Юриста не лечили и не пытали

СКП отказался возбудить уголовное дело против сотрудников МВД, которые расследовали дело Магнитского

Полина Никольская, Елена Шмараева 30.06.2010, 21:06
РИА «Новости»

СКП отказался возбудить уголовное дело против сотрудников МВД, расследовавших дело Магнитского. Правозащитница Людмила Алексеева обвинила оперативников и следователей в пытках юриста. Поскольку милиционеров отказались привлечь к ответственности, а повторная экспертиза подтвердила установленную тюремными медиками причину смерти Магнитского (сердечная недостаточность), закрыть могут и дело о смерти юриста, говорят адвокаты.

Следственный комитет при прокуратуре отказался возбудить уголовное дело в отношении сотрудников МВД и Следственного комитета при МВД, участвующих в расследовании уголовного дела против юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Проверку по факту причастности к смерти Магнитского в СИЗО сотрудников правоохранительных органов СКП провел после обращения председателя Московской хельсинкской группы Людмилы Алексеевой. В комитет оно поступило 1 апреля 2010 года.

В нем Алексеева указала, что юриста Hermitage пытали во время расследования его уголовного дела.

«Эта смерть не является случайной, она также произошла не просто по недосмотру или халатности отдельных лиц, работающих в системе исполнения наказаний», — сказано в заявлении правозащитницы, написанном на имя главы СКП Александра Бастрыкина.

По мнению Алексеевой, заключенного под стражу Магнитского пытали сотрудники МВД Сильченко, Кузнецов, Кречетов, Толчинский и Дроганов. В обращении указывается, что именно против подполковника Алексея Кузнецова и его коллег юрист дал показания, после которых был сам арестован. Заместитель начальника 6-го отдела 2-й оперативно-розыскной части (ОРЧ) управления по налоговым преступлениям ГУВД Москвы Кузнецов и следователь ГСУ ГУВД Павел Карпов в июне 2007 года проводили обыски в Hermitage Capital и юридической фирме Firestone Duncan, где изъяли финансовую и правоустанавливающую документацию. Позднее эти документы фигурировали в уголовном деле о хищениях, обвиняемым по которому проходил Виктор Маркелов, ранее судимый за убийство. В декабре 2007 года адвокаты Hermitage Capital, в том числе Магнитский, заявили следователям, что обнаружили доказательства причастности к этим хищениям также Кузнецова и Карпова.

Летом 2008 года Магнитский дал свидетельские показания против них, сообщив, что милиционеры причастны к хищениям 5,4 млрд рублей из российского бюджета. А в ноябре того же года Магнитский был арестован по подозрению в уклонении от уплаты налогов. Группу оперативников, которая задерживала юриста, действительно возглавлял Кузнецов. Алексеева указала, что он и его коллеги «подписывали лживые рапорты, организуя его незаконный арест и содержание под стражей». «По указанию этих же сотрудников или с их попустительства ему постоянно ухудшали условия содержания в СИЗО и отказывали в предоставлении необходимой медицинской помощи, причиняя физические и нравственные страдания, приведшие в конечном итоге к его смерти», — говорилось в обращении Алексеевой.

Правозащитница также ссылалась на отчет Общественной наблюдательной комиссии, следящей за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. В нем сказано, что «случай Магнитского может рассматриваться как нарушение права на жизнь».

ОНК решила, что на юриста в СИЗО оказывалось психологическое и физическое давление, а условия содержания были «пыточными».

Против указанных в обращении лиц Алексеева попросила возбудить уголовное дело по факту применения пыток.

В данной просьбе Алексеевой было отказано «в связи с отсутствием в действиях милиционеров составов преступлений».

«Доводы о необъективном расследовании уголовного дела по факту смерти Магнитского приобщены к уголовному делу», — заявили в среду в СКП. Не исключено, что в своем решении следователи могли руководствоваться повторной медицинской экспертизой, результаты которой стали известны накануне. Она показала, что Магнитский умер от острой сердечной недостаточности — таким образом, эксперты подтвердили первоначальный диагноз. Медики отметили, что лечение Магнитского в СИЗО проходило на крайне низком уровне, но заболевания, которые у него были, не находились в критической стадии.

«Ему поставили диагноз панкреатит, который повторная экспертиза не подтвердила, но назначали лекарства, которые при этом заболевании не применяются», — рассказала «Газете.Ru» адвокат Елена Орешникова. Она отметила, что в проведении повторного исследования участвовали высококвалифицированные медики, доктора наук с большим стажем работы. Эксперты изучали данные исследования, проведенного тюремными врачами после смерти Магнитского, его жалобы, протоколы допросов. «В частности, они выяснили, что до октября 2009 года в Бутырской тюрьме вообще не было журнала обращений граждан. А те симптомы, которые Магнитский описывал тюремным врачам, давали основания для назначения более детального обследования сердца. Но этого не было сделано», — говорит Орешникова.

По словам адвоката, согласно результатам экспертизы, «неоказание медицинской помощи все-таки имело место быть», но это не помешает следователям закрыть дело о смерти Магнитского в СИЗО.

«Дело могут прекратить, тем более в нем до сих пор нет ни одного конкретного фигуранта. К сожалению, даже ознакомиться с материалами мы сейчас не можем: произойдет это только на стадии передачи в суд», — сказала Орешникова. Между тем предварительное следствие по уголовному делу, которое расследуется по ст. 124 (неоказание помощи больному) и ст. 293 (халатность) УК, СКП продлил до 24 сентября. Соответствующее постановление было вынесено на прошлой неделе.

Представители фонда Hermitage Capital, которому оказывал юридические услуги Магнитский, в отличие от его российских адвокатов, результатам экспертизы не доверяют.

«Опубликованные результаты повторной официальной экспертизы имеют целью скрыть совершенное в отношении Сергея преступление — незаконный арест и целенаправленное лишение его жизни в СИЗО, — а также освободить высокопоставленных чиновников и сотрудников МВД от ответственности за это преступление», — заявил «Газете.Ru» официальный представитель инвестиционного фонда. В Hermitage Capital добавили, что мать и вдову Магнитского с результатами экспертизы не ознакомили до сих пор.

Представители фонда считают, что и вторая экспертиза, подтвердившая результаты первой, и последовавший в среду отказ возбудить уголовное дело по заявлению правозащитницы Алексеевой — «звенья одной цепи».

«Все это только подтверждает, что круговая порука правоохранительных органов имеет своей целью защиту своих частных интересов, которые не имеют ничего общего с защитой граждан и государства, которое наделило их такими полномочиями», — считают в Hermitage Capital Management. Представители фонда возмущены, но уже не удивляются, что СКП не вынес мотивированного отказа в возбуждении дела, заменив его сообщением пресс-службы. «Объявленное решение оказалось предсказуемо незаконным», — констатирует представитель Hermitage Capital. Напомним, ранее друг и коллега Магнитского Джемисон Файерстоун из юридического бюро Firestone Duncan обратился в ДСБ МВД с просьбой проверить законность доходов подполковника Кузнецова, который за последние три года потратил $3 млн. В ДСБ проверку начали, но на прошлой неделе позвонили Файерстоуну и объявили, что сделать с Кузнецовым ничего не могут, поскольку возбуждением уголовных дел не занимаются. Дальнейших попыток связаться с заявителем в ДСБ не предпринимали.