Пенсионер вины не признает

В Мосгорсуде началось рассмотрение по существу дела против Владимира Барсукова (Кумарина)

Елена Шмараева 22.04.2009, 21:24
ИТАР-ТАСС

Петербургский пенсионер Владимир Барсуков (Кумарин) и его интеллигентные знакомые категорически отрицают свою причастность к рейдерским захватам предприятий. По версии следствия, Барсуков и его подельники нанесли ущерб предпринимателям на десятки миллионов долларов. Показания против «рейдера № 1» дал его конкурент — судимый Бадри Шенгелия.

Куйбышевский суд Петербурга начал рассматривать по существу дело против бизнесмена Владимира Барсукова (Кумарина), обвиняемого в рейдерском захвате нескольких предприятий. На время процесса всем его участникам пришлось переехать в Москву: следователи считают, что в Санкт-Петербурге на обвиняемых и свидетелей могут организовать покушение. Поэтому процесс с участием трех судей Куйбышевского суда под председательством Елены Горбуновой проходит в столичном Мосгорсуде. Помимо самого Барсукова, который представился участникам заседания как «пенсионер и инвалид первой группы» (во время покушения бизнесмен лишился правой руки), на скамье подсудимых семь его предполагаемых подельников. Как заявила в среду прокурор Ирина Шляева, все восемь обвиняемых входили в устойчивую преступную группировку (в материалах дела она названа «тамбовской»). Специализировались участники ОПГ на рейдерских захватах, которые осуществляли по одной схеме.

Сначала подделывали уставные документы того или иного предприятия, незаконно переоформляли его на нового владельца, а потом устраивали силовой захват помещений этого предприятия, выставляя настоящих владельцев за порог.

Руководил всеми действиями группировки, по версии следствия, Барсуков: он выбирал объекты для нападения, финансировал переоформление документов и рейдерские захваты. Его правой рукой был Вячеслав Дроков. Он ставил задачи перед рядовыми членами ОПГ и платил им гонорары. Павел Цыганок, юрист по образованию, вместе с еще двумя подельниками, которых следователям задержать не удалось, изготавливал фальшивые документы, в которых фигурировало имя нового владельца предприятий, и передавал измененные данные в отделение налоговой службы № 15, где у него были «связи». Еще одним штатным юристом группировки был Дмитрий Малышев, который заключал фиктивные договоры купли-продажи, а в случае, если настоящие владельцы предприятий подадут иск в арбитражный суд, должен был затягивать рассмотрение дела и оказывать давление на заявителей. Он же, считает следствие, по указанию Барсукова руководил физическим захватом недвижимости.

Еще четыре фигуранта уголовного дела — Альберт Старостин, Олег Кумище, Валерий Асташко и Александр Баскаков — занимались легализацией незаконно полученного имущества. Когда все бумаги были оформлены, а недвижимость захвачена, эти члены ОПГ перепродавали друг другу и своим знакомым (которые названы в материалах дела «подставными лицами») 100% акций предприятия. Так, считает следствие, они заметали следы: после того как здание или целое предприятие меняло владельца несколько десятков раз, установить его законного владельца было практически невозможно.

Преступления, за которые судят Барсукова и других, они, считает гособвинение, совершили в 2005 году. Летом и осенью 2005 года группировка завладела ООО «Пушкинское», в собственности которого находился, в частности, ресторан «Петербургский уголок», а также недвижимостью и уставным капиталом ООО «Магазин Смольнинский».

Владельцы «Смольнинского» из-за действий рейдеров потеряли около 62 млн рублей, а собственники «Пушкинского» лишились более 80 млн рублей.

Дело против Барсукова и семерых его подельников возбудили как раз по заявлению владелицы «Пушкинского» Натальи Шпаковой: она оказалась хорошей знакомой губернатора Петербурга Валентины Матвиенко и, по некоторым данным, пожаловалась лично высокопоставленной подруге. Уже в декабре 2005 года «Петербургский уголок» вернули Шпаковой, а в 2006 году начались аресты по уголовному делу. Главный подозреваемый Барсуков оказался за решеткой в августе 2007 года. Его задержали ночью в казино «Золотая страна».

В «Золотой стране» Барсуков и другие «тамбовские» проводили немало времени, согласно показаниям ключевого свидетеля Бадри Шенгелия, который выступил в среду в Мосгорсуде. Именно там обсуждались планы по захвату предприятий и будущие незаконные сделки. Шенгелия заявил суду, что его тоже хотели привлечь к участию в группировке в качестве «консультанта по юридическим вопросам», но он отказался. Правда, как необразованный Шенгелия должен был консультировать нескольких профессиональных юристов, он не пояснил. Впрочем, сам свидетель признался, что в итоге купил у «тамбовских» универсам «Смольнинский». «Но я купил его, когда с документами было все уже улажено, а владельцу заплатили $2 млн», — заявил Шенгелия.

Подсудимые встречали каждую реплику Шенгелия взрывным хохотом, а Барсуков заметил из стеклянного «аквариума»: «Бадри, а вот в газетах пишут, что ты наш грузинский Аль Капоне и главный по рейдерским захватам». Адвокаты подсудимых уверены, что Шенгелия намеренно оговаривает Барсукова и других: в 2007 году его самого судили за рейдерские захваты нескольких предприятий, в том числе ткацкой фабрики «Рабочий». В итоге приговорен Шенгелия был к 2 годам и 9 месяцам лишения свободы, но отсидел лишь половину срока и вышел на волю по УДО.

«За свою свободу Бадри выучил обвинительное заключение и пересказывает его», — заявил «Газете.Ru» защитник Барсукова Владимир Чеботарев.

Впрочем, на показаниях по сути предъявленного «тамбовским» обвинения Шенгелия не остановился: с трибуны он заявил, что подсудимый Дроков в казино «Золотая страна» рассказывал ему, что Барсуков готовит рейдерский захват ООО «Чай-кофе», ООО «Интерьер», ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», ЗАО «Фабрика им. Крупской» и других предприятий — всего более 14 различных объектов недвижимости по всему Петербургу.

А в показаниях Шенгелия, данных на следствии, говорится также, что Барсуков хорошо знал генерального директора «Арбат-Престижа» Владимира Некрасова и сдавал ему в аренду захваченные помещения.

«У Некрасова были очень хорошие отношения и с Барсуковым, и с Дроковым. Он покупал у них и арендовал захваченные и легализованные объекты. В частности, бывший магазин «Ткани», — откровенничал перед судом свидетель Шенгелия. Напомним, что Некрасов сейчас находится под арестом по подозрению в уклонении от уплаты налогов. Будут ли его допрашивать в качестве свидетеля по делу Барсукова, участники процесса пока не сообщают.

Сами подсудимые своей вины не признают. «Виновным себя не считаю, дело против меня сфабриковано», — один за другим отвечали на вопросы судьи обвиняемые, теснящиеся в стеклянной клетке. Барсуков и его предполагаемые подельники представлялись «бизнесменами», «пенсионерами», «юристами», заявляли, что обращались друг к другу лишь по имени-отчеству, и отказывались называть себя членами ОПГ. О частичном признании вины заявили лишь подсудимые Кумище и Старостин, которые заявили, что «передавали какие-то документы» от одних своих знакомых другим, но, о чем в них шла речь, «понятия не имели».