этого зэки беспрепятственно прошли через проходную предприятия. Дежурный не заметил ничего подозрительного, хотя оба арестанта были в бушлатах и форменной тюремной одежде. Через несколько дней преступников поймали.

В июле 1996 года дерзкий побег из «Бутырки» впервые совершила женщина. 26-летняя Наталья Сорокожердева, обвинявшаяся в незаконных операциях с валютой, воспользовалась внешним сходством с сокамерницей, которая должна была освободиться, и под ее именем покинула тюрьму. Через три дня беглянку задержали на Дорогомиловском рынке Москвы.

В том же 1996 году двое заключенных в прогулочном дворике отогнули решетку и через крышу по веревке спустились на улицу. Их удалось задержать так же оперативно.

24 марта 2000 года из «Бутырки» бежал налетчик из Грузии. Он заставил сокамерника поменяться с ним ролями в день, когда того должны были везти в суд для оглашения приговора. В итоге налетчик получил условный срок и вышел на свободу в зале суда. Подмены никто не заметил, потому что ни родственников, ни знакомых на оглашении приговора не оказалось. Спустя пять дней обман раскрылся и налетчика поймали.

В сентябре 2001 года три особо опасных преступника сбежали из камеры смертников.

Они проковыряли ложками цементный пол, вынули плитки, за несколько дней прокопали путь в коллектор и через него выбрались на улицу.

Во ФСИН потом заявили, что гнилой пол, близость метро и связанная с ним вибрация сыграли на руку арестантам. Двух беглецов задержали в Московской области через три недели, третьему же удавалось скрываться около полутора лет.

В октябре 2001 года из «Бутырки» бежал Иван Виноградов, осужденный за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Зэк сумел выбраться из комнаты для свиданий и скрылся в неизвестном направлении. Через месяц его водворили обратно в тюрьму.

22 марта 2010 года из психиатрической больницы Бутырской тюрьмы совершил побег уголовник Виталий Островский, орудовавший в Белоруссии. Во время конвоирования он оттолкнул конвойного, перепрыгнул через высокую решетку и колючую проволоку и был таков. Островского поймать не удалось до сих пор.

«Бутырка» в искусстве

Бутырская тюрьма «засветилась» в фильмах и литературных произведениях. Так, в «Бутырке» в камере № 8 по ходу сюжета содержался главный герой трагикомедии Георгия Данелии «Мимино» Валико Мизандари. Он сам об этом сообщает, когда поступает на курсы пилотов дальней авиации. Там же снимались «тюремные сцены» сериала «Семнадцать мгновений весны». В 1991 году застенки «Бутырки» фигурировали в сериале «По следу черной рыбы».

Бутырская тюрьма неоднократно упоминалась в воспоминаниях, мемуарах и художественных произведениях известных сидельцев и их близких. Владимир Маяковский, угодив в «Бутырку» в 1909 году, стал после перерыва писать стихи. В воспоминаниях он пишет, что стихи выходили «ходульно и ревплаксиво», и приводит пример:

В золото, в пурпур леса одевались,
Солнце играло на главах церквей.
Ждал я: но в месяцах дни потерялись,
Сотни томительных дней.

«Исписал таким целую тетрадку. Спасибо надзирателям — при выходе отобрали. А то б еще напечатал», — писал поэт.

Журналист и мемуарист Евгения Гинзбург в своей книге «Крутой маршрут» достаточно подробно описывает жизнь в бутырских застенках. «По бутырским правилам счет людского поголовья велся не по головам, а по кружкам. Перед поверкой каждый должен был поставить на стол свою кружку», — писала Гинзбург.

Гинзбург передает впечатления сокамерниц о ночных допросах в «Бутырке»: «Под ночные допросы в «Бутырках» было отведено целое крыло какого-то этажа, вероятно, оборудованного по последнему слову палаческой техники. По крайней мере, Клара, побывавшая в гестапо, уверяла, что орудия пыток безусловно вывезены из гитлеровской Германии».

На завтрак в тюрьме давали хлеб, кипяток и два кусочка сахара, в обед — баланду и кашу, вечером рыбную похлебку. Книги читать разрешали — по две на десять дней, а 16 часов свободного времени можно было заполнять по своему усмотрению.

Жена Осипа Мандельштама Надежда Яковлевна в книге «Воспоминания» описала, как в тюрьму угодил ее муж: «Я однажды узнала, что О. М. переведен в «Бутырки». Там формировались эшелоны на высылку в лагеря. Я бросилась в «Бутырки» узнавать, когда дают справки людям с фамилией на «М». В «Бутырках» приняли только одну передачу, а во второй раз сказали, что О. М. отправлен в лагерь на пять лет по решению особого совещания».

В 2001 году появилась музыкальная группа «Бутырка», специализирующаяся на тюремном шансоне.

Знаменитые сидельцы Бутырской тюрьмы

Первым известным узником Бутырской тюрьмы стал донской казак, предводитель крестьянской войны 1773—1775 годов Емельян Пугачев. Его схватили в октябре 1774 года и бросили в острог в подвале одной из башен (которая сегодня называется Пугачева башня). Там он находился закованный в цепи вплоть до дня казни.

Поэта Владимира Маяковского арестовывали в 1908—1909 годах трижды — по делу о подпольной типографии, по подозрению в связи с группой анархистов-экспроприаторов, по подозрению в пособничестве побегу женщин-политкаторжанок из Новинской тюрьмы. Находясь под арестом, он часто скандалил, поэтому его переводили в разные тюрьмы. Последним пунктом содержания стала Бутырская тюрьма. Он провел там 11 месяцев в 1909 году и за недостатком улик был освобожден в январе 1910 года.

Предводитель крестьянского повстанческого движения на юге Украины во время гражданской войны 1918—1920 годов Нестор Махно попал на бессрочную каторгу в Бутырскую тюрьму в 1911 году, но в 1917 году после Февральской революции был освобожден.

В 1916 году Феликс Дзержинский был приговорен к 6 годам каторги в Бутырской тюрьме за революционную деятельность, однако вышел на свободу после Февральской революции 1917 года.

Евгения Гинзбург была арестована в 1937 году за связь с троцкистами, содержалась в «Бутырке» некоторое время в течение июля 1937 года, затем с августа 1937-го по август 1939 года.

В 1938 году в «Бутырку» попал поэт Осип Мандельштам. После месяца в пересыльной тюрьме Мандельштама отправили в лагерь на Дальний Восток, где он умер от тифа спустя несколько месяцев.

Александр Солженицын был переведен в Бутырскую тюрьму после разногласий с начальством закрытого КБ в Марфине, так называемой Марфинской «шарашки», и просидел там с мая по август 1950 года.

Певица Жанна Агузарова оказалась в «Бутырке» в 1984 году, когда у нее обнаружили паспорт на чужое имя. Позже ее отпустили.

В июне 2000 года по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах был арестован российский медиамагнат Владимир Гусинский. Его поместили в «Бутырку». Спустя три дня он был освобожден под подписку о невыезде.

Бухгалтер и аудитор консалтинговой компании Firestone Duncan Сергей Магнитский был арестован в ноябре 2008 года по обвинению в помощи главе фонда Hermitage Capital Management Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов. Попал в Бутырскую тюрьму в июле 2009 года из СИЗО «Матросская Тишина» якобы по причине ремонта. Спустя четыре месяца, в ноябре 2009 года, скончался в больнице СИЗО. Дело о смерти Магнитского и суд в отношении обвиняемого в его кончине врача Дмитрия Кратова продолжались несколько лет. В конце 2012 года Кратов был оправдан, а «дело Магнитского» обострило российско-американские отношения.

Бизнесмен, муж журналистки Ольги Романовой Алексей Козлов сидел в «Бутырке» с 2007 по 2009 год, пока в отношении него шло следствие по делу о мошенничестве и покушении на легализацию или отмывание денежных средств.