Ректору припомнили общежитие

Против экс-ректора ГИТИСа Марины Хмельницкой возбуждено уголовное дело

ИТАР-ТАСС
Против бывшего ректора ГИТИСа возбуждено уголовное дело. Марину Хмельницкую подозревают в злоупотреблении должностными полномочиями. Следствие считает, что пять этажей общежития академии с 2004 года сдавались немецкой фармацевтической компании за откаты, которые получала Хмельницкая. Коллеги экс-ректора уверены в ее невиновности.

Экс-ректору Российской академии театрального искусства (РАТИ-ГИТИС) Марине Хмельницкой инкриминируется ч. 1 ст. 286 (злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ. Как рассказали «Газете.Ru» в департаменте экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ, оперативники ведомства выяснили, что с 2004 по 2009 год Хмельницкая, будучи ректором академии, по заниженной стоимости сдавала в аренду помещения общежития вуза московскому представительству немецкой фармацевтической компании. По словам представителей ДЭБ, за арендуемые пять этажей общей площадью 1 тыс. 158 кв. метров компания платила $60 в месяц.

Таким образом, говорят в ведомстве, по вине Хмельницкой ГИТИС потерял около 56 млн рублей.

«То, что помещения сдавались по такой смешной цене, дает основания полагать, что речь может идти о крупных откатах тогдашнему руководству вуза, но мы пока не получили подтверждения этой информации», — говорят в ДЭБ.

Хмельницкая руководила театральным вузом с 2001 года, а в мае 2009 года решением министра культуры Александра Авдеева была отстранена от должности. Ее увольнение было связано с министерской проверкой, прошедшей в РАТИ-ГИТИС. Смена руководства в театральной академии сопровождалась громким скандалом. По рекомендации Минкульта и. о. ректора был назначен режиссер Юрий Шерлинг, но коллектив вуза встретил его в штыки.

Преподавателей возмутило то, что временный руководитель не имеет отношения «ни к институту, ни к традициям», а к театру имеет опосредованное отношение. Некоторые расценивали его назначение как попытку рейдерского захвата академии. Лично им, говорили сотрудники ГИТИСа, Шерлинг известен только как бывший глава Еврейского камерного музыкального театра и автор провального спектакля «Белая уздечка черной кобылицы» в 2007 году. Коллеги Хмельницкой критиковали и Министерство культуры, объявившее, что увольняет ректора за выявленные в вузе нарушения, но долгое время не сообщавшее суть претензий.

Скандал в ГИТИСе закончился тем, что Шерлинг после одного дня работы уволился, перед уходом назвав реакцию вузовского коллектива «тщательно разыгранной комбинацией тех, кто претендовал на пост руководителя академии давно». И. о. ректора была назначена поддержанная преподавательским коллективом Карина Мелик-Пашаева, которая возглавляет вуз и сейчас, а Хмельницкая продолжила работать рядовым преподавателем на кафедре истории театра России. Когда страсти в вузе несколько улеглись, Минкульт опубликовал официальный отчет о выявленных нарушениях. Претензии ведомства в основном заключались в некорректном заполнении журналов посещаемости, юридических нарушениях в регистрации филиалов вуза и неправильном расчете зарплаты преподавателям. Но речь в министерском отчете шла и о вузовском общежитии.

Как оказалось, претензии у Минкульта к Хмельницкой в 2009 году были такие же, как и у следователей сейчас.

«Действительно, нам понадобился год, чтобы собрать необходимые для возбуждения уголовного дела доказательства. О министерском отчете мы знали, но получали и свою оперативную информацию. Все это заняло столько времени только потому, что предыдущее руководство вуза активно заметало следы», — объясняют в ДЭБ. В ближайшее время, говорят милиционеры, они ждут Хмельницкую на допрос и рассчитывают, что в деле могут появиться новые фигуранты. Сама экс-ректор со вторника находится под подпиской о невыезде, отменила все занятия, сидит дома и отказывается от комментариев.

Новое руководство ГИТИСа также говорить с журналистами отказывается. В приемной Карины Мелик-Пашаевой «Газете.Ru» ответили, что «обнародовать какую-либо официальную позицию вуза ректор до окончания следственных действий не будет, хотя ситуация, конечно, неприятная». Тем не менее в ректорате сообщили, что «за выявленные следствием нарушения ответственность может нести только предыдущее руководство». Коллеги Хмельницкой считают, что «произошло какое-то недоразумение». Завкафедрой истории театра России Борис Любимов об уголовном деле Хмельницкой узнал от «Газеты.Ru», но говорит, что уверен в невиновности экс-ректора. «Я не копался в бумагах, не знаю фабулу обвинения, но я знаю человека. Марина не могла совершить ничего, что выходит за рамки закона», — согласен с ним бывший сокурсник Хмельницкой, профессор кафедры истории зарубежного театра Алексей Бартошевич. В беседе с «Газетой.Ru» он не исключил, что нарушения, о которых говорят в ДЭБ, действительно могли иметь место, но только из-за ошибок его коллеги: «Конечно, ректор должен понимать во всех финансовых делах, но бог его знает на самом деле, как там все было. Я знаю одно: Марина никогда бы не взяла никаких откатов, и если нарушения есть, то вряд ли они были допущены ради личной выгоды или из злого умысла».