Отмазка Вишневского

Возбуждено уголовное дело по факту смерти члена «Справедливой России» Максима Головизнина

,
Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту смерти Максима Головизнина, который приехал в Москву из Екатеринбурга на съезд партии «Справедливая Россия», но 14 апреля умер от сердечного приступа. По версии его друзей, партиец скончался на пороге НИИ имени Вишневского после того, как машину с умирающим не пустили на территорию института. Врачи заявили, что Головизнина привезли уже мертвым, что подтвердила судмедэкспертиза.

По факту смерти у здания НИИ Вишневского екатеринбургского справедливоросса Максима Головизнина возбуждено уголовное дело.

Как сообщил в четверг Следственный комитет (СК) при прокуратуре России, дело возбудили по ст. 124 (неоказание помощи больному) и ст. 125 УК РФ (заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии).

«Александр Бастрыкин (глава СК) потребовал в рамках уголовного дела провести тщательное расследование вопиющего случая смерти человека на пороге одного из ведущих медицинских учреждений страны — Института хирургии имени А. В. Вишневского», — сказано на сайте СК.

Секретарь бюро совета свердловского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Головизнин умер 14 апреля. Он приехал в Москву на съезд партии. Как рассказывают его однопартийцы, мероприятие должно было состояться 16 апреля, поэтому «свободный день секретарь бюро партии решил посвятить друзьям из столицы». Головизнин встретился с товарищами на Охотном Ряду. Как сейчас вспоминает его друг Константин Комиссовский, Головизнин, сославшись на духоту, предложил ему выйти из автомобиля и немного прогуляться. Он отошел от машины «буквально на три шага и упал». «Он вообще не двигался. Мы поняли, что дело плохо, и сообразили, что совсем рядом находится НИИ имени Вишневского», — вспоминает собеседник. Чтобы быстрее добраться до НИИ, по словам Комиссовского, Головизнина везли по встречной полосе.

Однако, говорит Комиссовский, на территорию НИИ машину с умирающим не пустили: охрана объяснила, что делать это «не положено».

Товарищи Головизнина вызвали «скорую». Свою помощь предложили прохожие, рассказывает Комиссовский. Женщина, представившаяся медсестрой, попросила вытащить Максима Головизнина из машины. После того как его уложили на асфальт, она начала делать умирающему массаж сердца. По словам собеседника «Газеты.Ru», чтобы привлечь внимание врачей, друзья партийца перекрыли своим автомобилем выезд из НИИ. Все оказавшиеся заблокированными в воротах института — «скорые», врачи, посетители — «громко выражали свое недовольство», но из машин не выходили. Через некоторое время охрана института пустила машины в объезд. Вскоре подъехала «скорая». «К этому времени она смогла только констатировать смерть от сердечного приступа», — говорит Комиссовский.

Впрочем, по версии медиков, события развивались несколько по-другому. В официальном сообщении НИИ имени Вишневского говорится, что к институту Головизнина привезли уже мертвым.

Машина с тонированными стеклами, по данным НИИ, подъехала к зданию на Большой Серпуховской в 16.50 (время зафиксировано в прошитом журнале охраны). В сообщении от имени директора института Валерия Кубышкина говорится, что на территорию НИИ машину действительно не пустили. Кубышкин ссылается на некое предписание прокурора от 24 марта 2011 года, запрещающее проезжать на территорию машинам без пропуска. Головизнина, по словам директора, сразу осмотрел выходивший в этот время с работы врач Блатун.

«Врач осмотрел человека и констатировал смерть (отсутствие сердцебиения, широкие и не реагирующие на свет зрачки). Друзья пострадавшего вынесли его тело (на одеяле!) из машины на тротуар», — говорится в сообщении.

Они объяснили врачам, что Головизнин потерял сознание, когда выходил из машины, и упал на асфальт «вдали от института за несколько десятков минут до приезда». По версии НИИ, через две-три минуты после осмотра Блатуном к Головизнину вышел дежурный хирург, которого вызвала охрана. Он и врачи подъехавшей «скорой помощи» констатировали смерть. «Об этом происшествии мне сообщили 15 апреля, и я назначил служебное расследование. Все события и действия сотрудников отражены в докладных записках. Насколько мне стало известно, у Максима имелось тяжелейшее атеросклеротическое поражение сосудов сердца, которое привело к острой сердечной недостаточности. Смерть его наступила задолго до обращения в наш институт», — говорится в сообщении Кубышкина.

Источники «Газеты.Ru» в правоохранительных органах сообщили, что, по данным судмедэкспертизы, Головизнин скончался за два часа до того, как его привезли в НИИ. Позже эту информацию подтвердил официальный представитель судмедэкспертизы.

Смерть Головизнина вызвала в блогах бурную дискуссию. Пользователи обсуждали, насколько законно и этично поведение врачей, не пустивших на территорию автомобиль, где, предположительно, мог находиться умирающий человек. Правоохранительные органы не смогли сказать «Газете.Ru», какое именно постановление прокуратуры регулирует допуск транспорта в НИИ. В СК «Газете.Ru» сообщили, что в данный момент «сами разбираются», на какие документы ссылается институт. «В данном случае мы не можем говорить о том, что НИИ выносились какие-то предписания или представления. Это заявления только самого НИИ», — сказал «Газете.Ru» представитель московской прокуратуры.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть