Под ногами Гаева горит подземка

Против бывшего начальника московского метро могут возбудить уголовное дело

,
ИТАР-ТАСС
Генеральная прокуратура потребовала от Следственного комитета и МВД привлечь экс-начальника Московского метрополитена Дмитрия Гаева к ответственности по факту злоупотребления должностными полномочиями. В ведомстве считают, что бывший руководитель столичной подземки «создал в организации систему личного обогащения», из-за которой московский бюджет потерял больше 100 млн рублей. Сам Гаев от комментариев отказался, сославшись на диспансеризацию.

Генеральная прокуратура в пятницу выступила с официальным заявлением, где сказано, что в действиях Гаева усмотрено нарушение ст. 201 (злоупотребление полномочиями) Уголовного кодекса и закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»: «Гаев, являясь начальником ГУП «Московский метрополитен», исполнял свои обязанности недобросовестно. Так, вопреки интересам унитарного предприятия и используя свое служебное положение, он создал систему личного обогащения за счет возглавляемой им организации». Как подсчитали прокуроры, в результате действий экс-начальника подземки бюджету Москвы был нанесен ущерб в размере 112 млн рублей.

Заявления с требованием начать против Гаева уголовное делопроизводство направлены в Следственный комитет (СК) и МВД, сообщили в Генпрокуратуре.

Как сказали «Газете.Ru» представители СК, в ведомстве пока не получали прокурорских запросов, но «уже изучают появившуюся информацию».

К 18.00 Следственный комитет получил из Генпрокуратуры материалы в отношении Гаева и заявил, что примет по ним процессуальное решение в течение трех дней после их регистрации. Об этом сообщила официальный представитель комитета Ирина Дудукина.

Проверки в ГУП «Московский метрополитен» начались в октябре 2010 года. Сергей Собянин потребовал от Генпрокуратуры разобраться в том, как предприятие использует субсидии на развитие метро. Мэр, заявивший о необходимости увеличить темпы строительства линий подземки, усомнился, что выделенные на это деньги будут использованы эффективно. Аргументы Гаева о том, что стоимость строительства одного километра линии метро в Москве составляет около 5 млрд рублей, а разработка и согласование проектной документации занимает (из-за издержек федерального Градостроительного кодекса) около 4 лет, после чего устаревает и требует корректировки, градоначальник выслушал без особого интереса, как и предложение активнее заняться строительством более дешевых линий скоростного трамвая и «легкого метро». Видимо, решение о том, как мотивировать руководство метрополитена к экономии, было принято заранее. «Чтобы вам не было скучно работать, предлагаю вместе с департаментом транспорта и Счетной палатой провести проверку работы метрополитена», — заявил Собянин.

После этого эксперты заговорили о том, что за аудитом последует кадровая чистка.

Спустя полтора месяца Генпрокуратура поставила перед новым мэром Москвы вопрос об увольнении главы столичной подземки. В письме, направленном надзорным ведомством в адрес Собянина, говорилось также о необходимости устранения выявленных нарушений, защите государственных интересов, а также взыскании с Гаева убытков, причиненных предприятию. Выводы прокуроры сделали на основании проверки деятельности ГУП «Московский метрополитен» за последние 10 лет.

Прежде всего, прокуратура предъявила претензии лично к Гаеву: как указывалось в сообщении ведомства, он имеет «корыстный интерес» и присваивает чужие изобретения.

В частности, отметили в Генпрокуратуре, «руководитель ГУП «Московский метрополитен» при исполнении своих обязанностей действовал недобросовестно, ущемляя интересы унитарного предприятия, в том числе в целях личного обогащения. Он создал систему, при которой различного рода технические разработки, поставленные и внедренные за счет средств ГУП, оформлялись как его личное изобретение в ущерб интересам возглавляемого предприятия».

В итоге Гаев стал патентообладателем и начиная с 1999 года получил от возглавляемого им ГУПа 112 млн рублей, заявляла тогда Генпрокуратура.

Кроме того, прокуроры установили, что с 2000 года руководство метрополитена ежегодно без согласия столичного правительства сдавало в аренду помещения. Также ГУП до сих пор не оформил право хозяйственного ведения на 71 станцию и почти две сотни перегонов, заявили в прокуратуре. А 34 земельных участка, по данным ведомства, предоставленных подземке в аренду, до сих пор не поставлены на кадастровый учет, из-за чего не регистрируются и договоры аренды.

Гаеву предъявили и ставшие модными в последнее время обвинения в нарушении требований к проведению торгов. «Предприятие необоснованно устанавливает дополнительные требования к участникам торгов, приводящие к ограничению конкуренции и сокращению количества потенциальных участников», — пришли к выводу прокуроры. Так, в 2008—2009 годах на оплату услуг по инкассации без конкурса было израсходовано 300 млн руб., по страхованию — 70 млн руб. При этом организации, оказывающие эти услуги, отбирались без проведения открытых торгов. На предприятии не был создан резервный фонд за счет остающейся в его распоряжении чистой прибыли, а также фонды развития производства, развития социальный сферы и материального поощрения.

Также в Генпрокуратуре тогда отметили, что Гаев недостаточно заботился об обеспечении безопасности пассажиров и движения поездов. Из-за чего за последние два года рост травматизма составил более 12%. В довершение всего договоры об охране подлежащих государственной охране объектов метрополитена заключались с собственным ЧОПом.

6 февраля 2011 года Счетная палата объявила о завышении смет в метро на 225%.

В ведомстве подсчитали, что московское транспортное предприятие сократило объем перевозок, но увеличило выручку на 39%, в первую очередь за счет повышения тарифов. Председатель контрольно-счетной палаты Москвы Виктор Двуреченских заявил, что руководству ГУП «следовало привлекать больше инвестиций, а не повышать стоимость проезда». «Резервы для снижения цены проездного на метро имеются. Фактически если в течение пяти лет строить линию, не прерывать строительство и не замораживать объекты, то получается 30-процентное снижение», — сказал Двуреченских. По мнению Счетной палаты, завышались расходы по сметам на строительство. При ремонте путей в московском метро было выявлено завышение по зарплате в два раза — на 25 млн рублей. «Если одна часть денег шла на зарплаты, а вторая на какие-то счета, безусловно, будет уголовное разбирательство», — пригрозил аудитор. На следующий день Гаев ушел с должности с формулировкой «по собственному желанию».

По словам председателя комиссии по законодательству Мосгордумы Александра Семенникова, на самом деле прокурорская проверка, касающаяся присвоения изобретений, была инициирована еще прежним мэром Юрием Лужковым.

«Сегодня прокуратура лишена возможности возбуждать уголовные дела, и поэтому она направила в материалы в Следственный комитет для изучения этой возможности, — объяснил Семенников. – Следственный комитет – структура независимая, подчиняющаяся только президенту. Теперь надо ждать ее решения, усмотрит ли она состав преступления в действиях Гаева или нет».

Сам экс-начальник метрополитена прокомментировать заявление Генпрокуратуры в пятницу не смог. Ответив на телефонный звонок корреспондента «Газеты.Ru», Гаев извинился, сообщив, что он не может разговаривать, «так как очень занят». «Я в больнице на диспансеризации», — сказал он.