Из тюрем и колоний бежали 10 миллиардов

Директор ФСИН Геннадий Корниенко посетовал на воровство в службе и предложил бизнесу строить частные тюрьмы



Директор ФСИН Геннадий Корниенко сообщил, что 10 млрд рублей было украдено из бюджета службы

Директор ФСИН Геннадий Корниенко сообщил, что 10 млрд рублей было украдено из бюджета службы

Артем Житенев/РИА «Новости»
Проверка ФСИН выявила финансовых нарушений более чем на 10 млрд рублей, не хватает денег на медобслуживание заключенных и строительство тюрем и колоний, отчитался глава службы Геннадий Корниенко. Отсутствие ресурсов на возведение новых исправительных учреждений директор ФСИН предложил компенсировать бизнесу, который мог бы подключиться к строительству частных колоний и СИЗО.

На коллегии Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) в четверг глава ведомства Геннадий Корниенко впервые рассказал, к каким итогам пришли ревизоры во время тотальной проверки деятельности команды бывшего директора службы Александра Реймера. Проверка финансово-экономической деятельности ушедших со своих постов руководителей ФСИН длилась на протяжении полугода — началась она сразу после того, как Корниенко был назначен директором.

«В ходе документальных ревизий выявлено финансовых нарушений на общую сумму более 10,1 млрд рублей, из которых подлежат возмещению 449,2 млн», — заявил глава ФСИН.

Корниенко, видимо, имел в виду по крайне мере два скандала вокруг хищений в ведомстве: о завышенных ценах при производстве и закупке продовольствия, а также электронных браслетов, предназначенных для контроля за заключенными и подследственными.

Как уже писала «Газета.Ru», «черные» закупочные схемы были напрямую связаны с работой многочисленных ФГУПов ФСИН, куда высокопоставленные офицеры центрального аппарата ведомства назначали удобных им руководителей. Согласно материалам проверки, которые были направлены в Следственный комитет, цены на продовольствие (в частности, тушенку и соль) для заключенных и на электронные браслеты были вдвое выше рыночных. Документы, по которым завышалась стоимость, утверждали лично Александр Реймер и его ближайший соратник, экс-глава управления по тылу Николай Криволапов.

Как рассказал директор ФСИН, восьми из двадцати ФГУПов во время проверки поставлена оценка удовлетворительно. Работа остальных двенадцати признана неудовлетворительной.

Корниенко также отметил, что, хоть строительство новых колоний и СИЗО продолжается, денег на это выделяется крайне мало. За прошедший год, по его словам, построено несколько новых учреждений для содержания заключенных и подследственных. Сейчас создано 1650 дополнительных мест для размещения подозреваемых, обвиняемых и осужденных: возведен новый следственный изолятор в Московской области (СИЗО-11 на 640 мест), режимные корпуса в СИЗО-4 УФСИН по Хабаровскому краю (на 800 мест) и СИЗО-1 УФСИН по Забайкальскому краю (на 210 мест). Впрочем, как признался Коновалов, денег на перепрофилирование и строительство колоний и СИЗО не хватает.

Нет средств, сказал Корниенко, к примеру, для того чтобы вывести исправительные учреждения из городов. Решить проблему глава ФСИН предложил с помощью бизнеса: по его словам, на месте находящихся в городской черте колоний можно построить элитное жилье, но обязать застройщиков возвести вместо старых исправительных учреждений новые. К такому выводу Корниенко пришел после обращения к нему руководителей некоторых регионов, которые жаловались на колонии, размещенные в городах: «Но денег, к сожалению, нет на строительство».

Из-за хронического недостатка денег директор службы предложил подумать над созданием частных тюрем — как в Англии.

Кроме недостатка средств на строительство и перепрофилирование колоний и СИЗО у ФСИН, отметил Корниенко, финансов не хватает и на одно из самых важных направлений работы ведомства — медицинское обслуживание заключенных.

На медпомощь в гражданских клиниках в 2013 году, привел цифры Корниенко, выделено чуть больше 278 млн рублей, хотя требуется 1 млрд. Тему передачи тюремных медиков в ведение Минздрава, о которой много говорилось во времена Реймера, Корниенко трогать и вовсе не стал.

Что же касается общей численности заключенных, то весь прошлый год она снижалась. Зэков стало меньше на 54 538 человек (то есть на 8,53%) — их общая численность, таким образом, по данным на 1 января 2013 года, снизилась до 585 088.

Выступая на коллегии, Корниенко постарался доказать, что уголовно-исполнительная система гуманизируется. За 2012 год, пользуясь поправками в Уголовный кодекс, которые предусматривали исключение нижнего предела санкций по целому ряду составов преступлений, администрации колоний ходатайствовали перед судами о пересмотре приговоров в отношении 148,3 тысячи осужденных, рассмотрены из этих ходатайств 139,4 тысячи. У 83,3 тысячи зэков сроки были снижены, а у 700 смягчен вид наказания.

При этом Корниенко посетовал, что, несмотря на более благоприятную криминогенную ситуацию в стране в 2012 году, «криминологическая характеристика» заключенных продолжает ухудшаться. «36,8% осужденных, содержащихся в исправительных колониях, отбывают наказание за совершение умышленных тяжких преступлений, 48,8% — умышленных особо тяжких преступлений; 28,7% осуждены второй раз, 33,2% — третий раз и более», — констатировал директор ФСИН.

Зэки с «антисоциальной установкой» саботируют правила и распорядки в колониях и открыто борются с администрациями, заверил Корниенко. Зачастую зэки, отметил руководитель ФСИН, вмешиваются в работу сотрудников колонии с помощью «недобросовестных псевдоправозащитных общественных организаций и СМИ». С точки зрения главы ФСИН, вмешательство в дела администраций учреждений потребовали асимметричного ответа — в частности, изоляции зэков.

«Из 24,7 тыс. осужденных (в охраняемых ИК), признанных на конец отчетного периода злостными нарушителями, изолированно содержалось 94,5%. В 46 территориальных органах злостные нарушители изолированы на 100%», — отметил Корниенко. Он уверен, что «излишнее заигрывание с осужденными, завуалированное реализацией мер, направленных на воспитание у них осознанного стремления к исправлению, также недопустимо, как и проявление фактов незаконного и необоснованного применения физической силы, специальных средств и мер дисциплинарного воздействия».

Но нарушали закон в 2012 году не только заключенные, но и сотрудники колоний и СИЗО. Корниенко констатировал, что в прошлом году увеличилось количество преступлений со стороны должностных лиц.

«По сравнению с 2011 годом этот показатель вырос на 23%. В отношении 475 сотрудников возбуждено 414 уголовных дел. 71% преступлений совершен сотрудниками при исполнении своих служебных обязанностей», — привел данные Корниенко.

Привлекались сотрудники в основном за налаживание «запрещенных связей» с заключенными — 195 случаев, а также за необоснованное водворение в штрафные изолятор — зафиксировано 180 случаев.

Фактов применения насилия в отношении заключенных тоже стало больше, правда, согласно официально статистике, бьют и пытают зэков куда меньше, чем, к примеру, проносят им мобильные телефоны. В 2012 году возбуждены 12 уголовных дел в отношении персонала УИС по фактам применения специальных средств и физической силы (что на 33,3% больше, чем в 2011 году), отметил Корниенко.

Правозащитники оценили выступление Корниенко противоречиво. Руководитель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков отмечает наличие рефлексии у руководителей ФСИН, которая не наблюдалась еще несколько лет назад. «Но бросается в глаза некая двойственность в оценках. Судя по приведенной статистике, касающейся преступлений, которые совершили сотрудники ФСИН, акцент делается на нарушения без последствия для здоровья людей. Но если для ФСИН важнее коррупционные проявления, установление неких неформальных связей с зэками, то для общества на первом месте, безусловно, пытки. И 12 уголовных дел, конечно же, не отражают реальность. Заявлений было куда больше», — сказал «Газете.Ru» правозащитник. Упование на бизнес и на то, что предприниматели улучшат жизнь заключенных, беспочвенны, утверждает Чиков.

«Стены, может быть, и будут покрашены, будет чистенько, но пытают люди. Отношение к зэкам за последние годы стало хуже, чем раньше, и я не думаю, что предприниматели окажутся гуманнее, чем силовики. Кроме того, прежде надо понять, кто будет заниматься строительством этих тюрем. У нас может быть такое, что тюрьмы будут строить начальники государственных колоний, чтобы заработать», — говорит он.

Глава правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, напротив, считает, что частные тюрьмы нужны. «Понятно, что людей изменить очень сложно, но пусть люди живут в нормальных условиях и не жалуются на пытки грязью и антисанитарией в ЕСПЧ», — отмечает он.