Иностранцам с ВИЧ предписана депортация

Власти не разрешают ВИЧ-инфицированным выходцам из СССР жить в России, даже если те давно обзавелись семьей

Слишком буквальное толкование законодательства чиновниками бьет по ВИЧ-инфицированным гражданам сопредельных государств. Как выяснила «Газета.Ru», ФМС отказывает живущим уже больше 10 лет в России в праве на временное проживание, а Роспотребнадзор обязывает их покинуть страну в течение месяца и навсегда запрещает возвращаться. Страдают зачастую те, кто уже давно обзавелся в России семьей и детьми. Правозащитники считают это дискриминацией: чиновники даже не хотят учитывать решение Конституционного суда, говорят они.

Находящиеся в России иностранцы с вирусом иммунодефицита не могут получить право на временное проживание из-за слишком жесткой позиции ФМС и Роспотребнадзора. Зачастую страдают те, кто живет в России уже больше десяти лет, обзавелся семьей и детьми, которые имеют российское гражданство. О своих проблемах на условиях анонимности «Газете.Ru» рассказали две уроженки Украины с ВИЧ-положительным статусом.

Обе уже по 15 лет живут в России и не могут получить гражданство из-за ВИЧ-инфекции (для мигрантов без ВИЧ-инфекции получить гражданство можно, прожив в России пять лет либо вступив в брак с гражданином РФ). Проблемы возникают на стадии получения разрешения на временное проживание: по закону это начальный этап для того, чтобы окончательно легализоваться в стране. Собеседницы «Газеты.Ru» жалуются на госорганы, из-за которых они сталкиваются с большими проблемами при устройстве на работу, при получении медицинской помощи и прохождении антиретровирусной терапии – комплекса жизненно важных лекарств для ВИЧ-положительных, рассказал «Газете.Ru» юрист из правозащитной ассоциации «Агора» Ильнур Шарапов.

«Я приехала из Украины, уже почти 15 лет живу в России, в свое время вышла замуж за мужчину с российским гражданством и родила ребенка. В браке я 11 лет, а еще четыре мы жили гражданским союзом. Но получить разрешение на временное проживание до сих пор не могу», — говорит первая собеседница «Газеты.Ru».

До мая 2011 года, когда она подала заявление на получение разрешения в территориальное отделение ФМС по Москве, она даже не пыталась легализоваться. «До того, как я решилась оформить разрешение, мне не нужно было предпринимать сверхусилий: я все время находилась дома, работал муж, но с ним случилась беда, и я поняла, что хватит витать в воздухе. Мне просто надоело подвешенное положение», — рассказывает гражданка Украины. В ФМС она получила отказ.

Чиновники ссылались на постановление правительства № 188 «О перечне инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих и являющихся основанием для отказа в выдаче либо аннулировании разрешения на временное проживание иностранным гражданам и лицам без гражданства, или вида на жительство, или разрешения на работу в РФ»: «болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита» есть в этом перечне.

В миграционной службе напомнили и о законе «О правовом положении иностранных граждан», в частности о п. 1. ст. 7 этого документа, по которому разрешение на временное проживание не может быть выдано, если у человека нет сертификата об отсутствии ВИЧ.

По словам собеседницы «Газеты.Ru», она не раз консультировалась с юристами, но те отказывались ей помогать: «Говорили, что помочь мне нечем, ситуация бесперспективная». Устроиться на работу в государственную структуру она ни разу не пыталась, а когда требовалось, трудилась домработницей, «потому что договора не нужно».

В итоге она решила обжаловать отказ ФМС в суде. В начале ноября Замоскворецкий районный суд встал на ее сторону, обязав ФМС выдать разрешение на временное проживание. Миграционная служба попыталась обжаловать решение в Мосгорсуде, но сделать этого не получилось. Кассационная инстанция подтвердила правоту жалобщицы.

Как отмечает Шарапов, в суде он указывал на нарушение сразу нескольких норм международного права — на декларацию о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом, принятой Генассамблеей ООН 27 июня 2001 года, на руководящие принципы по обеспечению уважения прав человека в связи с ВИЧ/СПИДом, одобренных второй международной консультацией по ВИЧ/СПИДу и правам человека, и, наконец, на конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Но самое главное, уточняет Шарапов, — это отсылка к решению Конституционного суда от 2006 года. Тогда КС встал на сторону человека, который считал, что закон «О предупреждении распространению в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека» нарушает его права.

«КС счел, что суды и правоприменительные органы, в том числе и ФМС, принимая решение о праве на временное проживание или депортацию, должны учитывать семейное положение, состояние здоровья, в том числе клиническую стадию, и другие заслуживающие внимание обстоятельства. Человек при этом не освобождался от ответственности принимать все установленные законом меры по недопущению распространения ВИЧ-инфекции, но его право на проживание с семьей соблюдается», — пояснил Ильнур Шарапов.

Но если ФМС просто отказывает в праве на проживание, то Роспотребнадзор использует другие инструменты давления на ВИЧ-инфицированных иностранцев — обязывает покинуть территорию России в течение месяца.

Письмо из Роспотребнадзора пришло второй собеседнице «Газеты.Ru». Ведомство Геннадия Онищенко реагирует только в том случае, если человек обратился за помощью в медицинское учреждение.

«Я была беременна и хотела получить родовой билет, чтобы встать на учет. Поначалу мне отказали, сославшись на то, что я гражданка Украины, но потом в виде исключения все же согласились», — рассказала она «Газете.Ru».

Через некоторое время после получения родового билета она увидела в своем почтовом ящике предписание Роспотребнадзора покинуть территорию России. Чиновники писали, что в отношении гражданки Украины «принято решение о нежелательном пребывании в РФ», и ссылались на закон «О порядке выезда из Российской федерации и въезда в Российскую Федерацию». С такой формулировкой налагается пожизненный запрет на въезд в Россию. Если иностранец откажется выезжать в предписанные сроки, он подлежит депортации.

«И хотя на практике никто, конечно, депортацией не занимается, получить такую бумагу очень неприятно. У меня были случаи, когда люди начинали паниковать и семьи распадались.

Девушка обратилась с проблемой, потом поехала на Украину собрать какие-то дополнительные документы, но обратно ее уже не пустили. Муж девушки мне звонил и спрашивал, что делать. А сделать, кроме суда, ничего нельзя», — указывает Шарапов.

Дело в том, объясняет юрист, что у Роспотребнадзора есть специальный порядок вынесения подобных решений. Получив от медицинского учреждения информацию о человеке, ведомство готовит предписание, а параллельно отправляет информацию в Федеральную пограничную службу ФСБ, «и человек автоматически попадет в список невъездных». Собеседница «Газеты.Ru» еще не обжаловала предписание Роспотребнадзора в суде, но планирует это сделать.

В разбирательствах по предписаниям ведомства Геннадия Онищенко, рассказывает Шарапов, ссылаются на то же, что и в процессах с ФМС – на многочисленные европейские конвенции и решение КС от 2006 года. По словам юриста, на его памяти было уже несколько судов – как с ФМС, так и с Роспотребнадзором — которые закончились успешно для его подзащитных. Помимо Москвы с чиновниками судились в Калуге, Архангельске, Перми, Казани, в Ульяновской и Ленинградской областях.

Юрист признает, что существует правовая коллизия: ФМС и Роспотребнадзор по-своему правы и действуют согласно профильным законам, однако они могли бы подходить к каждому случаю индивидуально.

«Понятно, что для чиновников это, как правило, не свойственно, но анализировать действительность все же надо. Решения судов доказывают, что они зачастую не правы. Не правы в первую очередь тогда, когда речь идет о тех, кто давно живет в России и обзавелся семьей. Впрочем, это не останавливает ту же ФМС обжаловать каждое отрицательное для нее решение суда, даже если очевидно, что они не правы», — резюмирует Шарапов.

Комментарий ФМС и Роспотребнадзора во вторник получить не удалось.

Гражданка Украины, которая намерена судиться с Роспотребнадзором, рассчитывает на успех в суде. «Иначе сложно будет: я, конечно, прожила как-то все эти годы, но дается это довольно трудно, да и чувствовать себя бесправной надоело. Знакомых с аналогичными проблемами у меня много. Проблема действительно серьезная: многие не могут получить жизненно важные лекарства, сидят на интернет-форумах; как могут, помогают друг другу», — говорит она.

Впрочем, по словам Шарапова, не все готовы идти в суды: «Многие просто покупают сертификат о том, что у них нет ВИЧ, живут и работают. 4–5 тысяч рублей – и ты можешь чувствовать себя легальным человеком».

Среди экспертов есть разные мнения относительно того, нужно ли депортировать мигрантов с ВИЧ. В пользу депортации (безотносительного того, сколько человек прожил в России) недавно выступил директор Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом (МГЦ СПИД) Алексей Мазус. По его данным, статистику с распространением ВИЧ портят как раз мигранты, преимущественно из ближнего зарубежья.

«Москва — крупнейший мегаполис, куда каждый день стекаются миллионы россиян и иностранцев, что способствует формированию неблагоприятной эпидемической картины», — заявил Мазус.

По его данным, на территории Москвы на 1 ноября этого года выявлено почти 70 тысяч ВИЧ-инфицированных, из которых более 41 тысячи — жители Москвы, 20 тысяч — жители России, 5,5 тысячи — жители иностранных государств и три тысячи лиц без определенного места жительства.

«В Москве находится большое число оторванных от семьи иногородних граждан, которые живут активной жизнью, заражаются сами и заражают других, — отметил Мазус. — С другой стороны, жители других регионов России приезжают в Москву, становятся на учет, получают лечение, и эта тенденция будет сохраняться». Не уезжают домой после выхода из больницы и иностранцы, констатирует эксперт.

Более того, значительное число мигрантов, узнав предварительные результаты анализов, исчезают из поля зрения медиков и не попадают в статистику. Как рассказала главный юрист МГЦ СПИД Яна Шабалина, врачи-инфекционисты зачастую не в состоянии поставить окончательный диагноз — требуется повторное посещение гражданином врача-инфекциониста, но как раз на повторный «сеанс» человек не приходит. В итоге, не имея возможности установить окончательный диагноз исчезнувшего пациента, медики не могут предоставить в Роспотребнадзор необходимого для его депортации полного пакета документов, подтверждающего наличие заболевания.

С тем, что приезжие играют фатальную роль в статистике по распространению ВИЧ-инфекции, не согласен директор Федерального центра профилактики и борьбы со СПИДом Вадим Покровский.

«Политика не пускать в Россию мигрантов с ВИЧ застарелая. Она основана на двадцатилетней давности постулате, что основной источник инфекции – мигрант. Но теперь это не так. Россиян, которые являются носителями вируса, стало больше, чем приезжих, и опасность представляем для них скорее мы, а не они для нас. Все средиземноморские страны жалуются на нас. Кроме того, знаю о недовольстве Азербайджана. У них в стране основные носители ВИЧ — те, кто заразился в России», — заявил «Газете.Ru» Вадим Покровский.
По его словам, законодательство, которое запрещает въезд в Россию иностранцев с ВИЧ – анахронизм. «От этого подхода к борьбе с ВИЧ перед Олимпиадой в Пекине отказался Китай. США ушли от аналогичного законодательства перед всемирной конференцией по СПИДу. Упор нужно делать на профилактику полового поведения мигрантов, запретом уже ничего не решишь. В России в три раза больше носителей ВИЧ, чем в Евросоюзе», — отметил директор Федерального центра профилактики и борьбы со СПИДом Вадим Покровский.

Слова Покровского о том, что риск заразиться от россиянина как минимум не ниже, чем от мигранта, подтверждает и Ильнур Шарапов. «Девушки, которых я защищаю, заразились от россиян. И тут уже этический вопрос: должны они нести ответственность за то, что заразились в России, или к ним нужен индивидуальный подход государства? Причем речь должна идти не просто о каких-то поблажках. Все упирается в законодательные инструменты, которые уже есть в стране и наличие которых подтвердил КС в 2006 году», — указал Ильнур Шарапов.