Минус семь генерал-майоров

Семь руководителей региональных управлений ФСКН освобождены от должностей

,
Григорий Собченко/Коммерсантъ
Из ФСКН уволены сразу семь генерал-майоров — руководителей региональных подразделений службы. В Госнаркоконтроле называют это «обычным кадровым решением», независимые эксперты считают, что состоялась «показательная порка».

В четверг Дмитрий Медведев лишил должностей сразу семь руководителей региональных управлений Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). Согласно указу президента, от занимаемых должностей освобождены начальник УФСКН по Тульской области генерал-майор Михаил Большаков, начальник УФСКН по Пермскому краю генерал-майор Юрий Ганьжин, начальник УФСКН по Владимирской области генерал-майор Сергей Зубатенко, начальник УФСКН по Тамбовской области генерал-майор Анатолий Куприн, начальник УФСКН по Татарии генерал-майор Ильгиз Минуллин, начальник УФСКН по Кировской области генерал-майор Сергей Рашев и начальник УФСКН по Смоленской области генерал-майор Николай Черноусов. Причины отставки в указе не называются.

В пресс-службе ФСКН указ президента назвали «обычной кадровой работой».

«Люди увольняются сами, переводятся в другие отделения, отстраняются по выслуге лет», — сказал «Газете.Ru» пресс-секретарь службы Николай Карташов. По его словам, ни одно из семи увольнений «не связано с каким-либо скандалом».

Тем же указом президент уже провел назначения на некоторые из освободившихся постов. Вместо Ильгиза Минуллина, которого, как сообщалось ранее, должны были отправить в отставку «в связи с достижением предельного возраста», главой Госнаркоконтроля Татарии стал генерал-майор Фаяз Шабаев, руководивший управлением ФСКН по Чувашии.

Однако глава Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» усомнился в том, что Минуллин по своей воле ушел на пенсию.

«Это очень странно, потому что Ильгиз Марсович был довольно успешным руководителем, генералом с действительно заслуженными наградами», — говорит Шолохов. По его словам, еще несколько месяцев назад среди правозащитников и силовиков Казани стали ходить слухи о скором назначении на должность главы УФСКН Фаяза Шабаева. Примерно в то же время заговорили и о том, что Ильгиз Минуллин собирается уйти на пенсию. «Пошел такой сквознячок, да. Говорили, что Шабаев возвращается в Казань, где он раньше руководил УВД. Он потом уехал работать в главк на Дальний Восток, а потом поползли слухи о том, что именно он сменит Минуллина», — вспоминает правозащитник.

По словам Шолохова, он не уверен в равноценности такой замены. «Я входил в общественный совет при республиканском УФСКН и могу сказать, что Ильгиз Марсович был тем редким начальником, который действительно был готов к диалогу, всегда внимательно слушал общественников, а его ведомство было максимально открытым», — говорит Шолохов.

Несмотря на заявления пресс-службы ФСКН, скандалы в некоторых регионах, в которых работали уволенные, в том числе в Татарии, все же были. Так, за время совместной работы Минуллина и правозащитников, вспоминает Шолохов, в республике случилось два инцидента.

«Первый — это когда Татарстан впереди планеты всей ввел обязательный тест на наркотики среди школьников и студентов, а второй — это когда сотрудники спецназа ФСКН, придя с обыском в одну из квартир, по пути в подъезде просто-таки в мясо избили двух парней. В обоих случаях Ильгиз Марсович был готов к диалогу, разбирался в этих ситуациях, слушал правозащитников. Что с общественным советом будет теперь и будет ли он эффективен — я уже не знаю», — сказал правозащитник.

Причину, по которой отстранен от должности глава пермского ФСКН Юрий Ганьжин (на его место уже назначен полковник полиции Иван Шаталов), в пресс-службе ведомства не сообщили. Но источники «Газеты.Ru» считают, что он мог подать в отставку по собственному желанию.

За последний год в Перми произошло сразу несколько скандалов, связанных с Госнаркоконтролем.

Так, в мае 2010 года Ганьжин был на месяц отстранен от работы в связи с расследованием уголовного дела по факту исчезновения со склада партии опасного вещества метилбензилкетон. До апреля 2010 года это вещество входило в список прекурсоров для изготовления наркотиков амфетаминовой группы (фенамина, амфетамина, метамфетамина): из одной тонны вещества можно изготовить от 700 до 900 килограммов этих наркотиков. В Перми метилбензилкетон производили три предприятия — ООО НПП «Тривектр», ООО «Урал-химтехпром» и ООО «Химтехпром». В 2009 году производство было приостановлено в связи с расследованием дела по факту сбыта прекурсора за границу. ООО «Химтехпром», назначенный ответственным за хранение метилбензилкетона, изъятого наркополицейскими, разместил прекурсор на складах ООО НПП «Тривектр». В мае согласно постановлению правительства метилбензилкетон был признан психотропным веществом, и оборот его в стране стал полностью запрещен.

Наркополицейские пришли на склад забирать препарат, но недосчитались там двух тонн метилбензилкетона.

Выяснилось, что, согласно документам, вещество было возвращено фирме, которая раньше заказывала у предприятий тогда еще прекурсор метилбензилкетон. Директор фирмы отрицал, что получал со склада запрещенное вещество. Вся эта история стала причиной отстранения от должности на месяц Ганьжина и руководителя Следственного управления ФСКН России по Пермскому краю Александра Попова.

Еще один скандал разгорелся в Пермском крае накануне отставки Ганьжина: в среду советник председателя Конституционного суда Владимир Овчинский сообщил, что в вещах погибших при пожаре в клубе «Хромая лошадь» нашли килограмм героина. Впрочем, в эфире телеканала «Дождь» губернатор Пермского края Олег Чиркунов опроверг эту информацию.

Глава тульского управления ФСКН Михаил Большаков, как сообщили в пресс-службе ФСКН, ушел на пенсию. Его место занял полковник Александр Матвеев.

Начальником УФСКН по Смоленской области вместо Николая Черноусова (причина его увольнения не называется) станет полковником Александр Митюков. Добавить что-то еще про причины увольнения Черноусова и других бывших глав управлений в службе ничего не смогли, сославшись на то, что «необходимо поднимать все документы». Каждый из отстраненных от должностей руководителей служил в ФСКН несколько лет, только и добавили в пресс-службе.

Глава фонда «Новая наркополитика» Лев Левинсон считает, что лишение должностей сразу семи генерал-майоров — руководителей региональных подразделений больше похоже не на обычную кадровую работу, а на публичную порку.

«Если бы дела в службе обстояли хорошо, то резких движений, наверное, президент делать не стал бы: семь человек — это все же много. Отстранили бы тихо по одному, как это происходит обычно», — отметил эксперт. Левинсон считает, что у службы много проблем, в том числе касательно и кадров. «Одних генералов там сколько! Их же больше, чем в МВД, они съедают колоссальный бюджет. Кроме того, у ФСКН сильная конкуренция с милицией, с отделением по борьбе с наркотиками», — отметил он. По мнению эксперта, ФСКН надо «если не ликвидировать», то существенно сокращать и делать из нее элитное ведомство, которое бы занималось «исключительно ликвидацией наркосетей, картелей и пресечением наркотрафика».