Игнатенко жалуется всё Польше и больше

Защита экс-прокурора Подмосковья Александра Игнатенко пожаловалась Польше на нарушение его прав

,
Защита экс-прокурора Александра Игнатенко пожаловалась министру юстиции Польши на нарушение его прав и свобод. По словам адвоката, фигуранта скандального «игорного дела» неправомерно содержат в СИЗО «Лефортово» — его должны поместить в специзолятор для сотрудников правоохранительных органов. Также у защиты есть претензии к объему предъявленного Игнатенко обвинения.

В понедельник адвокат бывшего зампрокурора Московской области Александра Игнатенко заявил, что защита пожаловалась министру юстиции Польши на нарушение прав и свобод фигуранта резонансного «игорного дела». По словам адвоката Александра Асниса, соответствующее обращение было направлено польскому министру 1 марта.

В своем письме защита просит министра юстиции Польши выразить российской стороне свое несогласие на уголовное преследование Игнатенко и обратить внимание на недопустимость нарушения основополагающих прав и свобод человека, предусмотренных международными договорами, во время предварительного расследования.

Нарушения, по словам Асниса, заключаются в том, что Игнатенко содержится не в специзоляторе, который по закону предусмотрен для бывших сотрудников правоохранительных органов, а в СИЗО «Лефортово».

Адвокат считает, что экс-прокурор должен содержаться не в «Лефортово», а в СИЗО № 6. Аснис также отметил, что у защиты есть претензии и к объему обвинения, предъявленного Игнатенко. Он напомнил, что условием экстрадиции экс-прокурора из Польши в Россию было исключение обвинения в мошенничестве. «Обвинение было предъявлено в том виде, каким оно было в 2011 году и содержало в себе эпизоды и по взятке, и по мошенничеству, и в таком виде было предоставлено суду, который рассматривал вопрос о мере пресечении Игнатенко», — цитирует его РАПСИ.

Во время избрания меры пресечения Игнатенко в начале февраля этого года в Мосгорсуде следователь действительно сказал, что дело расследуется и по взяткам, и по мошенничеству. Однако в конце февраля Аснис заявлял, что Игнатенко было предъявлено обвинение в новой редакции — убрали обвинение в мошенничестве, оставив лишь получение взятки. Завтра, 5 марта, Мосгорсуд рассмотрит апелляционную жалобу защитников экс-прокурора на арест.

Координатор правозащитного проекта Gulagu.net Дмитрий Пронин объяснил «Газете.Ru», что специальных СИЗО для бывших сотрудников правоохранительных органов в России не существует.

«Есть спецколонии для осужденных бывших сотрудников, но подозреваемые и обвиняемые могут содержаться в любом СИЗО. Главное, чтобы соблюдалось законодательство о содержании таких лиц в камерах отдельно от основной массы заключенных», — рассказал Пронин. По его словам, это бывшему прокурору гарантирует ст. 33 ФЗ № 103, предусматривающая в том числе обязательное содержание отдельно от других подозреваемых и обвиняемых лиц, являвшихся ранее судьями, адвокатами, сотрудниками МВД, ФСБ, ФСКН, СК, налоговой инспекции, таможенных органов, службы судебных приставов, сотрудников ФСИН, военнослужащих внутренних войск, а также чиновников органов исполнительной власти, осуществлявших функции по выработке и реализации государственной политики в правоохранительной сфере.

«В «Лефортово» может содержаться каждый гражданин, в том числе и Игнатенко. Там, кстати, содержится много бывших сотрудников», — подчеркнул правозащитник.

«Игорный скандал» разразился в феврале прошлого года, после того как по подозрению в организации подпольного игорного бизнеса были задержаны предприниматель Иван Назаров, его помощница Алла Гусева и компаньон Марат Мамыев. По данным следствия, Назаров основал нелегальные казино в 15 городах Московской области, которые приносили доход до $10 млн ежемесячно. Бизнес, как отмечали правоохранители, «крышевали» высокопоставленные сотрудники региональной прокуратуры. Косвенно это подтверждало и то, что за задержанных неожиданно вступился заместитель генерального прокурора Владимир Малиновский, который отказал следствию в возбуждении уголовного дела и вынес постановление об освобождении бизнесмена и его помощников. На следующий день Мамыев, Назаров и Гусева вышли из СИЗО «Лефортово», но их тут же задержали снова уже по другому эпизоду, поменяв в деле один город на другой.

Тогда же в ФСБ сообщили, что Назаров пользовался покровительством на тот момент первого зампрокурора Московской области Александра Игнатенко и его подчиненных. Кроме того, в ФСБ заявили, что, по их данным, «игорная мафия» в качестве оплаты услуг за «покровительство» незаконного бизнеса оплачивала турпоездки прокурору Подмосковья Александру Мохову. Следователи также подтвердили причастность к бизнесу Назарова неких сотрудников прокуратуры, после чего представители СКР и Генпрокуратуры вступили в публичную перепалку. Представители Генпрокуратуры называли заявления СКР о причастности прокуроров к «игорному делу» «глумлением над Конституцией». СКР в ответ обвинил Генпрокуратуру в том, что она препятствует расследованию.

Разразился межведомственный скандал, в который пришлось вмешаться президенту Дмитрию Медведеву.

На расширенной коллегии глав силовых ведомств, посвященной борьбе с коррупцией, президент заявил, что «закон должен быть един для всех». «Те, кто совершает преступления, должны нести ответственность независимо от того, где они работают, — сказал Медведев. — Давить на следствие, привлекая СМИ, недопустимо. Тот, кто будет в этом замечен, будет уволен».

Среди официально названных подозреваемых еще не было сотрудников прокуратуры, но за решеткой уже находились сотрудники ГУВД по Московской области — Николай Пышкин, Сергей Ермаков и Дмитрий Акулин. Многие же сотрудники подмосковной прокуратуры к тому времени отделались лишь потерей работы. В апреле подмосковный прокурор Мохов был снят с должности, а его заместителя Игнатенко и начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах следственного комитета Дмитрия Урумова уволили из прокуратуры. Следом за ними правоохранительные органы покинули прокуроры Ногинска и Клина Владимир Глебов и Эдуард Каплун. Первые официальные обвинения в начале мая были предъявлены Игнатенко, Эдуарду Каплуну, Глебову и Урумову. Первые двое скрылись от следствия и были объявлены в розыск, а последних арестовали. Позже за решеткой оказались прокуроры Серпухова и Одинцово — Олег Базылян и Роман Нищеменко, а в июне — начальник отдела по борьбе с преступлениями в телекоммуникационной среде управления К бюро специальных технических мероприятий МВД России Фарит Темиргалиев и его заместитель Михаил Куликов.

В данное время все фигуранты, кроме Игнатенко, покинули изоляторы, отсидев максимальный срок содержания под стражей до суда — 18 месяцев. Замгенпрокурора Виктор Гринь отказался утвердить обвинительное заключение, увидев в нем процессуальные нарушения. Игнатенко был задержан 1 января 2012 года на польском горнолыжном курорте Закопане. 7 февраля 2013 года он был экстрадирован в Россию.