Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Следователей привлекают конкретно

Минэкономразвития предлагает наказывать следователей и оперативников через новые поправки в Уголовный кодекс



В Уголовном кодексе могут появиться новые рычаги давления на оперативников и следователей

В Уголовном кодексе могут появиться новые рычаги давления на оперативников и следователей

ИТАР-ТАСС
Законопроект Минэкономразвития предлагает ввести наказание за незаконное возбуждение уголовного дела и за незаконные оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия. Эксперты говорят, что новые нормы дублируют существующие, но признают, что они будут воздействовать на следствие.

Три новые статьи для Уголовного кодекса, в которых говорится об ответственности оперативников и следователей, предлагает законопроект Министерства экономического развития «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ, направленных на исключение возможности решения хозяйственного спора посредством уголовного преследования». Документ был опубликован на сайте ведомства во вторник. Предложения по проекту предлагается вносить до 1 октября.

Документ прописывает введение в УК РФ статьи 299.1 «Незаконное возбуждение уголовного дела» и статьи 299.2. «Незаконные оперативно-разыскные мероприятия, незаконные следственные действия».

Первой предусмотрено наказание от штрафа в 300 тысяч рублей до лишения свободы на срок до пяти лет — за деяние, совершенное из корыстной или личной заинтересованности и повлекшее тяжкие последствия. У второй статьи минимальное наказание — 200 тысяч рублей, максимальное — лишение свободы также до пяти лет.

Еще одна статья уточняет ответственность для силовиков, которые занимаются делами в отношении предпринимателей.

Статья 169.1 «Вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица» повествует о вмешательстве посредством незаконных оперативно-разыскных мероприятий, заведомо незаконных следственных действий и заведомо незаконного возбуждения уголовного дела. Наказание за подобные действия — от штрафа в 250–500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до трех лет. Если предпринимателю был причинен крупный ущерб, то второй пункт статьи предусматривает лишение свободы до пяти лет.

Эксперты неоднозначно восприняли предложение Минэкономразвития. Однако все сошлись во мнении, что в Уголовном кодексе уже есть нормы, которые можно применить к силовикам-нарушителям. «У нас в УК есть статья 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», есть статья 286 «Превышение должностных полномочий», есть статья про незаконное обвинение в совершении тяжкого преступления. Пожалуйста, судите! — говорит член московской коллегии адвокатов «Адвокат III» Андрей Карпов. — Если следователь или оперативник халатно отнесся к своим обязанностям — пожалуйста, есть статья 293 «Халатность». Считаете, что дело возбуждено незаконно, — есть право на обжалование постановления о возбуждении уголовного дела. То есть инициатива министерства хороша, но уже существующее законодательство и так должно работать».

По мнению Карпова, незаконные дела возбуждаются в основном в отношении коммерсантов по статье 159 «Мошенничество». «Дела возбуждались на заказ, чтобы прессовать коммерсантов, а потом отменялись, но все это единичные случаи», — говорит он.

По мнению адвоката Владимира Жеребенкова, ранее защищавшего предпринимателя Евгения Чичваркина, россияне сплошь и рядом сталкиваются с незаконными действиями силовиков. Чаще всего речь идет о провокации преступлений оперативниками. В основном это дела о взятках, когда подозреваемому настырно предлагаются деньги, а когда тот их берет, то возбуждается уголовное дело. Или же поиск сбытчиков наркотиков: оперативник под видом клиента просит подозреваемых достать ему наркотики, а потом заводит на них дело, говорит адвокат.

«Европейский суд по правам человека заявил, что в основе уголовного дела не должны находиться действия оперативников по провоцированию преступлений, — сообщил Жеребенков. — В российском законодательстве есть норма, которая предусматривает ответственность за провокацию преступлений, однако она не действует. Кто проводит проверку? Все те же следователи и оперативники, а сами себя они не будут высекать». Кроме того, в этом случае следователь остается за рамками ответственности, так как он возбуждает уголовное дело по просьбе оперативных сотрудников, даже зная о том, что доказательств нет».

Жеребенков вспоминает дело Веры Трифоновой, которая скончалась в тюрьме. «Ей трижды предлагали деньги — она их отказывалась принимать, а потом эти деньги (45 млн рублей. — «Газета.Ru») дали Шамиряну (экс-депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян, еще один фигурант «дела Трифоновой». — «Газета.Ru») и взяли всех», — говорит Жеребенков.

Адвокат добавляет, что незаконные уголовные дела позволяют расправиться с очень крупным бизнесом, и приводит в качестве примера дела «Арбат Престижа» и претензии к бывшему владельцу «Евросети» Евгению Чичваркину.

Эксперты выражают опасение, что новые нормы также не будут работать, так как доказать незаконность действий следователей и оперативников тяжело.

«Очень сложно доказать, что дело возбуждено незаконно, потому что в основном все основывается на субъективном мнении прокурора, следователя, дознавателя: они расценивают, есть ли основание для возбуждения уголовного дела или нет. Это то же самое, что брать решение приговора, который был отменен в кассационной инстанции, и судить по нему судью, так как она приняла незаконное решение, если его отменила вышестоящая инстанция, — говорит Карпов. — Видимо, надо, чтобы он расписку написал: «Я знаю о том, что дело незаконно».

Официально законопроект Минэкономразвития направлен на защиту предпринимателей от незаконного уголовного преследования. Он был подготовлен в качестве исполнения указа «О долгосрочной государственной экономической политике» Владимира Путина, который тот подписал 7 марта 2012 года, через три дня после своего избрания на пост президента, говорят авторы законопроекта в пояснительной записке. В указе Путин потребовал «исключения возможности решения хозяйственного спора посредством уголовного преследования». Еще в начале года Путин называл «рудиментами советского правосознания» все зацепки в законодательстве, которые позволяют давить на бизнес, делая из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников.

В министерстве признали, что «в ряде случаев в целях решения своих разногласий с контрагентами предприниматели используют ресурсы правоохранительной системы», «инициируется возбуждение уголовного дела, в рамках которого проводятся следственные действия, приводящие к невозможности дальнейшего осуществления хозяйственной деятельности». Авторы документа говорят, что не в состоянии проводить параллель между возникновением хозяйственного спора и вниманием оперативников и следователей к бизнесу. Но так как проблема есть, то было решено ввести наказание для силовиков, которое могло бы удержать их от участия в незаконном давлении.

Законопроект содержит еще одну норму, которая действительно может облегчить жизнь предпринимателям, — это требование возвращать владельцам электронные носители через 10 дней после их изъятия, а также введение возможности копирования информации для ее владельцев, если вернуть носители нельзя.

«На компьютерах обычно содержится информация, без которой деятельность компании трудно продолжить, — это бухгалтерия, базы данных, базы контрагентов с указанием их банковских реквизитов, — пояснил «Газете.Ru» эксперт по административному праву и исполнительному производству юридической фирмы «Частное право» Максим Денисов. — В бумажном виде хранятся только договоры, но все остальное обычно в электронном виде. Если предприниматель успел скопировать информацию с компьютеров перед обыском, то ему повезло: обычно оперативники приходят внезапно». По мнению эксперта, решить проблему давления на участников хозяйственных споров посредством уголовного преследования могло бы только одно — независимые и честные суды.